Огурцы Изуверова


Час добра и света, братья и сестры ТОПОСа!

Курс Альтернативной Истории Кино Культурного Центра ДОМ (www.dom.com.ru) вновь сулит наслажденья шоу-дегустацией ОГУРЦЫ ИЗУВЕРОВА. Тута, как и ДОМА, многообразные явления прихотливого КИНОПРОЦЕССА будут подвержены интерактивному исследованию авторов и почитателей Топоса в лице одноименного огурцам киноведа:

Сегодня мы перегнем планку, прыгнем через голову и согнем неумолимое
время! Вне всякой очереди – королева, валькирия, муза независимого
российского кинематографа: Светлана Баскова, как и Кира Муратова,
из всех режиссеров отечественного кино, состоит не только в сомнительной
категории «наш современник», но проходит по небесной ведомости
«живой классик». Работает Света с жестокостью и насилием. Работает
с огоньком, звериной интуицией, безупречным эстетическим вкусом,
горячим сердцем, отменным юмором и завораживающим инстинктом реальности.
В программе ДОМа присутствовали два ее шедевра – первый, Большой,
и последний, углубленный: «Зеленый слоник» (2000, 90 мин., продюсеры
Олег Мавроматти и Сергей Сальников, BETACAM) и “Голова” (2003,
90 мин., продюсер Владимир Зубков, BETACAM). Жертвам внутриармейских
репрессий и происков новорусских нуворишей поклонялись SТЫК, Дебошир,
Киношок, недавно «Голова» была представлена в панораме Роттердамского
МКФ… К чему такая суета? Без «5-ти бутылок водки» того же автора
разобраться не просто! Не беда – на помощь спешат мои верные огурцы!


Светлана Баскова, Владимир Зубков, Алексей Изуверов (Автор Лорд Дарк)

15.02.2005. КЦ ДОМ. Клуб Кино.

Изуверов, Баскова, Зубков. Друзья ДОМа,

Изуверов:

– Встречайте, вот она какая, Света Баскова! А вот и ее продюсер,
Владимир Зубков, страшный человек! А вот эликсир – источник наших
наслаждений, обратно, огурцы… У меня миллион вопросов к гостям,
так что лучше б я сразу отдал микрофон кому-нибудь, а то меня
понесет и вам не достанется!

Реплика из зала (вопрос Светлане):

– Вы когда-нибудь употребляли наркотики?

Баскова:

– Действительно, «Зеленый слоник» популярен и среди наркоманов…
и я принимала наркотики лет пятнадцать назад.

Реплика из зала:

– Расскажите о сотрудничестве с Епифанцевым!

Баскова:

– Прежде всего «Зеленый слоник» состоялся благодаря сотрудничеству
с Олегом Мавроматти. А Володю Епифанцева я увидела в телевизоре,
он вел программу «Дрема» и поняла: вот человек, который может
сделать то, что нужно. Бывает так: что-то задумаю – оно и появляется!
Володя согласился очень просто, но он не хотел сниматься, не видя
сценарий. Специально для него был придуман некий сценарий, не
относящийся к фильму, а первая сцена фильма была представлена
участникам как последняя сцена «сценария». Все актеры впервые
встретились на съемочной площадке. Стояло жаркое лето – герои
были одеты в тяжелые шинели, заперты в душный подвал – лайф-экшен
длился часа два, из которых и была сделана первая сцена. Следующий
фильм, «5 бутылок водки», получился из фразы Епифанцева, заявившего,
что ему нравится все время умирать… Хотя после он раскаивался
«Скоко ж можно!», но мне безумно нравится его снимать, мы – единомышленники.

Реплика из зала:

– Собираетесь ли вы сотрудничать с ним впредь, каковы ваши творческие
планы? Что вам близко в творчестве Епифанцева?

Изуверов:

– Рано отпеваете!

Баскова:

– Я плакала на спектакле «Маяковский». Сейчас Володя занят собственными
театральными и видео– проектами. Но мы, художники, – эгоисты.
Я не отслеживаю его творческую биографию. Но вообще мне интереснее
сопротивляющийся материал. Я нашла нового актера, напоминающего
Епифанцева по энергетике. Но главный мой актер – Сергей Пахомов.
Я собираюсь снимать фильм о музыканте, а на самом деле о коллапсе
культуры.

Изуверов:

– А дружба, сотрудничество с Пахомовым и Маслаевым
состоялись раньше, чем возник «Зеленый слоник»? Были ли у вас
совместные проекты?

Баскова:

– Ничего не делали – мы были художниками-неудачниками. Нас объединяла
лишь артистическая нереализованность: мы занимались современным
искусством, рисовали картинки, а в 90-е годы это было не принято
– была эпоха перформансов, акционизма и т. д. Игровое видео стало
для нас нашим социокультурным перформансом: взявшись за эту форму,
мы поняли друг друга на раз-два-три.

Реплика из зала:

– А почему бы вам не вернуться к картинкам? Зачем непременно снимать?

Баскова (смеется:)

– Ну чего пристали? Я человек жесткий, прямой, пока у меня есть
выбор, я следую своему пути. Если я потерплю поражения, то задумаюсь
об ином. Пока поражений не было.

Изуверов:

– Поближе бы к фильмам, друзья! Наш продюсер сидит
свадебным генералом, а это плохо – продюсер должен вертеться!
Как ты нашел Свету и как стал продюсером? Был ли у тебя опыт продюсирования
иных проектов?

Зубков:

– Света первая, Света – последняя, Света – судьба.
На премьере «Слоника» и познакомились: вот, думаю, человек, с
которым можно снимать кино и что угодно делать! Дружить можно!

Изуверов:

– Каково твое творческое участие в том, что стряслось
с вами после «Слоника»? Твои фантазии, образы нашли воплощение
в этих фильмах? Кто из героев нагружен твоими фантазиями круче
других?

Зубков

– Помог серьезно – всем чем мог!

Изуверов:

Ну ничем тебя не пронять! Света, прокомментируй
мою фантазию: Слоник-5 бутылок-Голова это трилогия о любви, о
сексе, о смерти.

Баскова:

– Неа! «Слоник» о войне. «5 бутылок» о «мирном времени», о постсоветском
мире. А «Голова» – совсем сложная вещь. Она о детях «мирного времени»,
о наших современниках.

Изуверов:

– Тада скажу так. «Слоник» – мобилизационный проект.
«5 бутылок» – демобилизационный, «Голова» – мобилизация дембелей
и демобилизация мобилей в одном флаконе космогонического синтезиса!
По крайней мере, эволюция персонажа Пахомова, его телесная мутация
и последовательное уничижение как способ выживания слишком наглядны,
что бы можно было сводить трилогию к обобщенным схемам. Тем не
менее, его образ очень последовательно развивается: в Слонике
он изощренно провоцирует насилие к самому себе, в бутылках – обслуживает
«фабрику насилия», опять же, зацикливающуюся на него, но уничтожающую
в итоге Босса, а в Голове – уже сам Босс, мягко насилующий Голову.
Налицо, по крайней мере, социальный рост падонка! Весьма напоминает
действительность…

Баскова:

– Отвечу словами Флобера: Мадам Бовари это я!

Реплика из зала:

– В ваших фильмах сделан акцент на религии, причем, высмеивается
именно христианство…

Баскова:

– Не религия, а отношение к ней, если вы заметили. Тайная вечеря
была заимствована мной не как сюжет религии, а как сюжет Леонардо
Да Винчи. Это художественный образ, существующий отдельно от религиозной
практики. Я не политик, не социальный деятель, для меня важнее
образы. У меня есть определенное отношение к тому, что государственная
идеология подменяется религией. Но это единственно возможный вариант.
Если бы и этого не было, мы, наверное, впали бы в маразм, регрессию
и неизвестно что бы от нас осталось! Критикуются спекулянты на
религии. И что мне говорить о мусульманстве, я о нем ничего не
знаю. Это моя страна и религия, исповедываемая людьми, живущими
на территории моей страны.

Изуверов:

– Ты утверждаешь, что эрэфия пытается примерить
православную харизму? Но это же не так! Патриаршьи лобзания –
ритуальные маргиналии для оэртэшных новостей, абсолютно не вписывающиеся
в идеологию власти. В зазоре между потешной инаугурацией и долгостроем
ретро-блокбастера дорогого Никиты Сергеевича мы созерцаем лишь
лужковую Москву, да евроремонт отдельных питерских дворцов. Где
тут государство и религия? Ты довольно часто заявляешь: культура
в опасности! Но, прежде всего, она в очень уютной жопе.

Баскова:

– Опасность культуре исходит от интеллигентских кругов, сложившихся
и воспроизводящихся с 60-х годов. Везде и всегда интеллигенция
поддерживала авангардное искусство и любила все, что запрещено.
Но вот наша оказалась особенно восприимчива к религиозным мотивам
в искусстве. Увлеклась и заигралась. Уже роман с отвратительным
КСП обозначил ее измену рефлексии, эти же самые люди принесли
на руины советской идеологии и государства только
выхолощенную скорлупу персонального благочестия, не отрефлексировав
себя как класс в отношении к религиозному опыту. Полагая себя
оппозицией, они незаметно мутировали в атавизм государства. Сейчас,
потеряв место в обществе, в истории, они потеряла и дар речи.

Изуверов:

– Огульно кроешь! Глаза сюда: вот я стою перед
тобой, русский православный человек до белых глаз ненавидящий
ублюдочное «государство» и его «священноохранителей». Или, скажем,
плоть от плоти 60-х – с женственной жертвенностью преданный империи
Проханов, увесивший кабинет авангардом. Я, он, ты, любой православный
монах – трэш-интеллигенты для нашего слоя, прикинувшегося пряником,
подмасленным сусальной глазурью «вида благочестия, силы же его
отрекшися». Вопрос не в избыточной религиозности, а в конспирологии
социального рынка. Где за карнавальными рылами «потребителей»
кроется единственный покупатель – тотально нелигитимный властьимущий
и где «вывален» лишь крайне взвешенный антропологический ассортимент,
олицетворенный дюжиной вырождающихся лакейских арт-кланов – профессиональных
стариканов, презирающих опыт самостоятельного мышления, опыт войны,
любую ответственную позицию. Такие «взгляды» позволяют им крышевать
власть и вписываться в симметричный европейский истеблишмент.
А нам-то что за дело, откуда пизжено сусальное золотишко – с куполов
или мерсов сутенеров Всея Руси? Евразия или Азиопа? Они – болезнь,
мы – лекарство. Их метастазы – наши недоработки.

Баскова (упрямо:)

– Проблема в Государстве, неспособном предложить никакой идеологии.
В том числе – интеллигенции. (Изуверов непечатно возражает,
Баскова медленно склоняется к опущенным аргументам, однако замечает:
)
Алексей, ты перепутал вечеринку!

Изуверов (на ушко:)

– Дорогая, ты просто забываешь кто по вторникам
в ДОМе хозяин!


ПРИГЛАШАЕМ ВАС ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДЕГГУСТАЦИЯХ КИНОКЛУБА И РАЗБОРКАХ
ПОДВАЛОВ КИНОПРОЦЕССА!

Ангел Изуверов


На очереди документалист Евгений Григорьев, питербуржский цукамото
Филипп Волокитин и верные Номовцы Копейкин и Кагадеев… В марте
же стены Дома обещает потрясти новая линия Киноклуба «Великие-неизвестные».
А именно:

1 марта:

ВЕСЕННИЙ АД ОТ ПЕРВЫХ ЛИЦ ЕВРОПЕЙСКОГО КИНОАРТА:

ВЕЛИКИЙ НЕИЗВЕСТНЫЙ. ФАССБИНДЕР:

УАЙТИ WHITY Германия 1971 92 мин. РАЙНЕР ВЕРНЕР ФАССБИНДЕР

В ролях: Гюнтер Кауфман, Ханна Шигулла, Улли Ломмель, Курт Рааб

ВЕЛИКИЙ НЕИЗВЕСТНЫЙ. КОКС:

КРОВЬ, ДЕНЬГИ, ОРУЖИЕ, КОФЕ И СЕКС

в живом переводе Мити Глоба-Михайленко:

ПРЯМО В АД Straight to Hell, Великобритания-Испания 1987,
80 мин.

реж. АЛЕКС КОКС в ролях: Сай Ричардсон, Дик Руд, Джим
Джармуш, Джо Страммер, Шейн МакГован и группа The Pogues, Кортни
Лав, Деннис Хоппер, Элвис Костелло, Грейс Джонс

Любимый режиссер БГ порадует спагетти-вестерном с элементами комедии
абсурда, политической сатиры с участием звезд панк-рока в пустыни
Андалусии… Только кровавая резня разрешит извечный конфликт между
городом и деревней!

Великий Неизвестный. АД ОРАНЖЕВОЙ МЕЧТЫ

АД / L INFERNO ДЖУЗЕППЕ. ЛИГУОРО 1911 Италия
БОЖЕСТВЕННАЯ КОМЕДИЯ 70 МИН. Ч/Б Музыка: Tangerine Dream Единственный
итальянский фильм 1911 года, озвученный пионерами готической электроники,
западноберлинской группой «Tangerine Dream « Технологии съемок,
планы, анимация и эпический размах уникальны.

Последние публикации: 

X
Загрузка