О розетках

="09_051.jpg" hspace=7>


Коммуналка

В городе Кстово, что под (тогда ещё) Горьким, проходил я инженерную
практику, на нефтехимическом заводе. Чтобы попасть из одного
цеха в другой, надо было ехать на заводском автобусе. Я
пару раз опаздывал на автобус и ходил пешком. Идёшь минут сорок
– вокруг трубы, трубы, трубы... парок из них вырывается,
капает что-то... цистерны, колонны... И ни души. Идёшь, как
зомби на задании. Идёшь. Идёшь. Трубы, трубы, трубы, парок,
колонны. А в небе висит летающая тарелка, её не видно, но
легко представить. А в трубах курит кислоту инопланетный разум,
его представить ещё легче.

Но я не о том.

Жили мы в заводском общежитии, в окружении приезжей братии, с
которой у нас поначалу было ничего, а потом началась война (из-за
девушек наших, конечно). Все эта напрягало жутко, под конец
я уже считал минуты до поезда. Неприятно вспоминать.

Может как-нибудь и напишу, если будет настроение.

В общем, был там один такой джигит, Арташес. Он как-то набухался и
решил покурить. А спичек ни у кого не оказалось. Тогда он
сходил к себе и вскоре вернулся с плоскогубцами, банкой
одеколона, шпилькой и ватой.

– Щас, пацаны, проверим, какие здесь пробки, – сказал Арташес.

Потом он сделал так: один конец шпильки обернул ватой, вату смочил
одеколоном, железные ручки плоскогубцев обернул обычной белой
бумагой А4 в один слой (с пятнами пролитого одеколона:
«Тебя ж током е...т!» - «А, х...ня!») и, со второй или третьей
попытки, сумел впихнуть этот конструкт в розетку. Розетка
сделала пиф-паф, вата загорелась; пробки однако не вылетели.
Живой и невредимый, что было несколько огорчительно для нас,
Арташес прикурил.

Это я вот к чему. Совсем недавно я обнаружил: время открытых розеток
кончилось. Теперь они еврозащищённые, шпильку туда не
засунешь. Сколько малых детей останутся живы - это ж ужас, если
подсчитать. А вот народные умельцы, прикуривавшие от розетки,
уже склеивают ласты.

Последние публикации: 

X
Загрузка