Зачем нам это зеркало?

 

Иронические записки от лица вымышленного персонажа*

 

 

 Кажется на днях мой юный  душещипатель,  — в профессиональном сообществе  его именуют  просто психологом, — предложил мне поучаствовать в одной игре, самонадеянно и опрометчиво заявив,  в ней он  выступит  в роли моего зеркала.

В этом зеркале, дескать, я и разгляжу  свое истинное лицо.
Скажите на милость,  зачем мне, играя в какие-то странные игры,  терять свое драгоценное время и пытаться  что-то разглядеть в этом мифическом зеркале?
Разве можно таким примитивным способом попытаться намекнуть, что пробил тот час, когда мне следует  о чем-то задуматься? 
Но мой новоявленный друг, душещипатель, наверное, нимало не сомневается в действенности своего эксперимента.
          А  если я, например,  не имею желания  лицезреть себя в зеркале такой, какой  ежечасно предстаю в глазах большинства окружающих меня людей? И зачем тогда ему пыжиться,  соскребать и извлекать наружу всякую муть со дна моей потемневшей души?  Можно подумать,  расцарапав ее или  вывернув наизнанку, он существенно облегчит мое дальнейшее существование?
Кстати,  ведомо ли ему,  что некоторые зеркала бывают как кривыми, так и с различными дефектами: царапинами, трещинами, сколами по краям? 
Может быть, он сам уже давно сроднился с таким кривым и царапанным зеркалом, и какой тогда от него прок?
И  знает  ли он, что некоторые особы, не шибко довольные своим отражением, сгоряча, разбирают те зеркала вдребезги? Не боится? Думаю, зря.
Или вот еще что приходит мне в голову. Например, слегка переусердствовав,  он тщательно отзеркалит все потаенное, что при посторонних или на публике  лицезреть клиенту и вовсе не с руки? И как тогда будут развиваться дальнейшие  события?
          Например,   не шибко довольный клиент вначале заистерит громогласно, потом, как водится порой в таких ситуациях,  побежит прямиком к его начальству, где   настучит на душеведа и его психологические выверты в форме зеркальных экспериментов?
А  раздосадованное руководство вынуждено будет разбираться в этой запутанной истории, стараясь понять, отчего клиент,  обычно такой смирный и уравновешенный,  сейчас, брызгая слюной, требует немедленной сатисфакции, в смысле –  категорически настаивает на немедленном увольнении своего обидчика,  душещипателя?  
Вот он, милый наш душевед, и поймет, что он — доигрался,  если его с треском турнут с мягкого служебного стула, на котором он пока еще так важно восседает. 
Впрочем, если ему так вдруг приспичило,  пусть пока немного позабавится и поиграет со мной в эти околонаучные игры, вообразив себя моим зеркалом?
          А  я,   вдоволь налюбовавшись на свое отражение, вдруг увижу,  что у меня — множество физических изъянов и душевных пороков.
Например, ноги у меня — кривые и короткие, а уши — длинные и лохматые?
Что тогда? Умру от стыда или страха? И не подумаю.
Просто пойду и на досуге полистаю дамские журналы, коих теперь не перечесть.  Думаю,  без особого труда нарою там парочку спасительных рекомендации на предмет того, что предпринять  даме при наличии у нее не слишком прямых ног или  бесформенных длинных  ушей?
Например, прочту, что ей немедля следует надеть туфли на высоком каблуке, натянуть на себя широкие брюки,  а длинные уши — замаскировать современной экстравагантной прической?
Все просто. Именно так я и поступлю. Поскольку не впервой,  наверное, нам,  дамочкам,  скрывать некие  изъяны своей внешности, о которых известно только нам и никому более?
Что касается некоторых отвратительных  черт моего характера, до коих так хочется  докопаться  моему зеркальному другу,  то с их изживанием или коррекцией, как мне думается,  все может оказаться намного сложнее, чем он  предполагает. 
Допустим,  мое принципиальное кривое зеркало неким хитрым способом даст мне почувствовать, что я, например,  возможно, особа злобная, тщеславная и лживая?
Ну, и что?   Например, вежливо усмехнувшись ему в ответ,  тут же признаюсь,   что весь   этот букет столь отвратительных публике черт  моего характера — лично меня устраивает полностью. 
Хотя, возможно,  могу отреагировать и по-другому. 
Например, мило улыбаясь, продемонстрирую ему, что вышеперечисленные недостатки не имеют  ко мне ни малейшего отношения.
          Потому как, скажите мне честно,  какой не глупый и уважающий себя человек сознается принародно,  что он, возможно,  особа весьма недалекая не шибко умная?
Поэтому и я в такой ситуации поступаю аналогично. И буду пытаться доказать себе и окружающим меня друзьям и недругам, что я от рождения —  белая и пушистая?
          Наверное,  по мысли  этого продвинутого душеведа,  так некстати для меня претендующего на истинно-зеркальное отображение всех моих изъянов и недостатков,  мне  будет  стыдно, узри я в зеркале некую порочную особу?  
Полагаю, далее, согласно его близорукому взгляду профессионала, все увиденное немедля подтолкнет меня на путь исправления моих недостатков?
Не дождется.
Потому как я планирую немедля нанести ему ответный удар, причем  бить буду по его самому  больному месту, профессиональному самолюбию душещипателя.
Каким образом я осуществлю свое намерение?  Самолично изготовлю нечто в виде отповеди, в которой попытаюсь отзеркалить всех, кто так некстати попался мне под руку, включая и самого душеведа.
Постараюсь, напрягусь и, не щадя никого, так  пройдусь по нему своим печатным словом, что он век меня не забудет.
          Посмотрим, что он запоет, когда ознакомится с моей беспристрастной  зеркальной версией?
Как же ее озаглавить?
Наверное, это будет ироническая отповедь интеллигентной женщины.
 
 
*    *    *
Ироническая отповедь
Тогда приступаю? Запросто.
Предположим,  что некто порой  не может  понять и  объяснить некоторые  наши опрометчивые  действия и нестандартные  поступки.  Тогда вполне возможно, что он второпях и весьма категорично  констатирует прискорбный  факт неправильного (неадекватного данной ситуации) поведения?  Но прав ли этот некто в своих суждениях, и справедлив ли вынесенный им приговор? Полагаю, ответить на этот вопрос не так просто. 
Следовательно, успешен ли человек в глазах окружающих в плане профессиональном (или житейском), наверное, во многом зависит от того, как  бурно они отреагируют на его  телодвижения или, особо не задумываясь, наспех оценят его поступки?
И все-таки мне с грустью приходится констатировать, что иногда это прискорбное для нас оценивание  является   непреложным фактом.  И это надолго лишает нас покоя.
Потому как о   мнимых ошибках  кое-когда без устали, а порой и просто от безделья — могут судить  улыбчивые  коллеги по службе,  не в меру любопытствующие соседи по дому,  давно забытые школьные друзья, изрядно поднадоевшие бывшие близкие подруги, а также другие, доселе вам неизвестные личности.
Интересно,  как вести себя в такой ситуации? Что  следует немедля  предпринять, чтобы раз и навсегда заставить всех их замолчать, поставив, таким образом,  жирную точку в беззвучном диалоге с этими доморощенными глашатаями истины, тщательно скрываемой человеком от посторонних глаз?
Полагаю,  если  кому-либо  до смерти  надоест  злобно-недоумевающее перешептывание за спиной, то он, как человек вполне разумный,  для начала попытается сузить  круг своего общения.
Возможно, потом попытается  примерить на себя некую новую, доселе неизвестную всем  маску и ввести таким нехитрым образом окружающих  в заблуждение  относительно истинных мотивов своих поступков?
Однако мне известно, как  некоторые не вполне оперившиеся особи, не достигшие пика своей зрелости,  частенько  практикуют еще один метод, нынче  достаточно популярный.
Они срочно  пытаются найти практикующего психолога. Потом, не теряя попусту драгоценного времени,  спешно пытаются покаяться ему во всех своих грехах, мнимых и настоящих.
Но мне кажется, им попросту хочется  своевременно разделить груз  ответственности за некоторые свои, возможно,  не вполне благовидные поступки с неким анонимным лицом, которое можно, наверное,  окрестить профессиональным советчиком?
          И хочется мне тогда уяснить, на какую такую психологическую помощь  в тот момент   они так надеются? Например,  искренне верят, что он тут же   профессионально снизойдет до них и их проблем. И, лично смахнув чистым носовым платочком  их обильные  крокодиловы слезы,  сразу  же отпустит покаявшимся  все накопившиеся у них грехи?
А я почему-то полагаю, некоторым дамам,  не отличающимся порой  ни  особым умом, ни  житейской сообразительностью, он, возможно,   предложит несколько стандартных  рекомендаций, извлеченных  на скорую руку, например, из университетских пособий и учебников? Потому как их они — никогда в глаза не видели, а он в свое время — проштудировал от корки до корки.
Каких конкретно рекомендаций? Попробую уточнить.
Например,  извлечет парочку заезженных советов на предмет того,   как даме, не так давно  шагнувшей за порог юного возраста, надлежит вести себя в некой  пикантной ситуации с тем, чтобы надолго сохранить  свое лицо, а вместе с ним — молодость и красоту, которые порой являются основным богатством  женщины любого возраста?
Итак. Нужны ли нам порой некоторые советчики душеведы со своими заезженными рекомендациями? 
Полагаю, если помнить о театральной подоплеке нашей жизни, то длительных и безуспешных визитов к ним, душеведам — иногда можно избежать?
Потому как, если неудача, то — все мы лицедеи? А жизнь — театр?
И по жизни каждый из нас — играет ту или иную роль. И в этом театральном балагане я тоже участвую. Там мне досталась роль ученой дамы. Поэтому для большей натуральности подачи материала придадим моей отповеди оттенок наукообразности.
 
 
*    *    *
Помнится, когда-то в незапамятные времена  я довольно долго пребывала в статусе дамы ученой. Возможно, за то время я и сроднилась с проявлением некого наукообразия в своих повседневных суждениях. 
При необходимости, запросто, без лишнего напряга с моей стороны,  могу довольно успешно использовать некоторые «научные» приемы там, где мне порой     заблагорассудится.
А именно? Ну, например, в своей повседневной жизни, занимаясь  проблемами обывательскими, коих у меня всегда не меряно, одним словом,  всяких разных заморочек не счесть.
Поэтому сознаюсь,  люблю иногда на досуге  апеллировать к своему богатому научному опыту, классифицировать и систематизировать все то, что иногда плохо лежит, а поэтому –  попадается мне порой под горячую  руку.
Поясню, для тех, кто, как модно теперь выражаться, слегка  не в теме. На мой взгляд, самая простейшая классификация предметов (или объектов) из разряда обывательских,     иногда  являет нам нечто  типа результат, с оттенком легкой обнаученности?
В этом смысле, наверное,  мной она порой используется в качестве пресловутого околонаучного метода, овладев которым можно будет приблизиться к разгадке многих человеческих тайн?  
 
Алгоритм применения на практике этого нехитрого классификационного метода выглядит следующим образом. Для начала в спешном порядке классифицирую все то, на чем сходу остановился мой замыленный жизнью глаз.
Для внесения нужной  ясности в свои рассуждения приведу некий частный пример подобных  разделительно-классификационных действий, известный нам с детства: мальчики – направо, девочки – налево.
Опять же, для тех, кто – «не в теме», поясню дополнительно.
Здесь  я пыталась поведать читателю,  что на первоначальном этапе, возможно, наспех объединяю (или разъединяю?) представителей изучаемой совокупности (группы), исходя из наличия у них признаков, имеющих значение лишь для меня и только в данный момент времени. Поскольку завтра, возможно,  мое желание обнаучить что-либо наспех   совсем  пропадет. И все потому, что ветер – переменится. А откуда, куда и почему  он дует – знать необходимо всегда.
Однако, я продолжу, сосредоточившись на пояснении  сути упомянутого мной алгоритма.  На следующем этапе, например, пытаюсь выяснить возраст, наличие некого статуса (или его отсутствие) у представителей изучаемой группы?  После чего приступаю к более детальному препарированию  заинтересовавшей меня  подгруппы (или подвида).
Думаю, что при выполнении некоторых препарирующих действий не возбраняется прибегать к помощи некоторых точных приборов и инструментов? Например, невидимую  соринку в чужом глазу лучше искать или   рассматривать с помощью стереоскопического микроскопа?
Теперь несколько моих теплых слов о действенности данного подхода.
В свое время, наскоро внедрив в мою повседневную жизнь описанный выше околонаучный исследовательский  прием, а потом, применяя его без устали везде, где только можно, я вдруг поняла,  что моя жизнь, казавшаяся мне порой такой унылой и безрадостной, на самом деле  – иной раз прекрасна и удивительна? 
Почему так? Поясню.
Потому что, тщательно проклассифицировав некое сообщество воль и поперек, а потом,  отбраковав  из него на сторону все то, что устал лицезреть день за днем, и,  сосредоточившись лишь на том, что всегда радует твой глаз, вовремя спохватившись, возможно, понимаешь, что определяет наше бытие помимо сознания? 
Например, исподволь чувствуешь, что проблема под условным названием «жизнь – не удалась», скорее всего, вполне разрешима?
Потому как оценочный критерий «неудачливости», объединяющий в группы – порой субъективен.  Наверное,  ничто не помешает исследователю вовремя  заменить его на другой,  более значимый для него критерий, а также обосновать и предложить при необходимости  новую классификацию?
Далее, углубившись в исследования и прибегнув к помощи нехитрых приборов и приспособлений, возможно, замечаешь своим слегка невооруженным взглядом нечто такое, что ранее и вовсе было не заметно.
Например, вдруг увидишь отдельные пятна на  неком местном солнце или «светиле» (в смысле – объекте, вокруг которого на тот момент все так лихо вращается)?
Затем,  приглядевшись внимательнее,  можешь узреть  некое подобие таких пятен  на белоснежных одеждах некоторых особ,  которые порой так усердно в них рядятся, и понимаешь, что в действительности – все не так скверно, как это иногда видится при отсутствии микроскопа или другого оптического ли измерительного  прибора?
 
И, возможно, поэтому порой жизнь наша – «прекрасна и удивительна»? И удивительна она – именно этими маленькими открытиями?
И, может быть,  тогда данное обстоятельство до поры до времени  отчасти нас утешает, а главное – оно слегка примиряет с тем, что приходится наблюдать иногда по жизни?
Например,  нас уже меньше раздражает тот факт,  что приходится день за днем медленно вращаться  в замкнутом пространстве вокруг некого местного  «светила», двигаясь  по заранее уготованной тебе орбите.
И если при этом не забываешь, внимательно оглядываясь по сторонам,  с нужной скоростью  вращаться еще вокруг своей оси, то, наверное,  понимаешь, что самостоятельное  движение (или вращение),  так или иначе, но кругозор все-таки расширяет?  И это – не так мало, как кажется нам на первый взгляд.
Кажется, я так увлеклась своими околонаучными изысками, что начисто позабыла о своем милом душещипателе? Впрочем,  зачем он мне теперь нужен? Пусть он там помается, изыскивая пути спасения душ дамочек неопределенного возраста, забредших к нему, то ли по необходимости, то ли просто из любопытства.  Лично я дорогу к нему забуду навсегда. Хотя, как знать? 
_____________
Здесь опубликован отрывок из книги "Неженские игры с психологом"  .
 
Последние публикации: 

X
Загрузка