Русский с татарином – братья. Навек?

 

 

 

Татарское село Бестянка и русское село Первое Тарлаково существуют бок о бок не первый век. Всякое бывало в истории сосуществования культур, но все радости и напасти бестянцы и тарлаковцы несмотря на всякие… м-м-м-м-м…. скользкости менталитетов встречали и провожали бок о бок. И все-таки хочется спросить: русский с татарином - братья... навек?

 

Историческая ирония заключается в том, что здешние места исконно не татарские и не русские. Здесь издревле жила мордва, точнее народность эрзя. Мордва после того как Москва накрепко колонизировала эрзянские земли, ушла в глухие леса. Даже теперь мордовские деревни находятся в самой-самой глубинке Пензенского края, за лесами и долами.

Эрзя был мужественный народ. Они раньше русских, ведомые своей царицей Нурчаткой, встретили монголов, ведомых кровожадным ханом Батыем. Конечно сопротивляться Золотой Орде было тяжеловато, тем не менее маленький народ сражался отважно. И выжили немногие. Несколько столетий после страшной войны здешние места оставались безжизненными, и лишь во второй половине XVII века, приблизительно в 1670 году, сюда, на берега реки Труев пришли жить люди. Причем русские и татары одновременно.

Русские были крепостными помещика Тарлакова. Существует довольно далеко от Тарлакова Первого Тарлаково Второе, другое имение дворянина, про которого почти ничего не известно кроме того, что эти земли он получил за какие-то военные заслуги. Татары, основавшие Бестянку, - не потомки воинов Батыя. Они себя считают “осколком” древнего и легендарного Булгарского царства. Причем приезжают в Бестянку казанские татары - и здешних не слишком-то понимают. В смысле языка. Впрочем татарин - он всегда татарин. Даже если он “мишарин” (есть такой субэтнос в татарской нации). Впрочем и русский - всегда русский. Даже если он, простите, малоросс (то бишь, восточный украинец). Кто хочет оспорить сей факт – это не ко мне, ибо я в настоящий момент рассказываю не о проблемах этнического своеобразия, а о сосуществовании в одном анклаве двух конкретных сел.

 

 

Так исторически сложилось, что оба села соединились в одном сельском поселении с единым управлением. И еще третье село есть в этом поселении: Марьевка. Тоже исторически русское. Здесь кстати и совхоз один, на три села. Марьевка все по идее все должна уравновешивать, так как совхоз называется “Марьевским”. Географически расположение сел не слишком обычно: на Востоке живут русские, на Западе - татары. На Западе с минарета муэдзин суры поет, на Востоке колокола церкви православной громыхают. Церковь (в Тарлакове, конечно) - одна и старая. Мечетей в Бестянке - три, причем две из них новенькие, недавно построенные. Отношения христианства с исламом - особенная тема, к национальностям она не шибко относится, однако я просто констатирую факт.

Казалось бы, что особенного в том, что два великих народа под одной крышей поселились, как звери в детской сказочке про теремок? Однако я лично давно озабочен одним фактом нашей жизни. Во всех регионах Среднего Поволжья я слышу одну и ту же поговорку: “татарин родился - еврей с хохлом заплакали”. Жители Самарской, Кировской или Нижегородской областей на позволят соврать. Так почему-то выходит что все самые успешные предприниматели, самые трудолюбивые работники - татары. О-о-о-чень давно меня научили, чем отличается русский двор от татарского: в русский дом телега заедет - ее видно со всей деревни; в татарский двор “КамАЗ” заедет - и пропадет... Не сказал бы, что русские с татарами сосуществуют плохо. Однако некоторая напряженность в отношениях между народами остается. В этом-то я и хотел разобраться. Никем я не ангажирован. Просто хочется понять мир, в котором нам довелось жить. Ведь по сути вся Россия – большая коммунальная квартира, в которой, как в старой песне (группы, кажется, «Дюна») пелось: «Э-э-э-эта коммунальна-я-я-я страна!» Приходится правда быть осторожным в освещении этого щекотливого вопроса, а потому постараюсь быть политкорректным.

Есть еще один момент. Предварительно я услышал, что в Бестянке появился молодой мулла, который учился в какой-то азиатской стране; он якобы заставляет татар жить по законам шариата, причем до такой степени, что бестянские парни зашифровались и на дискотеку тайком убегают в клуб русского села. В общем на волне последних событий в мире звучит интригующе. Типа «гнездо Ислама». Сплетни нуждались в проверке.

...Местная администрация расположена в Бестянке, а значит получается, что Бестянка - столица маленького анклава. Глава администрации Валерий Викторович Буланов уже десять лет во власти. А до этого был инженером в совхозе “Марьевский”. Администрация расположена в здании школы, причем школа новая, ее построили в 2000-м году. С распределением учеников по селам выходит так: в Бестянской школе учится 190 детей, в Тарлаковской - 29. Но ведь первая школа - средняя, а вторая - основная, а значит сравнение не слишком корректно.

С национальной демографией обстоит дело так. Всего населения в трех селах - 2070 человек. Из ни 1350 - татары. Соотношение смертности к рождаемости и среди русских, и среди татар приблизительно одно и то же: 2/1. То есть рожают и те, и другие мало. Но есть интересный феномен: русская молодежь старается убежать из деревни. Татарская - остается. И даже строит новые дома. Их, новых домов, больше всего в Марьевке. Да и вообще русская Марьевка уже давненько превратилась в татарскую. Здесь русских осталось только десять семей. Ну, а в Бестянке всего-то две русских семьи живут. Но вот что еще интересно: уже 30 татарских семей проживают в Тарлакове; можно сказать, русское село уже и не совсем русским стало. Впрочем большинство тарлаковских татар - беженцы из Средней Азии. Не только русские от восточной тирании бегут на историческую родину. К нашей, западной тирании. Шутка. Или не шутка?

Факт, что в прошлом году (а глава об этом знает не понаслышке) было рекордное количество свадеб, причем женились как русские, так и татары в равной мере. Имели место и смешанные браки, но немного. А потому в этом году здесь ждут демографический “взрыв”.

 

 

Внешне села выглядят по-разному. В Бестянке нет ни одного заброшенного дома. И на улицах (по крайней мере мне так показалось) очень много детей. Марьевка – вообще сплошная новостройка. Это село рядом с большаком, и молодежи здесь устраиваться удобнее. А вот Первое Тарлаково... по крайней мере каждый второй дом здесь брошен. Церковь - на замке. И на улицах за час пребывания я не встретил ни одного ребенка. Одни старики.

Знающие люди скажут: “Да о чем он пишет! Русские-то небось спились, а татарам религия не позволяет злоупотреблять...” Меня заверили: одинаково пьют обе нации. Случается, что и помногу. Но как иначе вести себя, ежели совхоз развалился? Секрет здесь в другом. В татарском селе издревле мужики живут редким промыслом: они копают колодцы. И даже во времена советский власти татары уезжали в Подмосковье и рыли, рыли зажиточным москвичам на их дачах колодцы. Наверное добрая половина колодцев под Москвой сработаны бестянскими мужиками.

 

 

Работа не просто тяжелая, но и опасная. Потому что бестянцы роют колодцы вручную, по старинке. Ломами, кирками взламывают зачастую непослушную землю (а то и каменные плиты ломают). Поднимают грунт бадьями, при помощи ручной дрезины. Выкладывают стены железобетонными кольцами метровой высоты. Случается, чтобы до воды достать, приходится по девять, а то и по двенадцать колец ставить. Ежели обрушится грунт, или бадья сорвется - все, кирдык. Традиционно раз в год в село привозят три, а то и пять трупов. Если за год погибло двое и меньше, это считается, что повезло. Аллах миловал... И вот интересно: «кирдык», «амба», «секир-башка», «капут» - это вообще русские слова? Или как?

Откуда у бестянцев умение находить воду, они и сами не знают. Видно у них в крови сей дар. И чем бестянцы ценятся у москвичей: они ведь не просто копают, а чистейшую воду отыскивают! Раньше колодцы изнутри укрепляли деревянными срубами. Теперь, когда кольца бетонные изобрели, приходится старые колодцы реставрировать. А это означает, что работы еще непочатый край.

 

В советские времена колодцы уезжали копать в отпуск или после уборочной страды. Теперь полегче стало: совхозу рабочие не нужны, никто за “тунеядство” не наказывает, а значит можно сосредоточиться на копании. Денег это приносит немного - от 6 до 12 тысяч рублей в месяц в зависимости от удачи и мошны заказчика - но зато доход стабильный. Молодежь уезжает на “колодезные” промыслы с отцами, считай, со школьной скамьи в деле. Только молодым не доверяют вниз забираться, берегут их. Там, на дне, только самые опытные.

Именно из-за колодезного промысла татарская молодежь не уезжает. В Бестянке, чтобы построиться, земли нет, вот и переселяются молодые семьи в Марьевку.

 

 

...Молодого муллу, Исляма Ибрагимовича Давыдова, я нашел... в колодце. После, когда мулла выбрался, умылся и переоделся, он рассказал: местные колодцекопатели - как “сапожники без сапог” - все время в разъездах, и чтобы самим себе выкопать колодец - времени не выкроишь. Вот разве сейчас небольшой сезонный перерыв, можно выкопать. Работает сейчас Ислям со старшим братом Исмаилом, зятем (тоже Исмаилом) и двоюродным братом зятя Зеннатом. У татар взаимопомощь в крови. Что характерно, Ислям хотя и самый молодой в компании (ему 29 лет), трудится внизу.

Скажу правду, именно Ислям первый в разговоре применил слово “исламофобия”. Да, побаиваемся мы ныне мусульман, нечто демоническое находим в самой молодой мировой религии (которой, к слову, уже полторы тысячи лет). Именно потому и захотел я поговорит с молодым муллой, что называется, тет-а-тет. А то недосказанность будет - я же и виноват окажусь. Ислям так рассуждает:

- ...Мы и в мечети между молитвами задаемся этим вопросом: что происходит в мире? И я прихожу к выводу, что агрессивные секты возникают от незнания ислама. Есть очень большой знаток Востока и уважаемый человек Евгений Максимович Примаков. Он говорит, что некоторые под лозунгом ислама занимаются политикой. И они к исламу никакого отношения не имеют. Я недавно сталкивался с людьми, которые говорили, что в “Коране” есть призыв к военным действиям против неверных. Но это не так. У Пророка есть слова, которые можно истолковать двояко. Но Ислам - религия милосердия. Ислама боятся от недостатка объективной информации. СМИ предвзято освещают некоторые события; если на мусульманкой территории конфликт военный или теракт - все кричат: “Воинствующий ислам!” А если ирландские республиканцы или баскские сепаратисты что-то взрывают... И ведь забывают, что ислам - авраамическая религия, у нас много общего с христианами...

...Добавлю от себя. Кроме сплетен о запрете в Бестянке дискотек есть другие сведения. Мусульмане Бестянки помогают Дому ребенка в районном центре. Это факт. А вот христиане Тарлакова не помогают. Второй мулла, Идрис Резвинович Шаипов - “старый мулла”. Он тоже уважаемый человек, но больше татар тянутся к молодому. Люди говорят, Ислям “про жизнь говорит понятно и про то как жить хорошо говорит”. Да еще в совершенстве знает арабский язык, что тоже уважается.

Все здешние имамы и муллы - местные по происхождению. И среди священников существует преемственность. “Старый мулла” Идрис Хазрат готовит на свою замену сына Ирфана. Примерно так же получилось и в семье Дывыдовых. Ислям - младший в своем семействе. Он еще в школе знал, что станет священником, а в медресе, в город Уфу, поступил вместе со своим отцом Ибрагимом Хазратом. Ведь отец был имамом мечети. После, как лучший ученик, Ислям попал в один из лучших исламских университетов - “Аль-Азхар”, что в Египте. Древнейшем, основанном 922 году. Раньше Сорбонны! То есть, вопреки слухам учился он не в Азии, а в Африке. Семь лет он обучался по специальности “исламское право”. И действительно арабский язык и богословие познал весьма глубоко. Мог бы пойти и дальше, в большую исламскую науку. Но вернулся в родную Бестянку. Потому что все эти годы тянула милая сердцу земля.

Нет ли конкуренции со “старым муллой”? Ислям утверждает, что ее и не может быть, ведь Идрис Хазрат - друг его отца. Все вместе они делают одно дело: учат людей жить праведно. Здесь Ислям организовал воскресное медресе. Дети идут туда учиться с 5-летнего возраста, но это не строго; все зависит от способности ребенка. Мулла рассказал, что недавно проводили они конкурс чтения “Корана” наизусть, так в нем участвовали даже... трехлетние дети. Ну а что касается детей более старших, то есть подростков... Здесь Ислям непреклонен. Никакого спиртного, никаких сигарет! Разве это плохо? Теперь в Бестянке даже свадьбы играются без алкоголя.

С православным священником из Тарлакова Ислям знаком бегло. Он хотел бы с ним познакомиться ближе, поговорить, но проблема в том, что отец Сергий живет в райцентре, а в свой приход приезжает нечасто. Ислям общался с тарлаковцами, так вот они даже не знают адреса, по которому их пастырь проживает. Вот здесь очень важный момент! Должен ли быть священник со своей паствой? Ислям убежден в том, что не должен, а обязан:

- ...Очень нужно знать, как твоя паства живет, чем живет, от чего страдает... Ведь религия - не только молитва, но и жизнь...

 

 ...Единственное место в Первом Тарлакове, в котором жизнь бьет ключом, - клуб. Директора клуба Надежду Ланьшову я застал за репетицией. Она лихо играла на ритм-гитаре и пела рок-песни. Репетировал тарлаковский ВИА, который здесь в шутку называют “Три Т”. То есть “три татарина”. В нем татарские ребята участвуют. И в творчестве, оказывается, они впереди... Я рассказал Надежде про встречу с “молодым муллой”, она выслушала и не согласилась:

- А почему священник должен жить там, где он служит? Отец Сергий сюда по праздникам приезжает, добрым словом, молитвой помогает. Да ему и трудно часто приезжать, ведь у него трое детей....

Однако Надежда рассказала еще, что воскресной школы, в отличие от Бестянки, в Тарлакове нет. А значит молодежь не то что с 5 лет, а вообще Библии не читает. Не опровергла директор клуба и слух о том, что сюда на дискотеки приезжают татарские парни. И не только из Бестянки, но также из села Индерка, тоже татарского. Девушки тарлаковские славятся красотой и скромностью на всю округу, но за татар они выходят замуж крайне редко. Поэтому дискотеки здешние - не “ярмарки невест” а просто веселое времяпровождение молодежи. Случаются и драки. Но не между деревенскими (ведь знают же местные пацаны, что их землячки неприступны), а между деревенскими и городскими. Чуют, чуют тарлаковские парни, где сокрыта опасность! Ведь их землячки только и мечтают, чтобы выйти замуж за городского и поскорее покинуть родное село. Это правда...

 

 В этот момент наконец восстал глава администрации (он меня сопровождал). Валерий Викторович был полон негодования. Что это так получается: все татарское - хорошо, все русское -...?! А власть?! Вот почему здесь глава всегда был русский? А вот, почему! Поставили здесь как-то главой татарина, так через два года сам народ его и выпихнул. Потому что он та-а-акой национализм развел! Настоящую межнациональную рознь устроил. То есть получается так: татарин трудолюбив, старателен. Но во власть ему нельзя. Он сразу ханство и семейственность устроит. Это тоже правда. Я ни в коем случае не хочу умалить великий татарский народ, но момент истины вот в чем. Русская нация - великая нация, потому что русские терпимы. И способны сплотить воедино буддистов, мусульман, иудеев, язычников и всех прочих.

А вот с хозяйством несколько иная картина. Совхозом много лет руководил татарин, Фатих Алмакаев. Народ его звал Федором Михайловичем. И при нем совхоз процветал. А пришел при капитализме т.н. “инвестор”, русский. И очень быстренько все к бесу развалил.

 

 Чем сейчас живут тарлаковцы? А тем же, чем и бестянцы: колодцы копают. И механизаторы стоящие, и животноводы - все на колодцах. Сначала вместе с бестянцами ездили, подручными. Теперь самостоятельно работают. Петух жареный клюнул, заставил освоить опасное ремесло. А женщины дома. Скотиной занимаются, овощи на продажу выращивают. Все так же, как и в Бестянке.

Есть только существенное отличие. У татар - взаимопомощь, дружба. У русских каждый за себя. Ну, и пьют русские побольше. Хотя и среди татар есть такие “деятели”, которые с колодцев приезжают - и быстренько все заработанное пропивают. Но все таки есть в Бестянке некоторое моральное ограничение в лице муллы. А в Тарлакове только клуб с директором-энтузиастом. Моральное осуждение и презрение земляков пока еще что-то значат. Но не в русском селе...

 

        

 

 

 
Последние публикации: 

X
Загрузка