Рахель

…Ну, а я – я подруга ночи –
запредельных и звёздных тайн.

Рахель

     Вглядываясь в эти, нетипичные по нынешним временам, лица женщин, полные напряженной созерцательности, духовного томления, вы непременно сделаете вывод: они одной крови. До сходства черт. До взгляда, обращенного к звездам и  в глубину своей души. На них поэтесса Рахель Блювштейн и Рахиль – библейская легенда, одна из четырех праматерей израильских.

 Занесенная судьбой на вятскую землю, поэтесса Рахель всю жизнь стремилась к своим истокам, к земле обетованной в поисках силы и источника творчества. Путешествие духа не обошлось без жертв. «Ты – царь, живи один», - вразумлял Пушкин поэтов, поняв эту непреложную дань таланта. Она не имела семьи, детей, своего угла, страдала туберкулезом. Ее жизнь, повторяя судьбу больших поэтов, стала яркой короткой вспышкой в российской революционной сумятице, отечественной и гражданской войне и израильском строительстве. Лишь перед смертью она была обласкана любовью соотечественников, которые называли ее просто Рахель.  Эта простота дорогого стоит. Круг замкнулся: нареченная именем праматери, она слилась с ней воедино в памяти потомков.

  Одна из четырех еврейских праматерей Рахель, на иврите‎ — «овечка», в русской традиции - Рахиль — одна из двух родных сестер - жён патриарха Иакова, долго была бесплодной и, наконец, родив Иосифа и Биньямина, умерла при вторых родах.  Согласно Торе, Рахиль была «красива станом и красива лицом», и Иаков любил ее.

Образ Рахили воплотили художники (справа налево) Мауриций Готлиб, Абель Панн, Александр Исачев и др. Рахиль - олицетворение трагической судьбы народа Израиля, пережившего изгнание и тяжелые страдания. Гробница Рахили - священное место для христиан, евреев, мусульман. По преданию, молитва, произнесенная у гробницы Рахили, помогает излечиться бездетным парам от бесплодия.

 Поэтесса Рахель Блювштейн (Сэла,1890-1931 гг.) родилась  в большой традиционной еврейской семье.

В этом стихотворении поэтессы о праматери матерей – истоки рода, духовная связь с той, что дала ей имя:

 Да, кровь ее в крови моей
И песня в песне неустанной.
Рахель, пастушка стад Лавана,
Рахель, праматерь матерей.
 
И потому мне тесен дом.
За город – там пастушки пели,
Там трепетал платок Рахели
В пустыне, на ветру сухом.
 
Иду с котомкою своей,
Дорога знойная пылится,
В босых ногах моих хранится
Вся память тех далеких дней.
                  (пер. Я. Хромченко)
 

В переписке известного  писателя, краеведа и библиофила Е. Д. Петряева с Михаилом Самуиловичем Губергрицем[1]  есть письмо от 23 апреля 1966 года, где Евгений Дмитриевич спрашивал: «Не знаете ли Вы некую Рахель Бловштейн (родилась в 1890 году в Вятке)? В «Литературной энциклопедии» (т.3, с.76) пишут, что она  видный поэт Израиля, тонкий лирик. Может быть, есть ее русские книги? Писала ли она в Вятке [2]

В некоторых литературных источниках фамилию поэтессы действительно пишут и Бловштейн, и Блувштейн, но правильно, по-видимому, Блювштейн. По крайней мере, во всех архивных документах вятского периода жизни ее семьи именно так писалась эта фамилия.

Рахель Блювштейн, национальная поэтесса Израиля, родилась в Вятке 20 сентября 1890 года[3]. Хотя некоторые источники  указывают местом рождения город Саратов.

Родословная

Отца Рахели –  Исера-Лейба Блювштейна, сына богатого полтавского купца,  торговца мехом – в возрасте восьми лет выкрали в кантонисты, отправили в деревню под Вятку. Он выжил, воспитывался в православной семье, служил в армии, участвовал в обороне Севастополя. Его родители, не вынеся горя, скончались вскоре после кражи ребенка: отец умер от разрыва сердца, мать наложила на себя руки [4].

Два слова вызывали одинаковый ужас у евреев: погром и кантонист. Кантонисты (kantonist – призванный на военную службу) -  это еврейские мальчики, силой вырванные из родной среды и отданные в солдаты.

В  Российской империи позапрошлого века евреи жили в «черте оседлости», были освобождены от рекрутской повинности и вместо службы  платили  налог. Император Николай I в 1827 году  подписал указ  о рекрутской повинности  евреев. По этому закону еврейских мальчиков c 12-летнего возраста забирали в армию на 25 лет. В случае «недостачи», брали мальчиков и моложе, начиная с 8 лет. Наёмные агенты кагала,  "ловчие" разыскивали их повсюду и хватали, пока не пополнялась цифра набора. Стон стоял на улицах еврейских городов в осенние дни каждого года – дни "приема" и отправки принятых на службу. Взятых на службу и ссылаемых в отдаленные места родные оплакивали, как мертвецов. Так, по замыслу  царя, должна была проводиться христианизация евреев. Мальчиков, оторванных навсегда от родины,  ссылали в отдаленные губернии — Пермскую, Вятскую, Казанскую, Симбирскую и далее, где не было еврейского населения, чтобы воспитывать их вне национальной среды. Детей-кантонистов сваливали как телят, партиями в телеги и увозили по этапу.  «Путешествие» из родного дома на Украине до Урала и Сибири занимало не менее года. Туда добиралась в лучшем случае треть детей, остальные умирали в пути от лихорадки, простуды, вшей, чесотки и крайне плохой пищи. При крещении детям меняли имена на русские. А до этого детей содержали в особых школах кантонистов, где муштрой, непосильным трудом и всевозможными издевательствами понуждали к "добровольному" крещению. Школы кантонистов, в которых  царили жестокость,  суровые наказания и полная безнаказанность «дядек», прозвали в народе «живодернями». Принявшие  христианство евреи получали 25 рублей ассигнациями  и ряд льгот. Многие евреи-кантонисты стали героическими участниками Крымской войны и обороны Севастополя. В 1856 г.  манифестом императора Александра II институт кантонистов был упразднен. А  отставным солдатам-кантонистам было дано право повсеместного жительства в пределах всей Российской Империи вне «черты оседлости». Известные потомки кантонистов в России - Яков Свердлов, поэты И. Сельвинский и Леонид Мартынов, писатель Вениамин Каверин (В.Зильбер).

Когда участник обороны Севастополя Иссер Блювштейн (1833, Полтава – 1923, Тель-Авив) вернулся  после службы в царской армии, он был один как перст. Но  сумел  создать свое дело в Вятке, разбогател, женился, стал отцом двенадцати детей.Он не забыл заповеди еврейской религии и ревностно исполнял их.  Иссер Иосифович Блювштейн с сыновьями Давидом, Самуилом, Яковом, Моисеем, Абрамом и внуком Александром Давидовичем указан в числе купцов города Вятки за 1890 и 1893 годы [5]. Дети женского пола в списки купеческих семейств не вносились. Это и дает  основание утверждать, что Рахель Блювштейн родилась в Вятке, где в эти годы находилась ее семья, а не в Саратове. Его старший сын, Яаков Блювштейн родился в Вятке в 1880 году.

Брат Рахели, Абрам, родился в Вятке 25 апреля 1887 года и позднее стал известным специалистом по производству эфирных масел, организовав их производство  (пихтового и соснового) по всей Вятской губернии, отправляя их на экспорт в больших количествах.  Окончил реальное училище, знал три европейских языка. После революции он служил делопроизводителем уполномоченного Всероссийского  Главного штаба, чудом избежал революционного трибунала, но в Вятский концентрационный лагерь, созданный еще в 1918 году, все-таки попал. Еще находясь в концлагере, он начал работать в химдревбюро Вятского ГСНХ в отделе экспортных заготовок. Это было сделано по просьбе руководства Совнархоза,  так как Абрам Иссерович был единственным специалистом  в губернии по производству эфирных масел.   

15 февраля 1921 года он был назначен управляющим делами химического отдела Вятского губернского СНХ с одновременным исполнением обязанностей специалиста по выработке эфирных масел.

1 декабря 1921 года он, по личному заявлению,  был освобожден от работы по болезни [6]. Позднее Абрам Иссерович уехал на Украину, а потом, возможно, и в Палестину.

Отец Рахели, Иссер Блювштейн, женился в ранней молодости и от первого брака имел двух дочерей – старшую Анну, младшую Мирьям и сына Самуила. Сведений о первой жене Иссера нет. После преждевременной смерти жены он женился во второй раз на Софье Мандельштам.

На рисунке: Раши

«Все «русские» Мандельштамы - ветви одного генеалогического древа»,- утверждала вдова поэта Осипа Мандельштама – Надежда Яковлевна.

Мать Рахели – вторая жена Исера-Лейба, Софья Мандельштам, чья родословная восходит, как считается, к самому Раши [7],  была женщиной образованной, знала языки, переписывалась с выдающимися деятелями русской культуры, в том числе со Львом Толстым и стала, по его словам, самой активной корреспонденткой писателя. Одно выражение достаточно характеризует уровень ее развития: «Только интеллектуальные революции и есть подлинные революции, только они и способны изменить ситуацию». Дед Софьи – Элиэзер Дилон – был советником царя Александра Iво время войны 1812 года по еврейскому вопросу (Рахель в какой-то момент хотела взять фамилию Дилон). Скульптор Мария Дилон получила в 1905 году царскую награду за работу «Сестра милосердия читает письмо раненому солдату». Дед Рахели  со стороны матери был главным раввином Риги, затем Киева. Его брат стал первым еврейским студентом России. Дядя Рахели – Макс Мандельштам – руководил работой пятого сионистского конгресса в Базеле, был знаменитым глазным врачом. У Рахели с детства были слабые легкие, и ее посылали в Крым на лечение. Семья Иссера Блювштейна была многодетной, в ней воспитывались дети от первого и второго браков (четверо – от первого и восемь – от второго). Блювштейн к тому времени торговал  бриллиантами, землей, недвижимостью, имел в собственности кинотеатр, был старостой cинагоги. 

Софья Мандельштам была  прекрасной воспитательницей детей: они занимались музыкой, рисованием, поэзией, изучением языков, одним из которых был древнееврейский - иврит.

На фото: Рахель

Полтава

 Вскоре после рождения Рахели семья переехала в Полтаву, где прошли детство и юность будущей поэтессы. В Полтаве Исера Блювштейна  почитали как знатока Писания. Перед смертью Рахель будет вспоминать утопавшую в садах Полтаву, торжественный белоколонный ансамбль вокруг парка, позволивший назвать Полтаву «малым Петербургом», окрестности Полтавы, речку с хрустально звучащим названием Ворскла    

Здесь на Украине она  под именем Раи Блювштейн окончила еврейскую школу с преподаванием на идиш и русском языке. Ее старшая сестра Лиза училась в русской гимназии в одном классе с дочерью В. Г. Короленко.

Старая Полтава. Александровская улица

  «В нашем доме, - вспоминала сестра Рахели Шошана, - бывал  писатель Владимир Галактионович Короленко.Благодаря нему была спасена от погрома 1905 года еврейская община Полтавы...» Под  влиянием писателя Рахель и ее сестры отказались от материальной поддержки богатого отца и решили жить своим трудом.

О духовной атмосфере дома, где росла Рахель, о ее ранней полтавской юности можно судить из воспоминаний ее сестры, Шошаны (Розы) Блювштейн:

«Десятки лет назад в небольшом красивом украинском городе мы были молоды<…> Редки были в том городе приезды театра или концерты и становились — событием. И немое кино тоже делало там тогда первые шаги. Чем же жила наша душа? Книгами. (Полтава была центром одной из богатейших губерний России, книжным городом и имела очень хорошие библиотеки и читальни – А.Р.). Полными пригоршнями черпали мы из щедрой русской литературы. Каждая книга была Божьим даром. Образы писателей и их героев вошли в круг наших друзей. Они сопровождали нас повседневно. Пушкин, Лермонтов, Надсон. Героини Тургенева: скромница Лиза, Елена... И над всеми — великан русской литературы — Толстой. Мы не только романы его читали, но и статьи, они манили нас, будили наши юные мысли... Беллетристика, публицистика, но превыше всего — поэзия. Мы пропадали на дворе ее Царства. Она всегда была у нас на устах: читаем по книге, заучиваем наизусть... Мы и литературу других народов узнавали на языке государства. «О, великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!» — пел Тургенев в одном из своих «Стихотворений в прозе», так нами любимых. Мы декламировали эти слова — гимн писателя и поэта своему языку (не без легких угрызений совести, ведь мы были еврейками и хорошо знали это). Но русский язык был для нас выходом на общечеловеческий простор, к общечеловеческим ценностям. На обдуваемое ветром поле, где юная мысль парила, упоенная медом слов…<…>.  «Пред тобою две дороги, два пути, и невозможно не выбрать одну из них», — вознес свой голос известный русский критик Белинский, учитель нашего поколения. Первый путь: «И возлюби ближнего, как самого себя». Принести себя в жертву отечеству, человечеству в целом. «Возлюби правду и стремись к добру — не ради награды, но ради самой правды и ради самого добра», — призывал второй путь.

Наш дом был религиозно-традиционным. Мама-праведница и справедливый отец воспитали нас в духе Торы. Каждый праздник соблюдался трепетно и с восторгом. В каждом празднике была связь с прекрасным прошлым нашего народа…  Мы жили от праздника к празднику. И на фоне праздников возникла связь с национальной историей… Погром в Кишиневе — он тоже был запечатлен в нашем дневнике…                                                        

Старшие братья доносят до нас первые вести о сионистском движении. Портрет Теодора Герцля [8] был на стене дома каждой еврейской семьи. Мы, девочки, мечтаем об Обществе любителей древнееврейского языка, а мама противится тому, чтобы дочки уходили из дому, ходили на собрания. Это продолжалось недолго. Может быть, распался тот кружок. Братья уехали. У нас завелась своя компания...»[9].

У Шошаны (Розы) Блювштейн (1888, Саратов – 1974, Тель-Авив) не было семьи, и она любила писать. В разные годы жизни – в детстве, в юности – вела дневники и возила их с собою. Она училась музыке в 1925-1927 годах в Берлине. Впоследствии она стала воспитательницей детского сада, учительницей музыки в Израиле.

С 15 лет Рахель уже писала стихи на русском языке. В одной из дневниковых тетрадей Шошаны вписано по-русски детское стихотворение Рахели, возможно самое раннее из известных ее стихов:

…Спи, дитятко, спи, милое...
Вот скоро, скоро мальчик мой
Уж вырастет большой,
Такой большой, что до небес
Достанет он рукой...

Софья Мандельштам скончалась от чахотки, когда Рахели было 16 лет. Отец заново женился на властной молодой женщине, и семья начала разваливаться. Рахель и ее любимая, неразлучная с ней сестра Шошана уехали в Киев к старшей сестре Лизе.

На фото: Старый Киев.

 

Способности Рахель к музыке, живописи и поэзии проявились рано, она писала стихи на русском. В Киеве Рахель начала учиться рисованию, а Шошана – литературе и философии. Спустя некоторое время сестры решают поехать в Италию изучать живопись и литературу, а по пути заехать в Палестину – по заветам отца и старшего брата Яакова [10], приохотившего Рахель к сионизму, и благодаря давним разговорам с пылкими еврейскими юношами, приходившими к ним в дом по приглашению покойной матери: Берла Борухова, будущего основателя группы “Поалей Цион” и Ицхака Шимшелевича – будущего второго президента Израиля Ицхака Бен-Цви. Со временем и дети от первого брака стали подумывать о самостоятельной жизни. Старший Самуил решил поискать счастья в Баку. В этом городе не было антисемитизма и сюда приезжало много евреев. Молодой Самуил через некоторое время стал владельцем небольшого гвоздильного завода и самостоятельным человеком. Сестры Самуила приняли его предложение и тоже переехали в Баку. Мириам вышла замуж за работника завода Абеля Гутина,  Анна – за предпринимателя Иосифа Шпанина, владельца котельной, и жила в центре Баку на приморском бульваре. Позднее часть семьи переехала в Израиль.

Палестина

     Благословенная Палестина – Святая Земля, страна, где совершились важнейшие события библейской истории, где проповедовали пророки, где прошла земная жизнь  Иисуса Христа. В Библии Палестина обычно называется Эрец Исраэль, Земля израильская. На право владеть ею претендовали многие народы и завоеватели. Это объясняется  ее стратегическим положением на перекрестке дорог, связывающих три континента: Африку, Азию и Европу. Весной 1909 года сестры приезжают в Одессу и через две недели корабль, на котором они плыли, прибывает в Яффу, где романтика морского путешествия быстро заканчивается: в утлой лодчонке, до отказа набитой пассажирами, арабы перевозят девушек на берег, грубо швыряя на пристань их вещи, которые разлетаются в разные стороны... Они снимают комнатку в чистенькой гостинице. 
Рахель была в восторге: ”О Боже, что за картина! Небо сливается с землей, став единым целым. Черной мантией окутывает их ночь. Многие тысячи огоньков дрожат тут и там”. Сестры прибывают в страну вместе с волной Второй алии [11], когда с 1904 по 1914 год в Палестину переселились более 40 тысяч человек из России, из которых вскоре выдвинулся ряд выдающихся, блистательных личностей, создавших ту атмосферу, в которой родились пресса на иврите, театр, все то, что назвали еврейской цивилизацией. Уже через день после прибытия Шошана и Рахель оказались в Реховоте, где тогда поселились сотни молодых российских евреев. Многие из них мечтали построить на этой священной земле общество всеобщей справедливости, где идеалы древнееврейских Пророков и идеи Льва Толстого самым причудливым образом переплетались с теориями Карла Маркса.

На фото: Рахель на земле обетованной

Все они молоды и красивы. Вспоминает Шошана: «Рахель была стройной красавицей. Глаза – голубые, бездонные, волосы – золотые. Молодежь Реховота приняла нас с воодушевлением... После рабочего дня молодежь Реховота собиралась на «холме любви», на околице поселения, пели песни. Вскоре присоединилась к нам младшая сестра Бат-Шева. Было ей только семнадцать лет, но она уже училась в консерватории Лейпцига. Отец прислал нам денег, и мы купили рояль. Парни и девушки, возвращаясь с работы на виноградниках, слушали игру Бат-Шевы. Наша комната, которую здесь прозвали «Башней», очень быстро стала культурным центром Реховота и его окрестностей».

Фото Реховота.

В Рахель и Шошану влюбляются множество молодых людей, а они влюбляются в Палестину и, решив остаться здесь навсегда, начинают говорить только на иврите, отведя русскому языку всего лишь час в день. Город Реховот (что на иврите – просторы) расположен в центре Израиля, на Приморской равнине, в 22 км к югу от Тель-Авива, в 50 км от Иерусалима, и примерно в 10 км от Средиземного моря. Первые поселенцы 1880-х годов – молодые парни и девушки первым делом вырыли  колодец.  Для обработки земли они нанимали всех желающих.

Уже в 1891 году был собран богатый урожай маслин, миндаля и фруктов.  К 1899 году в поселении было 293 жителя, 58 жилых домов, 18 коровников и 1 магазин, синагога, театр и баня с парной, от которой бывшие евреи из России, несмотря на жаркий климат, отказываться не желали. В 1904 году была высажена первая плантация цитрусовых.

Это положило начало развитию сельскохозяйственной отрасли, которая, в дальнейшем, приобрела такой размах, что Реховот стали называть "городом цитрусовых", а на городском гербе появилось изображение апельсина. Арабы были ошеломлены образом жизни новых соседей,  и через некоторое время  начали красть урожаи, уничтожать посевы, жечь леса. В 1913 году произошло крупное кровавое столкновение между евреями, охранявшими виноградники и жителями села Зарнуга. Поселенцы с позором изгнали нападавших. В 1950 году население Реховота достигло 18 тыс. человек, Реховот получил статус города.Сейчас в городе  две гимназии, физико-математическая школа "Мофет", научный центр "Хавайеда", где проводится обучение отстающих детей, четыре спортивных комплекса.

Здесь, в Реховоте, Рахель знакомится с Накдимоном Альтшулером. Уроженец Эрец Исраэль, великолепный наездник, неутомимый работник, он становится для Рахели воплощением того здорового духовно и физически «нового еврея», на которого она так хотела бы походить. У них сложились теплые отношения. Оба будут помнить танцы на «холме любви» и бешеные скачки вдвоем на одной лошади... Он проживет долгую жизнь и до конца своих дней сохранит любовь к этой встреченной в юности женщине.  

                   На фото: озеро Кинерет

На склоне лет он будет сожалеть, что не был рядом с ней в дни ее болезни...
С осени 1910 г. Рахель в составе сельскохозяйственной бригады работала вместе с Ханой Майзель – страстной сионисткой и случайной знакомой, с которой она встретилась первой ночью в Палестине в гостинице в Яффе, - на образцово-научных плантациях олив и миндальных деревьев, разведенных агрономом Э. Блюменфельдом на склонах горы Кармел.  В апреле 1911 года Хана и Рахель отправляются на озеро Кинерет (Генисаретское озеро) и основывают там сельскохозяйственную школу для женщин, первой ученицей которой становится сама Рахель. Озеро ранее называлось Галилейским морем.Во времена римского правления район озера Кинерет был местом, где Иисус читал свои  проповеди. Пресноводное озеро площадью 167 кв. км лежит в глубокой впадине, длина его 21 км, ширина 12 км, глубина до 48 метров. Здесь водится две трети всей рыбы Израиля.  Здесь Рахель познакомилась с А. Д. Гордоном, патриархом трудового сионизма, которому поэтесса посвятила первое свое стихотворение, написанное на Кинерете. Аарон Давид Гордон, сионист и последователь учения Льва Толстого оказал сильное влияние на ее формирование, как человека и как поэта. «Я… сброшу с себя эту жизнь в изгнании... С азов начинаю я новую жизнь на нашей земле. Я ничего не меняю, я не исправляю, ибо я все делаю наново! И первое, с чего я начинаю новую жизнь, – это работа! Не труд, чтобы прожить, и не труд, как обязанность, а труд во имя жизни... Физический труд – одно из слагающих жизни, один из самых глубинных жизненных корней!.. И – я тружусь!! Труден путь, что избрал я, многие перешептываются за моей спиной, качают головой и жалеют меня <...> Но я смотрю на дело рук своих, и вот, благодаря моим трудам и усилиям разгорается уголек, становясь источником великого света». Так писал Аарон Давид  Гордон.

Рахель встретила друзей, познала радость изучения языка предков, поэзию сельского труда. Дни, прожитые там, оказались самыми прекрасными в ее жизни: «Генисаретское озеро – больше, чем пейзаж, больше, чем фрагмент природы. С его именем слита народная доля. Тысячами глаз глядит там на нас наше прошлое и говорит сердцу тысячами уст...» На самом деле, путешественников здесь, у озера  охватывает особое чувство: «Когда я проснулся в Табхе в первое утро и взглянул на Галилейское озеро, я ощутил невыразимый покой и такую отрешенность от мира, что мог вообразить себя Адамом, в изумлении взирающим на Эдемский сад», - так описал свои ощущения известный лондонский журналист и путешественник Генри В. Мортон. Это действительно Святые места.

На Кинерете она встречается с Берлом Каценельсоном, будущим идеологом рабочего движения, создателем газеты “Давар”; Залманом Шазаром, впоследствии президентом Израиля. Молодые, красивые, полные сил люди, построившие эту страну, были влюблены в свою землю, свою молодость и  друг в друга. ”И вот отворяются ворота. Со двора с криком и гоготом высыпает стадо гусей, а за гусями – стройная пастушка в белом платье,
легкая как серна, прекрасная как Кинерет. В ее устах древний иврит звучит во всей первозданной красоте и силе” - так описывал свою встречу с Рахель Залман Шазар.

“Мы будили зарю. Заря занималась с началом нашего рабочего дня. Нас было одиннадцать. Руки в мозолях, босые ноги, загорелые, в ссадинах. Воздух был наполнен нашими песнями, нашими разговорами и смехом. Мотыги наши поднимались и опускались без передышки” (из очерка Рахели “На берегу Кинерета”, написанного за два года до смерти). В 1913 году по совету Ханы Майзель, Рахель уезжает в Тулузу учиться на агронома, откуда она ездила в Италию брать уроки живописи (в Риме жил тогда ее брат Яаков). Но в августе 1914 года начинается I мировая война. Путь в Палестину закрыт: Рахель, российская подданная, не может вернуться туда, не может получить деньги от отца, перебравшегося к тому времени в Тель-Авив. Чтобы окончить университет, она подрабатывает уроками французского, и получает диплом с отличием.

Пароходом из Марселя Рахель уплывает в Россию, живет в Кременчуге, потом в Киеве,  Бердянске,  в Саратове, работает учительницей. Революция застает ее в лечебнице на Кавказе. Она едет в Одессу, но просто жить у родных она не может. Вокруг горе, и она  ухаживает за детьми еврейских беженцев, занимается переводами, публикует в сионистском еженедельнике «Еврейская мысль» стихи и очерки об Израиле. Во время войны дремлющий с детства туберкулез легких у Рахели обострился, что сократило ее жизнь.

Во время учебы в  Тулузе Рахель познакомилась с Марией Шкапской и сблизилась с ней.

                                                                                          Примечания

[1] М.С.Губергриц 1908 г. р. – вятский поэт и журналист, живший в Москве, автор эстрадного сборника

[2] ГАКО, ф. Р-139, оп.1б, д.26, л.170

[3] Коломеер Михаил Соломонович - "Люди земли Полтавской"- http://www.jjew.ru/.
[4] Виктор Радуцкий. Будь же земля моя благословенна. Рахель: страницы жизни. – Российско-израильский альманах еврейской культуры. Литературные зарисовки. Вып.5-6, том 2, 2003-2004

[5] ГАКО, ф. 176, оп.1, д. 4440, л. 326-327

[6] ГАКО, ф. Р-791, оп.4, д.246, л.9, ф. Р-483, оп.1, д.420, л.10,20

[7] Раши - Рабейну Шломо Ицхаки (1040, Труа, Франция — 1105), — крупнейший средневековый комментатор Талмуда и один из классических комментаторов Танаха; духовный вождь и общественный деятель еврейства Северной Франции

[8] Теодор Герцль(1860-1904) – еврейский общественный и политический деятель, основатель Всемирной сионистской организации, провозвестник еврейского государства. Журналист, писатель, доктор юриспруденции.

[9] Зоя Копельман. Еврейские скрижали и русские вериги (Русский голос в творчестве ивритской поэтессы Рахели) - в журнале: «НЛО» 2005, №73 Палестина/Израиль в русской культуре: литературный топос и культурный ареал.

[10] Яков Блювштейн (1880, Вятка - 1935, Тель-Авив; впоследствии взял фамилию Села), старший брат Рахели, окончил гимназию в Баку и учился в университетах Лейпцига, Флоренции, Рима. В Риме получил диплом по философии и политической экономии и оттуда в 1913 году приехал в Палестину. Годы Первой мировой войны провел в России, затем занимался сионистской деятельностью в Италии, а с 1920-го - в Тель-Авиве, один из активистов просвещения сионистских тружеников, инициатор создания так называемых "Народных домов" (первый был основан им в Тель-Авиве в 1925 году) - клубов для публичных лекций и культурных мероприятий.

[11] Вторая аллия – вторая волна иммиграции в Израиль. Первая аллия, когда евреи вынужденно спасались от погромов, была в 1882-1903 годах. Тогда переселилось 35 тыс. евреев.

                                                                                       (Окончание следует) 

 

X
Загрузка