Опять Нора, опять...Цюрих в Джойсе Элина Войцеховская (10/02/2003)
В романе про современного Одиссея слово Швейцария не упоминается ни разу. Эта страна - сама по себе излишество, ибо даже имени ее нет места в (относительно) современном мифологическом пространстве. Жить, не замечая лишнего своего, - не в этом ли мудрость? Я не умею; дожидаюсь мгновения, когда вода и воздух принимают одинаковый оттенок - индиго с жемчужным налетом; откладываю образчик на память, ибо фотоаппарат неминуемо все исказит; и сворачиваю на Seefeldstrasse, чтобы сесть на трамвай.
Via Fati. Часть 1. Глава 6. Триумвират Элина Войцеховская (29/01/2003)
Поэт, от лица которого ведётс повествование, собирается в новое путешествие. Его манит Греция, культура древней Эллады. Мысленно он постоянно возвращается к предыдущей своей поездке на Греческие Острова. Тогда вместе с ним путешествовала Кора, странная, закрытая девушка, роман с которой перетёк в фазу вялотекущего противостояния. По неожиданному интересу, который Кора проявляет к предстоящей поездке, поэт (Войцеховская избегает назвать его даже по имени) начинает понимать, что его новое путешествие можно коренным образом изменить отношения с Корой. Если, конечно, ему удастся избежать прошлых ошибок, которые привели их отношения к тому состоянию, в котором они сейчас пребывают - вооружённому нейтралитету.
Via Fati. Часть 1. Глава 5. Солнце прекрасного дня Элина Войцеховская (24/01/2003)
Мы продолжаем публикацию романа о путешествии поэта и его возлюбленной на греческие острова. Поездка эта, послужившая началу голвоокружительного романа, и сейчас, много времени спустя, занимает важное место в памяти рассказчика. Путешествие в Грецию оказывается попыткой понять себя и своё собственное место в этом мире. Теперь, когда с той, первой поездки в Грецию, минуло много лет, многое кажется странным, неопределённым. Именно поэтому, в канун новой своей поездки, поэт вспоминает о том, как же всё было на самом деле.
Via Fati. Часть 1. Глава 4. Греция Элина Войцеховская (21/01/2003)
Мы продолжаем публикацию большого и мистически закрученного романа. Краткое содержание предыдущих глав. Некий поэт, от лица которого ведётся повествование, собирается в Грецию - для того, чтобы написать текст о Via Fati. Этим путешествием активно интересуется возлюбленная поэта - странная девушка Кора. Поэт влюблен в Кору ещё с университетских времён, когда они уже путешествовали в Грецию один раз. Повествование обращается в прошлое - перед тем, как отправиться в путешествие, поэт активно вспоминает то, предыдущее... Именно с этого воспоминания и начинается четвёртая глава.
Via Fati. Часть 1. Глава 3. К истокам того, чего никогда не было Элина Войцеховская (15/01/2003)
В предыдущих главах мы встречаемся с поэтом (от его лица идёт повествование) и его возлюбленной Корой, странной девицей, которая не очень-то уж и стремиться к сближению. Между поэтом и Корой идёт странный поединок, игра в полную безучастность, и только Via Fati, о которой пишет поэт и куда он собирается поехать, способна вызвать хоть какой-нибудь интерес этой неприручаемой красотки. Продолжение следует.
Via Fati. Часть 1. Глава 2. Что-то переменилось Элина Войцеховская (14/01/2003)
В первой главе (кстати, обратим внимание, что повествование идёт от первого лица межского рода) некий, пока что не названный поэт спешит на встречу со своей возлюбленной Корой. Идёт дождь, к ногам поэта падает роза. По дороге на свидание поэт заглядывает к философствующему виноторговцу. Всё это может обозначать всё, что угодно: первая глава написана за-такт, до начала развития сюжета. Поэтому поспешим узнать, что же там происходит дальше. Продолжение следует.
Via Fati. Via Fati. Часть 1. Глава 1. Поэт и его возлюбленная Элина Войцеховская (13/01/2003)
Войцеховская - мистик, увлечённый античностью и средневековьем, и совершенно не скрывает этого, в прозе её происходит масса чудесного, и всё это, будто бы, в порядке вещей. Словно бы писательница учит нас тому, что эпоха чудес не прошла, всё ещё только начинается, всё ещё может произойти - не только с кем-нибудь на стороне, но непосредственно с нами. Это очень чувственная и красивая проза. Да, сюжетная, да, традиционная, да, барочно избыточная. Но мне кажется, что именно таких текстов нам сегодня особенно не хватает.
Рюкзачная реформа. Элина Войцеховская (24/07/2002)
Рюкзачная революция, напророченная Керуаком и К_, свершилась. Итоги ее, как это часто случается с революциями, не вполне таковы, о каких мечтали отцы-ниспровергатели. Что правда, то правда: так называемый цивилизованный мир, взвалив на плечи рюкзаки, с готовностью покидает сам себя и отправляется в дальние странствия. Однако, смысл вояжей - не отрицание буржуазных ценностей, а их утверждение.
Железная каравелла и королевский пожар. Элина Войцеховская (16/06/2002)
На сероватой окраине краснокирпичного Вальядолида - значит, по меркам прежних веков, - на безнадежной окраине, стоит неприметный домик. За оградой, во вполне сухопутном дворе, - непокорная ржавчине модель парусника. Почему бы и нет? В домике мог жить бывший моряк, а игрушечным корабликам, пусть и железным, цена невелика. Любознательные пришельцы, не поленившиеся добраться до дальних закоулков туристского справочника, уже знают, что моряки никогда не жили в сереньком доме, который относительно нов и возведен на месте другого, несохранившегося строения. Колер его остается домысливать, но в нем, действительно, доживал свой век отставной моряк. И не просто моряк, а адмирал. Звали его Христофор Колумб.

X
Загрузка