НЕрабы. Предуведомление к труду

 

 Наша страна развивалась причудливым образом: несогласные с деспотией (а, вероятно, такой многоукладной и разномастной страной эффективнее управлять при помощи «жесткой» модели), попросту бежали в дикие места, создавая свои миры, лишенные унизительного раболепия. «Воля» для многих была по сути религией, фетишем и вершиной ценностной пирамиды. Одновременно беглецы не теряли некоей сакральной связи с Центром, по сути они колонизировали новые земли - не для себя лично, но для Отечества. Сохранялось главное связующее звено нации, язык. Впрочем, было минимум одно исключение, когда жители одного анклава отказались и от языка и от национальности. Ради веры (об этом случае я, естественно, поведаю).

Российское государство умело использовало подобный метод колонизации, создавая соответствующие условия в обжитых местностях. Те, кто хотел оставаться рабом, оставался таковым, тем самым упрочая рабскую породу. «Ген свободолюбия» (если таковой есть), наоборот, толкал индивидуума к бегству. Государственная машина этому препятствовала весьма своеобразно, ведь помимо колонизации беглецы исполняли роль «буфера» государства, вынужденного существовать во враждебном окружении. В данном случае я говорю преимущественно о казачестве.

Любопытно, что старообрядчество как явление легко пускало корни как на Русском Севере, так и к областях Казачьих войск. В значительной степени старообрядчество – консервативная реакция на церковные реформы. Но не только, ибо возрождающаяся после тиранического режима последнего царя из Рюриковичей (Феодора Иоанновича в счет я не беру), экономической катастрофы времен Годунова, пережив Смутное время, нация нуждалась в духовно чистых, авторитетах, несущих понятную идеологию. Лидеры старообрядцев умело действовали в «вольной» среде, поняв, что юридически свободные люди ищут духовной опоры в православной традиции. Если бы Соловецкие монахи… а, впрочем, какое «если бы» может быть в истории? Да, была духовная связь Соловков с разинцами, с Доном. Но сколько еще существовало скрытых нитей, посредством которых русская цивилизация управлялась! Кем? А вот «авторитетами» всевозможного толка и управлялась. Чтобы окончательно утвердить абсолютизм, должен был прийти Петр Алексеевич Романов.

Петр упрочил крепостное право, добавил степеней несвободы. Петр стал первым самодержцем, покусившимся на самостийность сынов Дона (в соответствующей главе я расскажу о том, как потомки казаков воспринимают тогдашние «наезды» Петра). Именно Петра старообрядцы считают Антихристом, хотя сам Великий раскол случился при Алексее Михайловиче. Лидеров Раскола ссылали на Русский Север, в Сибирь,где зверски изничтожали. Именно на Печере, там, где казнили протопопа Аввакума с соратниками, находится мощнейший центр старообрядчества. Все в мире взаимосвязано, те самые «нити» пронизывают не только данный временной континуум, но и тянутся сквозь столетия.

Современные нам потомки вольных людей стали самоидентифицировать себя как «поморы» и «казаки», так и записывая свою национальность при переписи. Появляется множество научных исследований, беллетристических творений и просто спекуляций, как правило, прославляющих прошлое и порочащих советские преобразования. И это хорошо, ибо в словесной руде (при условии, если найдено месторождение) водятся и самородки.

По сути, перед вами собрание путевых заметок и корреспонденций о современной жизни представителей романтических субэтносов. В советский период (я покажу, что и не только в советский) всех жителей СССР постарались нивелировать, ибо парадигма «социалистической системы» не включала в себя возможность существования обособленных и самодостаточных общностей. Петр Великий «forever»!

 

 

Приезжая в тот или иной уголок нашей страны, я непременно узнаю: существовало ли там крепостное право. Казалось бы, глупый вопрос, ведь полтораста лет прошло после юридической отмены рабства. Тем более что «колхозное рабство» довольно качественно причесало всех крестьян (я говорю, естественно, только об «одноэтажной» России) под одну гребенку. На самом деле не все так просто. Если я узнаю, что крепостное право в данной веси наличествовало, выбираю соответствующую модель поведения. Немного хамскую и много – командно-приказную. Ежели предки тех людей, с которыми мне придется общаться, рабства не знали, стараюсь вести себя, как минимум, уважительнее и осторожнее. Но ни в коем случае нельзя принижать себя. Так сказать, с потомками вольных людей надо уметь вести себя на равных. С потомками рабов «на равных» быть нельзя: сожрут, ибо среди таковых властвует железный закон: «я начальник – ты дурак».

Не является ли гипотеза о «хромосоме рабства» (простите уж, я придумал таковое словосочетание ради красного словца) спекуляцией? В работе Бориса Синюкова «Столпы и краеугольные камни» я почерпнул следующее:

«…Сделаю кое-какие выводы, в основном ментально-генетические о российском народе. Вот что пишет Савелий Кашницкий: "Много лет назад академик Беляев, выдающийся ученый и директор Института цитологии и генетики Сибирского отделения Академии наук, начал небывалый в науке эксперимент. В лесу наловили лисиц и поместили на институтскую звероферму. Из них отбирали самых покладистых, лояльных к человеку и отселяли, а потом спаривали только отобранных. В следующем поколении снова выделяли самых покладистых... Словом, проводили классический искусственный отбор. Через 15 - 20 поколений впервые в истории биологической науки появились прирученные лисы. Обычно стоячие, заостренные кверху лисьи уши опустили кончики книзу - как у спаниеля. По шерсти разбежались пегости - цветные пятна, лисам не свойственные. Хвосты утратили кокетливую пушистость и деловито загнулись кверху. Даже голос у многих изменился, став собачьим. Но главный признак одомашнивания - две течки вместо одной. Рыжие прощелыги превратились в верных друзей человека. После смерти ученого институт его имени лисо-собаки перестали интересовать - прибыли-то никакой. Продолжать эволюционный отбор стало некому и незачем. Вислоухие добродушные "спаниели" вновь рожают остроухих, коварных лис. На глазах происходит деградация: вновь одичавшие звери превратились в столь свирепых хищников, в сравнении с которыми их двоюродные братья волки - безвредные тихони. Лисы с горящими, злющими глазами разбредаются по тайге, наводя ужас на ее обитателей".

Заметьте, 15 - 20 поколений всего. По сравнению с историей России - сущая мелочь. Повисшие уши признак того, что им при одомашнивании уже не так стал надобен слух. Пушистый хвост и яркая окраска - признаки: бойтесь меня, тоже стали не надобны. Две течки вместо одной - признак хорошей жизни. "Собачий голос" - признак просительства и апелляции к человеку. Взамен утраченного - любовь к "хорошему царю и владельцу". Но главное тут - чрезвычайно быстрый регресс со столь же быстрым усугублением прежних качеств…

 

 

…Даже российские историки при сравнении, например, московитян с великоновгородцами называют первых по сравнению со вторыми виртуозными обманщиками, откровенными лжецами, прожженными надувателями, патологическими лентяями, омерзительными сквернословами и не почитающими ни мать, ни отца, учащими своих детей в бане непотребным телесным наукам и продающим их по три раза к ряду любому желающему купить. Не держать своего слова, честью считать обман своего ближнего, причем чем виртуозней обман - тем большая честь обманщику. Гипертрофированное хвастовство, зашкаливающее за здравый смысл, которое я объясняю неимоверными страданиями в действительности. Только ненависть к любым властителям, судам и даже к попам объединяет этих людей, отчего и происходят время от времени "кровавые и беспощадные бунты". И даже бунты ни к чему не могут привести, так как предательство из-за сиюминутной личной выгоды сводят плоды бунта на нет.

Я перечислил лишь немногие черты московитян, отраженные в сочинениях иностранцев, побывавших у нас с XV века. Но есть и хорошие черты, особенно заметные для иностранцев. Чувство сострадания, породившее толпы нищих, еда у которых бывает зачастую лучше, чем у подающих им "ради Христа". Взаимопомощь, выручка. Почти любовь к осужденным, беглецам, солдатам и вообще к гонимым властью. Нигде больше в мире не хвастаются: "Я срок мотал". И не знаешь, чего больше в этой фразе? Гордости за свои "вериги" или устрашения собеседника, дескать: я никаких судов не боюсь, а тебя и подавно. Я на все готов.

К этим качествам москвитян, а ныне и всех "русских", прибавлена пятью веками рабства вечная испуганность в глазах, и равная готовность как к немедленному и жестокому отпору, так и к безусловному подчинению. А также к предательству. И готовность к перемене всех этих чувств и устремлений не только немедленно, но и на 180 градусов…»

 

 

Да, мы видели периоды восхваления «гордых великороссов», этапы хуления русского менталитета, времена отвращения ко всему русскому или равнодушия (что по сути одно и то же). В данный момент цивилизованный (если таковым можно назвать Запад) мир уважает русскую культуру, презирает русских туристов, влюбляется в русских красоток, боится русской ядерной дубины, жалеет русский плебс и благосклонно принимает деньги русских олигархов. В общем, Россия внедряется в Мир все глубже и глубже. Упрощенно говоря, русские по мнению многих страдают внутри своего царство от тирании и отрываются вне пределов сатрапии по полной программе. В сущности, так же ведут себя граждане Нигерии, Эфиопии либо какого-нибудь Конго. Страна третьего мира…

Мы заслуживаем своей системы правления? В равной степени и да, и нет. Мы любим свою страну? В общем-то, не просто любим, а безумно любим… От этой демонической любви родились такие гении как Достоевский, Булгаков, Тарковский. Наша феодально-бюрократически-капиталистическая парадигма выгодна определенной части граждан. Это чиновники, сотрудники бюджетных и частных силовых структур, работники нефте-газовой отрасли. Ежели прибавить к ним членов семей и прочих родственников, получится большая толпа. Она является электоратом и базисом партии «Единая Россия». И не надо кричать о подтасовках на выборах! «Единая Россия» получает достойный процент голосов от людей, которые не хотят, чтобы в стране поменялась система.

Может быть, русские боятся перемен? Сменится элита – придут новые и будут воровать, убивать и попирать еще отчаянней… Со стороны подобные стенания выглядят смешно. На ужасающих просторах люди грудятся, будто на крошечном островке… Я говорю о русских, живущих, как принято говорить, «без царя в голове». Таковые, собравшись группой по несколько человек, тут же устанавливают систему, устроенную по понятиям тюремной камеры. «Не верь, не бойся, не проси» - вот вся конституция русских… Установившаяся иерархия с «царем на троне» - вот лучшая среда для рабской души!

 

 Для души вольной, для сердца, не терпящего унижения, есть минимум два пути. Первый – уйти во «внутреннюю эмиграцию», отдавая хозяину только свое тело. Второй – уходить на вольные хлеба. Если надо – бежать. Вот здесь-то и проявляется мудрость системы, даже деспотической: она дозволяет уйти – но в обмен на службу.

У нас есть строгие табу: не хулить Церковь, не ругать Отечество, не муссировать наши недостатки. Есть народы (тот же североамериканский) у которых осмеять можно все. Вот, у англичан неприемлемо осмеивать королеву. Немцы не могут посмеяться над своим фашизмом. Француз посчитает оскорблением, ежели кто-то посмеется над идеей свободы, выраженной, в частности, во французском гимне.

И, кстати, о комплексах. Французы посрезали бошки своим монархам – и счастливы. Мы, русские, все комплексуем по поводу убийства членов Дома Романовых. Да, большевики совершили отвратительное действо. А чем французские революционеры лучше? Французы-то чего «не парятся»? Да потому что, уничтожив правящую династию, французы обрели «liberte». Очень скоро на трон вошел «национальный лидер» Бонапарт? Ах, какие глупости, ведь Наполеон достоин, а Людовик – отстой. Если следовать логике, Сталин – тоже достойный монарх! И Путин…

Не нравятся игры с «царем на троне»? Для несогласных с абсолютизмом французов есть Канада, Полинезия, Гвиана, Суринам… Не надо придумывать «свои» законы для русских, французов, англичан… В конце концов, США – порождение англо-саксов, которым не захотелось петь: «Боже, храни королеву!..» И у нас не всякий любил петь «Боже, царя храни!..»

«Россия – священная наша держава?» Какая же держава без самодержца? «Президента – на трон!» И окружить его поплотнее, чтобы он не смог видеть все это воровство да попрание человеческого достоинства, и не расстроился… Теперь вот думают сатрапы: как бы сделать так, чтобы у президента был не тот Интернет, в котором правду рассказывают… И ведь – наверняка придумают!

Последние публикации: 

X
Загрузка