Змея на пути

 

Погожим сентябрьским деньком 1986 года мне нужно было попасть из пункта «А» в пункт «Б». Расстояние между ними было невелико - около 12 километров, что по меркам Дальнего Востока считается совсем рядом. Пункт «А» представлял собой небольшой поселок у железной дороги. Пункт «Б» был еще меньше. Название поселков я уже не помню.

      Между собой поселки связывала добротная асфальтированная дорога, проложенная через девственную тайгу. Наличие современной трассы вдали от населенных мест объяснялось близостью китайской границы. Один раз в день, рано утром, из «А» в «Б» отправлялся рейсовый автобус. Я сошел с поезда как раз после его отъезда. Попутного транспорта не предвиделось.

      Делать нечего – пошел пешком. Благо, был я молод, подвижен, дальних переходов не боялся.

      В полном одиночестве я прошагал около часа.

      Змея лежала посреди проезжей части, и я чуть не наступил на нее. Отпрыгнув назад, я поискал на обочине палку, но ничего подходящего не нашел. Пришлось мелкими осторожными шажками приближаться к рептилии безоружным.

      Змея была примерно метр длиной, почти черного цвета. Желтых пятен на голове не было, значит, это не уж. Это, скорее всего, гадюка. А может, еще какая-нибудь ядовитая тварь – я в породах змей не силен. Я вообще видел живую змею в первый раз.

      Бочком, бочком, по обочине, я стал обходить ее. Змея не шевелилась.

      «Пригрелась, сволочь, на теплом асфальте. Дремлет. Сейчас проснется и как цапнет меня за ногу, тут я и скопычусь. Помру во цвете лет на чужбине. Ни за грош пропаду».

      Обогнув змею по широкой дуге, я отошел от нее подальше, выломал сухую ветку и вернулся.

      Змея лежала в той же позе, что и раньше.

      Я, приготовившись в случае чего дать драпа, подкрался к змее и осторожно потыкал ее кончиком палки. Реакции никакой. Сдохла. Скоропостижно скончалась при переходе проезжей части. А я-то тут вокруг нее круги нарезаю, боюсь ее сон потревожить!

      Разозлившись на змею, я схватил ее за хвост и зашвырнул подальше в лес. Все, дело сделано, можно двигаться дальше! Путь свободен.

      Весело насвистывая, я бодро зашагал к намеченной цели. Но чем дальше я отходил от места встречи со змеей, тем неприятнее становилось на душе. Появилось чувство, что я совершил подлый поступок. Мелочный. Не достойный меня как человека, которого я до сих пор уважал. Потерять уважение к самому себе из-за мертвой змеи совсем не смешно. Это печально. Это мерзко.

      «Какого черта я докопался до дохлой змеи? – пилил я себя всю дорогу. – Когда она лежала поперек моего пути, и я считал ее живой и опасной, то я побоялся к ней приблизиться на близкое расстояние. Когда взял палку, то осмелел, но все равно был готов убежать. А как понял, что она не представляет никакой угрозы, так стал издеваться над ней. Я как дурак стал глумиться над тем, кто не может дать сдачи, не сможет постоять за себя».

      Я осмотрелся. Вокруг не было никого, только ворон кружил над верхушками деревьев. Стыдиться некого. Если не считать самого себя.

      Дойдя до пункта «Б», я твердо решил, что никогда в жизни не стану куражиться и издеваться над поверженным врагом, какое бы он зло мне до этого ни причинил. Уничтожить врага – благое и нужное дело, а вот глумиться над ним беззащитным – мерзко и пакостно. Это недостойно сильного духом, уверенного в себе и своей правоте человека.

      С тех пор прошло много лет, и я многое повидал. На моей памяти вчерашние властители свергались коварными соратниками и отправлялись в безвестность. Я видел, как могущественные боссы спивались и превращались в ничтожество, в отбросы общества. Я видел, как болезнь заживо съедает человека за считанные недели.

      Некоторые из падших и свергнутых были моими врагами. Снисхождения они не заслуживали, но я, помня уроки почившей на трассе змеи, никогда не позволял себе глумиться над их бедственным положением. Научила меня рептилия, как надо вести себя. Как надо поступать, чтобы потом не чувствовать себя мерзавцем.

 

X
Загрузка