Жизнь как есть

Рейтинг раздела

Дети на казарменном положении
— Татьяна Лестева
(04/09/2015)
Сначала мы жили по домам, в дни концертов за нами присылали автобус, на котором и ехали в воинские части, госпитали, заводы с выступлениями. Но потом нас перевели на казарменное положение, мы жили в 10-м детском доме на Стремянной улице.
Памяти Виктора Абрамовича Кан-Калика (1946-1991)
— Валерия Шишкина
(19/08/2015)
Эта трагедия потрясла всех, кто знал Виктора Абрамовича – человека, для которого сделать что-то хорошее близким, дальним, своим студентам, университету, городу, республике было жизненной миссией. Иной и желал бы, да нет этого дара – так щедро делиться знаниями, энтузиазмом, просто приветом.
"Система"
— Алексей Мозговой
(26/05/2015)
Особо горячие головы и псевдо-патриотов хочу предупредить - лучше не читайте! Опасно для вашего подсознания... а вдруг захотите стать людьми? Это же опасно и для вас, и для "СИСТЕМЫ".
Мой Холокост
— Анатолий Железняк
(25/05/2015)
И вот мы сидим в большой крестьянской хате. Стол ломится от выпивки и закусок. За окном – роскошный сад. Поют птицы. Мир полон жизни. Но говорить предстояло о смерти…
Мои военные переживания, впечатления, заключения
— Валерия Шишкина
(09/05/2015)
Мирное сосуществование сопредельных народов, взаимовыручка и единство их – единственный способ сохраниться сегодня в этом мире физически и этнокультурно.
Кривые углы. Часть 3 (2)
— Ольга Абакумова
(28/04/2015)
...я люблю заблудившихся, боящихся опоздать и все же катастрофически опаздывающих, не на футбольный матч или концерт рок-, поп-звезды, а на незаметный литвечер незаметного «маргинала», в них вся соль земли, вся прелесть вечерней Москвы, вся жизнь и бессмертие альтерэго официоза...
Кривые углы. Часть 3. (1)
— Ольга Абакумова
(26/04/2015)
Из темноты и холода зимних улиц всегда приятно попадать на свет светских огней, будь то литсалон, худгалерея, музвечер или театр. Литсалоны, как правило, бесплатное удовольствие, но в таком случае никаких гарантий получения удовольствия.
Раз погожим деньком
— Никита Николаенко
(22/04/2015)
Однако, как основательно изменилось общество! – мелькнула мысль.
Война (Часть 2)
— Михаил Железняк
(20/04/2015)
24 июня 1941 г. сенатор Г. Трумэн, будущий президент США, сказал: "Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии, и, таким образом, пусть они убивают как можно больше".
Война (20-23)
— Михаил Железняк
(17/04/2015)
Днем я кое-как терпел боль, а ночью, когда в госпитале становилось тихо, я особенно остро чувствовал боль. На ночь мне давали порошок морфия. На вкус он горький, и я чем-нибудь закусывал. Через 10 - 15 минут после принятия морфия начиналось его действие...
Война (15-19)
— Михаил Железняк
(15/04/2015)
Я заметил, что комбат в пьяном состоянии. Я понимал, что с минометом не идут в атаку и не выдвигаются на самую передовую, но нужно было подчиняться. Я побежал вперед, и за мной два расчета моего взвода...
Война (11-14)
— Михаил Железняк
(14/04/2015)
Еще во время похода я научился у командира роты применять силу, т.е. рукоприкладство. Хотя я сознавал, что это неправильно, но мне несколько раз пришлось бить бойцов за сон на посту, уход с поста, за воровство (воровали у хозяев, у которых мы квартировали). В то время, в походе не было времени заниматься убеждением и воспитанием.
Война (6-10)
— Михаил Железняк
(13/04/2015)
...Меня впустила к себе одна хозяйка (Прасковья Ивановна Мосалыгина). Она имела много детей, жила небогато, относилась ко мне очень хорошо, дала хорошую постель, часто предлагала мне покушать. Я отказывался, но всё же раз в день мне приходилось кушать у нее. Старушка в доме - свекровь хозяйки, также была приветлива ко мне. Это были на редкость хорошие, добросовестные люди. (Вообще в чужих домах я веду себя тихо и застенчиво).
Война (1-5)
— Михаил Железняк
(10/04/2015)
Во второй половине июля начались налеты немецкой авиации. Почти каждую ночь, а иногда и днем налетали немецкие самолеты. По радио объявляли: "Граждане, воздушная тревога! Воздушная тревога!". Зенитные пулеметы и пушки открывали стрельбу. [В ночном небе появлялись подвижные прожекторные лучи. На заводах и по радио протяжно-прерывисто выли сирены...] Всех охватывал панический страх...
Посмотри смерти в глаза
— Владислав Кураш
(05/04/2015)

- Вы знакомы с Хемингуэем?- не поверил я своим ушам и раскрыл разворот книги. Там и в самом деле была дарственная надпись Хемингуэя.
- Конечно,- сказал он так, словно говорил о чём-то незначительном.- Он спас мне жизнь на Арагонском фронте.
Вегетарианец поневоле
— Никита Николаенко
(23/03/2015)
Исхудал, зато приобрел бесценный опыт и охотно делюсь рецептами похудения с красавицами. Все очень просто...
Образчик злобной критики. Об одной рецензии в альманахе «Герценка».
— Александр Рашковский
(19/02/2015)
Наталья Семеновна со своими школьниками КОРРЕКЦИОННОЙ школы проделала огромную работу… И вдруг такая злоба.
Некрасивые истории
— Сергей Яковлев
(10/02/2015)
Здесь пойдет речь о случаях комичных, иногда пошлых.
Hat trick (Из истории неопубликованной рукописи)
— Сергей Яковлев
(01/02/2015)
Конечно же, это была моя собственная мечта – написать такой роман. Именно к нему я шел все эти годы, а остальное – так, по необходимости, попутно… Именно он должен был завершить мой hat trick.
Борьба за акции
— Никита Николаенко
(16/01/2015)
...меня ждало самое сложное дело – сделка по купле-продаже. Никак нельзя ошибиться! Сколько бомжей бродило вокруг, примеров достаточно. Недалеко от дома в овраге у них целое общежитие!
Змея на пути
— Генрих Ирвинг
(15/01/2015)
Змея лежала посреди проезжей части, и я чуть не наступил на нее. Отпрыгнув назад, я поискал на обочине палку, но ничего подходящего не нашел. Пришлось мелкими осторожными шажками приближаться к рептилии безоружным.
О солидарности
— Сергей Яковлев
(13/01/2015)
...в 1990-е годы с Россией произошло громадное несчастье, отбросившее страну на столетия назад. И это несчастье состоит, прежде всего, в умышленном разрушении самой сердцевины нации ‒ ее солидарной культуры, складывавшейся на протяжении как минимум двух веков.
Кривые углы (8)
— Ольга Абакумова
(26/12/2014)
...что-то щелкнуло внутри и не то погасло, не то зажглось, или одно погасло, другое зажглось, во всяком случае, студия потеряла для меня свою «манкость», я ее «познала». Погас Луч, в котором случались и случки, но больше – разлучения, и разлуки.
Кривые углы (7)
— Ольга Абакумова
(25/12/2014)
И все же хочется «как они», хочется «к нему», хочется кем-то стать, ведь я - никто, меня нет, в науке я - мыльный пузырь, и то и дело лопаюсь, в коммерции я – полный ноль и аутист, где требуется «умение работать в команде» и, особенно, «веселый, дружный, молодой коллектив», что смущает больше всего, вот такие вот требования и коллективы, читай – пьяницы, стукачи и сплетники. Я упорно искала другую жизнь и другое окружение.
Кривые углы (6)
— Ольга Абакумова
(24/12/2014)
Мне все мечталось пристроить куда-нибудь или кому-нибудь на поруки свои сочинения, стать вторым Вознесенским, продвигаемым Пастернаком, так что Ахмадулина казалась практически идеальной кандидатурой
Ленты новостей

X
Загрузка