Принц большой крови (Окончание)

 

(Начало)

 

Илья Глазунов. Дмитрий Иванович.

 

Эта легенда о чудесном спасении Дмитрия от смерти оказалась исключительно живучей. Особенно, если учесть, что она никогда не поддерживалась властью. По мнению А.М. Панченко, Лжедмитрий I открывает институт самозванства в России, до 16 века не знавшей такого явления. Лжедмитрий второй появляется мгновенно после гибели первого, как чудесно спасшийся от смерти. Легенда об избавлении Дмитрия от смерти чудом, прочно обосновывается в фольклоре, вспыхивая на каждой критической фазе истории.
            В посвященном 1000-летию русской книжности альманахе «Прометей» наряду с публикацией текстов средневековых памятников, жизнеописаний деятелей русской культуры, помещены мемуары С.И. Четверухина, репрессированного в 1936 году. Он вспоминает, как во время этапа оказался рядом с одним из заключенных, которого все называли «профессор» - и это было скорее уважительным прозвищем, чем званием. <…> Когда я попал внутрь, то и верхние и нижние нару были уже переполнены. <…> Я любил читать о Смутном времени, находился под обаянием Платонова. Я сказал об этом профессору.
             – Да, ответил он, - интересное было время! А известно ли вам, молодой человек, что главное действующее лицо пережило всю эту драму?
            - Кто?
            - Царевич Дмитрий!
            - Какой Дмитрий? Угличский или Отрепьев?
            - Ни тот, ни другой. Настоящий Дмитрий Иванович, сын Ивана IV!
            И профессор рассказал следующее:…».
            В повествовании «профессора» были благородные остзейские баронессы, молодые француженки, старинные замки, послы, тайная переписка и т.д., и, естественно, хороший конец, а в жизни было совсем другое: «Ну, спать, коллега, спать!.. И профессор, повернувшись на бок, уснул. <…> - Кончай валяться! – кричал вохровец и колотил палкой по нарам. Все засуетились».46
            Целевой аудиторией мифа о чудесном спасении от смерти, конечно, была и остается маргинальная часть общества, а эксплуатируют его (с разными целями), безусловно, элиты.
            «Отец» Чебурашки, крокодила Гены, и других забавных персонажей книжек для малышей и мультфильмов, писатель Эдуард Успенский, входил в политсовет либеральной политической партии «Гражданская сила», которая была в числе партий, выдвинувших Дмитрия Медведева кандидатом в президенты РФ. В 1999 году Эдуард Успенский написал детский исторический роман «Лжедмитрий Второй настоящий». Этот роман был опубликован в журнале «Костер», предназначенном для ребят 9-14 лет, в 2001 году.        Чудесноспасенный Лжедмитрий в этом романе – герой без страха и упрека, настоящий идеал для подражания.
 
               Возвращенный в октябре 1605 года из ссылки Василий Шуйский успешно совмещал карьеру при дворе с подготовкой нового заговора. Мятеж готовили основательно, важным было не только физическое устранение царя Дмитрия Иоановича, но возведение на престол основателя новой династии.
            8 мая 1606 года Марина Мнишек была коронована царицей и совершилось ее бракосочетание с царем Дмитрием Иоановичем. На эту свадьбу в Москву прибыло около 2 тысяч знатных поляков. Не меньше было и русских вельмож. Василий Шуйский как тысяцкий был распорядителем торжеств.
            После 10 мая среди москвичей велась активная агитация против самозванца. Его обвиняли в намерении искоренить православие и уничтожить русское дворянство. К вечеру 16 мая подготовка к перевороту была завершена. Дома, в которых ночевали прибывшие на свадьбу Лжедмитрия I и Марины Мнишек иноземцы, отметили условными знаками. В результате мятежа около тысячи иностранцев было убито.
            События развивались стремительно.
1606 год
8 мая – бракосочетание Лжедимитрия I и Марины Мнишек.
17 мая – заговор под руководством кн. Василия Шуйского, низложение и смерть царя Дмитрия Иоановича.
18 мая – патриарх Игнатий лишён сана и заточён в Чудов монастырь.
19 мая – кн. Василий Иванович Шуйский провозглашен царем.
28 мая – обретение мощей царевича Дмитрия.
1 июня – венчание на царство кн. Василия Шуйского.
3 июня – торжественное перенесение мощей и канонизация св. благоверного царевича Димитрия Угличского.
3 июля – поставление смч. Гермогена на патриашество.
6 июля – царская грамота о чудесах от мощей св. благоверного Димитрия Угличского.
 
            Для подтверждения гибели царевича, в Углич была направлена специальная комиссия. Принято говорить, что направлена она была царем, но так как вторую половину мая 1606 года царский трон еще пустовал, можно считать, что поездка за останками царевича была предпринята в результате коллегиального решения. Срочного представления каких-либо наглядных доказательств смерти настоящего Дмитрия, требовала не только угроза возникновения новых самозванцев, но и возрастающее недовольство народа по поводу бессудной расправы над Дмитрием Иоанновичем, законным государем.
            Разумеется, задача комиссии состояла не в том, чтобы доставить в столицу останки 15 лет назад погребенного человека – они ничего не могли ни подтвердить, ни опровергнуть. Изначально необходимы были экстраординарные свидетельства, тем более, после публичного признания Василия Шуйского в том, что похоронен в Угличе был «попов сын». Даже если намерение провести такую экспедицию входило в планы заговорщиков, уехать из Москвы 17 мая, до похорон Лжедмитрия I и провозглашения Василия Шуйского царем было рискованно.
            Три дня тело Лжедмитрия I подвергалось поруганию в центре Москвы, затем его похоронили на кладбище для упившихся или замерзших, за Серпуховскими воротами. Сразу же по столице стали распространяться слухи о необыкновенных явлениях связанных с убитым. Тело выкопали, сожгли, пеплом зарядили пушку и выстрелили в сторону Польши. Теперь уже нельзя было медлить, и комиссия, (видимо не раньше 23-24 мая) отбывает в Углич.
            В так называемой "Рукописи Филарета, патриарха московского и всея Руси", перечислены все участники спецкомиссии. Состав этой депутации исключительно красноречив.
            Придать достоверность результатам в первую очередь должны были те, кто принимал участие в погребении 1591 года. Это Андрей Александрович и Григорий Федорович Нагие. В материалах следствия записано с их слов, что они прибежали вместе к месту трагедии. Только Андрей Александрович сказал, что царевич был уже мертв, «сказывают зарезан, а того не видал, кто зарезал», а Григорий Федорович сообщил что «царевич ещё был жив, накололся сам». Несмотря на некоторую противоречивость их показаний в 1591 году, в 1605 они оба были единодушны в том, что Дмитрий жив и имеет все законные права на царство. Самозванец щедро наградил их за правдивость «подовал им боярство и вотчины великие и дворы Годуновых и з животы». Григорий Федорович 8 мая был дружкой на свадьбе Лжедмитрия I.
          За мощами царевича ехал архиепископ Астраханский и Терский Феодосий, в 1591 году игумен Толгского монастыря, участвовавший в погребении царевича. Привезенный в оковах к государю Дмитрию Иоанновичу епископ Феодосий продолжал упорствовать и повторять, что прирожденный царевич мертв. Однако самозванец не только не подверг его опале, но вернул епископу свободу, возвел в сан архиепископа, оставил в Москве, где он, проживая на подворье Казанского митрополита Гермогена, проповедовал и изобличал самозванца. При этом, правда, Лжедмитрий объявил Феодосия юродивым. Было Астраханскому и Терскому архиепископу около 80-ти лет.
          После перенесения мощей святого мученика царевича Димитрия Угличского в Москву Феодосий получил от царя и патриарха подарки и с большим почетом был отпущен обратно на свой пастырский астраханский престол.
          Отправились в Углич бояре Петр Никитич Шереметев и князь Иван Михайлович Воротынский. Оба они год назад, 3 июня 1605 года, входили в состав московской знати прибывшей в Тулу выразить Лжедмитрию покорность Москвы. Они передали самозванцу государственную печать, ключи от кремлевской казны, подарки. В это время в Москве под стражей находилась царская семья. По своем воцарении самозванец пожаловал П.Н.Шереметева боярством и назначил в Государственную Думу.
            Руководил комиссией Митрополит Ростовский Филарет. Воцарение названного Димитрия доставило старцу Филарету свободу, с почетом он был возвращен в Москву, как родственник мнимого царя. Из рук самозванца получил он и сан митрополита, что, безусловно, усиливало драматизм события. Филарет готовится обрести мощи святого Димитрия как иерарх Церкви, а в иерархи его возвел преступник, присвоивший имя святого Димитрия.
            Известно, что Филарету с товарищами долго не удавалось найти гроб «живоносного мертвеца».
            Что, конечно, не удивительно. Прошло пятнадцать лет, в которые за могилой, практически, никто не ухаживал. Все родственники рассеяны, многие горожане выселены, пережиты три страшных голодных года, сменилось поколение жителей. И, если захоронение было вне кладбища, что очень вероятно, отыскать гроб было непросто. В «Рукописи Филарета» об этом сказано так: «И ту первее преблагий Бог прослави угодника своего: снмающе убо, гроба его Святители и Бояре не могущее обрести и желаемое ими многоцелебное тело узрети…». Сбоку, на полях рукописи, сделана приписка, возможно, рукой самого Филарета: «Приписать: долго необрели и молебны пели и по молебны само явилось тело, кабы дымок ис стороны рва копанова показался благовонен, тут скоро обрели». Начали копать там, и «обретшее некрадомое сокровище многобогаты гроб, вместивший тело блаженного царвевича».  Дальше начинаются чудеса. «И егда убо гроб открыша, тогда внезапу яко ароматы излияша; тако дух сладкоуханен и благоуханен всех обият и исплнись весь град благоухания <…> и нетокмо бо плоть бысть в целости святаго страдальца, но и ризы на теле его освятишася и истления избыша».47
            В руках царевича оказались предметы, которые потом при установлении мощей в храме должны будут наглядно свидетельствовать, что острому металлическому предмету в руках места не было, так как в одной руке был шитый серебром и золотом платок, а «во друзей же приключишася плод глаголемый орехи». 48
            Сразу же по обретении мощей в Угличе начались исцеления. «…и вящие прослави своего угодника <…> иже убо быша слепи и хромии и иными болезни одержимии, прикосновением святаго телеси его и одна на нем же лежание изцеляхуся…<…> Недужнии ис теляху скоро и болезные яко елени скачующе…».49
            Мощи были торжественно доставлены в Москву, где чудеса продолжились.
            Ростовский митрополит Филарет мог рассчитывать на патриарший клобук, но его получил Казанский митрополит Гермоген, поставленный на патриаршество 3 июля 1606 года. Царевич Дмитрий был причислен к лику святых тогда, когда Патриарший Престол никем не был занят. Гермоген еще не был введен в сан, нет никаких сведений и о том, что он принимал участие в канонизации Дмитрия Угличского.
            Во время пышных торжеств по поводу обретения нового святого, в которых активное участие принимал новый царь Василий IV Шуйский, не было никаких заявлений о том, как погиб царевич и кто виновен в его смерти. Сложная политическая обстановка в Москве, видимо, заставила царя торопиться и с канонизацией. В середине мая сын Ивана Грозного законный, всеми признанный правитель государства. В конце месяца этот сын, оказывается, пятнадцать лет тому назад похоронен, его мощи обретены и выставлены в Архангельском соборе столицы, многие люди получают от них исцеление, а сам отрок прославлен как святой. Все это за две недели.
            Канонизация предполагает наличие жизнеописания нового святого, повествование о его духовных подвигах и свершившихся чудесах. Кто является автором жития благоверного царевича Димитрия Углицкого точно неизвестно. Есть предположения, что оно написано самим патриархом Гермогеном, есть предположения, что автор – Авраамий Палицын. В «Рукописи Филарета» упоминается еще один участник поездки: «…да спаского архимарита Авраамия чуднейши отцем достойных Боговидения и исправляющих слово божественные истинны…».50
            Но кто бы ни являлся создателем жития, работа над его составлением была срочной.
Сегодня известны четыре редакции Жития Димитрия Угличского XVII — начала XVIII века, сохранившихся во множестве списков. В основу повествования легла версия убийства царевича по приказу Бориса Годунова.
Агиография одновременно и простой и очень сложный жанр. Упрощает написание жития то, что канон будущего текста уже задан и, довольно, строго, а требует незаурядных литературных способностей потому, что в жестких рамках однотипных сюжетов должен появиться оригинальный образ, притягательный, вызывающий искренние сопереживания.
Для написания жития ребенка необходимо особое мастерство еще и потому, что такие истории встречаются редко, описать череду духовных подвигов невозможно – они, как правило, отсутствуют, а яркие, нетривиальные подробности необходимы и мы видим, что они были найдены в кульминации рассказа. Здесь же впервые точно указывается локализация ранения.
«…но мамка силой вывела его из горницы в сени, к нижнему крыльцу, где уже были Осип Волохов, Данило Битяговский и Никита Качалов. Волохов, взяв Димитрия за руку, сказал: «Сие у тебя новое ожерелье, государь?» Он же, кроткий агнец, подняв голову, тихим голосом отвечал: «Сие есть старое ожерелье». И Волохов кольнул его ножом по шее, но не захватил гортани. <…> …союзники его Данило Битяговский и Никита Качалов <…> дорезали и сбросили его вниз с лестницы». 51
Понятно, что перед нами художественный вымысел, так как все названные здесь участники трагедии, погибли в течение 1-2 часов, и передать такой разговор было некому.
            Слово ожерелье в XVI веке означало верхнюю часть костюма, оплечье. И.Е.Забелин дает его подробное описание: «Ожерелье. Именем ожерелья (от слова горло, жерло) обозначался шейный наряд или убор, состоявший собственно из атласного и редко другой шелковой ткани, низанного жемчугом стоячего воротника. <…> Мужское низалось обыкновенно в шахмат, а женское во-рефидь. Шириною такое ожерелье бывало не более 3 вершков и кроилось во всю ширину атласного полотнища (от 8 до 12 верш.). <…> Напереди ожерелье застегивалось богатыми пуговицами. Его носили как стоячий воротник; но располагали также около шеи и несколько отклонно к плечам, причем, разумеется, оно и выкраивалось иначе, в нижней части шире, чем вверху, в самой горловине». 52
            Сомнения в этой версии трагедии вызывает и количество участников, и выбранное время, и способ преднамеренного убийства.
            Как минимум пять человек знают о готовящемся преступлении. Представитель государя, дьяк Михаил Битяговский выбирает для физической расправы над восьмилетним царевичем, не какого-нибудь бродягу, а своих ближайших родственников – сына и племянника. Боярыня-вдова, многие годы проведшая на службе царской семье, присоединяет к злодеям своего единственного сына. Для того, чтобы лишить жизни больного мальчика собираются трое взрослых мужчин. И, конечно, вызывает вопросы способ совершения преступления (ведь к нему долго и тщательно готовились), напоминающий ритуальное убийство.
            Поскольку для создания жития необходим образец, канон, можно предположить, что перед нами отчасти влияние такого прецедентного текста.
            Автор четвертой редакции жития – митрополит Дмитрий Ростовский сравнивает Димитрия Угличского с первыми русскими святыми благоверными князьями, страстотерпцами Российскими Борисом и Глебом. Их роднит не только невинная гибель от рук подосланных убийц, но и то, что за смертью святых страстотерпцев последовало кровавое волнение по всей Руси.
            Однако князья были уже взрослыми, но в рассказе о них можно найти и прославленного ребенка. Это святой мученик Георгий отрок (†1015).
«Георгий Угрин был ближайшим слугой кн. Бориса, к-рый любил его «паче меры». Именно этим объясняется факт ношения Георгием золотой гривны (шейного обруча) - знака отличия и особого княжеского расположения. Вместе с др. дружинниками кн. Бориса Георгий находился на реке Льте (Альте) в тот момент, когда в лагерь прибыли убийцы, посланные киевским кн. Сятополком Владимировичем. Георгий был свидетелем того, как дружинники киевского правителя с оружием в руках ворвались в княжеский шатер и набросились на св. Бориса. Жертвуя собой, Георгий попытался прикрыть князя своим телом. При этом, согласно «Сказанию, и страсти, и похвале святую мученику Бориса и Глеба», обращаясь к Борису, он сказал: «Да не останоу тебе, господине мои драгыи, да идеже красота тела твоего оувядаеть, тоу и аз съподоблен боудоу съконьчати живот свои» (Успенский сб. XII-XIII вв. С. 48). Георгий был убит вместе со св. Борисом. Для того чтобы снять с тела дружинника золотую гривну, убийцы обезглавили его». 53
            Очень похоже, что «золотая гривна» подсказала красноречивую подробность «ожерелья», а «обезглавленный Георгий» помог указать точное место ранения, которое из «укола» материалов следственного дела превратилось в «рану в целую ладонь» в пьесе А.К. Толстого.
            В.И. Шуйский, единственный авторитетный источник всех трех версий трагедии, высказанных в разное время, а так как они взаимно исключают друг друга, всегда остается неопределенность, почва для рождения мифа.
            Естественно, что в Четьи-Минеи, популярнейшие средневековые книги, а оттуда к устным сказителям перешла версия об убийстве царевича по приказанию Бориса Годунова, изложенная в житии.
            Однако чаемого эффекта мероприятия нового царя не имели. Чудеса от мощей царевича народ убеждали мало, войско нового самозванца, теперь уже, чудесным образом спасшегося царя Лжедмитрия Второго, приближалось к Москве. Рассылаемые Василием Шуйским грамоты от своего лица и от лица инокини Марфы о том, что убоявшись гнева Лжедмитрия I, они лжесвидетельствовали, авторитета власти не придавали, царские полки, не говоря уже о боярах и дворянах, переходили на сторону Лжедмитрия II. Войско «воеводы царевича Дмитрия» – Ивана Болотникова в октябре 1606 года осадило Москву. Осуществить контроль над всей территорией В.Шуйскому не удавалось. Он, как видно, не склонный стеснять себя разного рода условностями, дает ассиметричный ответ своим противникам.
            Осенью, 1606 года, через несколько месяцев после канонизации царевича Дмитрия, по распоряжению царя Василия IV Шуйского, останки семьи Годуновых (царя Бориса Годунова, невинно убиенных царицы Марии и царя Феодора Борисовича) торжественно перенесли в Троице-Сергиев монастырь. Ясности во внутреннюю политику это, вероятно, не добавило. И через двести лет митрополит Московский Платон (Левшин) писал: «В сем поступке была некоторая странность: ибо царь почтил святого царевича Димитрия, но в то же время некоторое сделал уважение останкам убийцы его» (2. С. 181)». 54
            Несмотря на серьезные политические трудности, В.Шуйский, не утратив веры в магическую силу слова, развернул деятельность по реабилитации династии Годуновых и поискам способов мобилизации народа для противостояния врагу.
            Протопоп Благовещенского собора Московского Кремля, Терентий, записал рассказ «некоего мужа духовного», пожелавшего сохранить инкогнито, о бывшем ему видении. Так появилась «Повесть о видении некоему мужу духовну». Первое из череды «чудесных видений», которые произошли в России в Смутное время.
            Терентий был близок к особе Бориса Годунова, так как во время его царствования служил протопопом семейного храма царя, что не помешало ему одним из первых последовать примеру Игнатия, присягнув Лжедмитрию I. Известны два его послания самозванцу. Известно так же, что после 1606 г. он был отстранен от должности протопопа в Благовещенском соборе, но через четыре года, в 1610 г., по указу короля Сигизмунда III, его вернули к прежним обязанностям.
            Едва записав рассказ, протопоп тут же поставил о нем в известность патриарха и царя. Реакция была моментальной. «Повесть» прочитали в Успенском соборе перед всем народом, 14 октября установили неурочный шестидневный покаянный пост. Общество восприняло «Видение» как знак Божий, с одной стороны, объясняющий страшные события Смуты, а с другой стороны, указывающий путь спасения.
            В повести рассказывалось, будто некий «муж духовный» увидел во сне как в Успенском соборе богородица, Иоанн Предтеча и святые угодники молили Христа пощадить народ православный, закосневший в грехе и потому страдающий от ужасов Смуты. Слезы матери смягчили Христа, и он сказал: «Тебе ради, мати моя, пощажу их, аще покаются. Аще ли же не покаются, то не имам милости сотворити над ними». А начиналось все с того, что внезапно послышался «мужу» сильный звон в тот колокол, который «вылит был при царе Борисе по его повелению». 55
            Москва покаялась, но история имела продолжение. Немногим более чем через полгода после канонизации царевича Димитрия, по инициативе царя Василия Шуйского 16 февраля 1607 года в Москве состоялся расширенный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви: «прежебывший Иев Патриарх да Святейший Ермоген, Патриарх Московский и всея Русии, советовав с Митрополиты, и со Архиепископы и Епископы». 56
            Вопрос на соборе был один: о преступлении «всеми православными христианами» крестного целования на верность царю Борису Феодоровичу Годунову, царю Федору Борисовичу, царице Марье и царевне Ксении — то есть об измене присяге, данной погубленной династии Годуновых. «Весь же святый собор, презельне согласующе, изложиша прощальную грамоту …» (1. С. 150). 57
            Собор действовал всего один день, и результатом его деятельности стал один документ – «прощальная и разрешительная грамота». 20 февраля 1607 года в Кремле было всенародное собрание, на котором эту грамоту после молебна зачитали. Она представляет собой соборное определение о невиновности Бориса Годунова в смерти царевича Димитрия Угличского, о законных правах династии Годуновых и о виновности московских людей в убийстве царя Федора и царицы Марии Годуновых.
          Полностью оправдав Бориса Годунова, царь ничего не изменил в той части текста, где говорится об убиении Дмитрия: «прият заклание неповинно от рук изменников своих».(1, 2. С.151). 58
          Так царь Василий IV Шуйский, бывший глава следствия по «угличскому делу», опроверг свою последнюю версию событий 1591 года, никак при этом не пояснив, кто же был инспиратором преступления, с какой целью было оно совершено и кто был непосредственным исполнителем злодеяния. И, видимо, вопросов таких никто не задавал. Версия об убийстве Борисом Годуновым царевича Дмитрия продержалась 8 месяцев и 17 дней.
          С прекращением Смутного времени соправители Михаил Фёдорович Романов и патриарх Филарет вернулись к версии: царевич Дмитрий погиб в 1591 году от руки наёмников Бориса Годунова. Эта версия была описана в «Истории государства Российского» Н. М. Карамзина.
            Государственную точку зрения, разделили и продолжают разделять многие деятели культуры, она находит воплощение в различных произведениях искусства.
            Начиная с фольклора, житийных, исторических повествований и иконописи она переходит в светское искусство. Сюжет продолжает быть активно востребован в современно живописи. Но, если в XIX веке внимание художника было направлено на причину и виновника преступления, то современное творчество делает акцент на жертве. Меняется и страдалец. Нестеровского нежного, трогательно-беззащитного отрока сменил схематичный и плакатный младенец И. Глазунова. Не философская сложность и скорбь о несовершенстве мира, а всепобеждающее тупое зверство. На первом плане даже не рана, а почти отрезанная голова.
            На протяжении четырёхсот лет государственная политика в разных формах поддерживала культурный миф о царевиче Дмитрии.
Например.
            В 1692 году в Угличе была освящена церковь Дмитрия на Крови. (Царствование Петра I).
            В Угличском государственном историко-архитектурном и художественном музее хранится герб «Угличской провинции», 1722 год. «На деревянном круге диаметром более 1 м. изображен царевич Димитрий "в рост" с символом своей гибели, ножом в руке. Фон выполнен в виде зари, позема с горками и растительными побегами». (Царствование Анны Иоанновны).
            В 1772 году стены церкви Дмитрия на Крови покрывает грандиозная живописная композиция «Убиение царевича Дмитрия». (Царствование Екатерины II). В это же царствование утвержден герб города Углича (20 июня 1778 года) В червленом поле, образ убиенного царевича Дмитрия Иоанновича. В правой руке нож, левой рукой удерживает агнца.
            В 1812 году, после захвата Москвы французскими войсками и их союзниками, могила Дмитрия была вскрыта и разграблена, а мощи выброшены. После изгнания захватчиков мощи были вновь найдены и установлены на прежнем месте в новой раке. (Царствование Александра I).
В 1863 году разрабатывается новый проект герба города Углича. Фигура царевича остается прежней, но агнец исчезает. (Царствование Александра II).
В 1999 году образ царевича Дмитрия помещен на флаге города, тогда же обновляется герб города Углича, фигура царевича остается прежней. (Президент РФ Б.Н.Ельцин).
                        Миф о загадке царевича Дмитрия жив и сегодня.
            Исследование исторических материалов и документов позволяет говорить, что создание культурного стереотипа не происходит стихийно, нуждается не в фактической основе, а в политической воле, является итогом целенаправленной идеологической политики, формируется на протяжении длительного времени разными видами искусств.
            Как ни грустно, приходится признать, что различным специалистам по политической рекламе удалось использовать смерть сына Марии Нагой как чрезвычайно эффективный запал. Повод и для гражданской войны, и для иностранной интервенции, повод для большой крови и большой сказки.
 

Примечания

46. Прометей: Ист.-биогр.альм. Т.16: Тысячелетие русской книжности. М., 1990. С. 426-430.
47. Рукопись Филарета, патриарха Московского и всея Руси. М., 1837. С.6.48. Рукопись Филарета, патриарха Московского и всея Руси. М., 1837. С.7.
49. Рукопись Филарета, патриарха Московского и всея Руси. М., 1837. С.7-8.
50. Рукопись Филарета, патриарха Московского и всея Руси. М., 1837. С.5.
51. http://www.saints.ru/d/Dmitrii_Uglichskii.html
52. И.Е.Забелин Домашний быт русских цариц в XVI и XVII столетиях. Новосибирск, «Наука», 1992. с195
53.  http://www.pravenc.ru/text/164445.html
54. http://www.pravmir.ru/o-smutnom-vremeni-razreshitelnaya-gramota-dvux-svyatyx-patriarxov/
55. http://www.portal-slovo.ru/history/39667.php
56. http://www.pravmir.ru/o-smutnom-vremeni-razreshitelnaya-gramota-dvux-svyatyx-patriarxov/
57. http://www.pravmir.ru/o-smutnom-vremeni-razreshitelnaya-gramota-dvux-svyatyx-patriarxov/
58. http://www.pravmir.ru/o-smutnom-vremeni-razreshitelnaya-gramota-dvux-svyatyx-patriarxov/

 

Последние публикации: 

X
Загрузка