Как дарованиями оправдывают тиранию

 
 
 
 
 
 
Очень часто слышу от людей, даже умных и талантливых, вот такую вещь:
 
«Да, у меня высокие требования к окружающим, но я и от себя много требую, а потому имею право».
 
Какая глупость!
 
Представьте себе человека, который говорит: «Да, я сам себе люблю наносить увечья, и следовательно, я имею право наносить их и окружающим».
 
Каким бы ни было ваше отношение к себе самим, это ваше личное дело. Никаких прав требовать подобного от других вы не имеете.
 
Прежде всего, мы все разные. Вы можете требовать от себя, например, огромной работоспособности, потому что вам это дано. Как дар свыше, кстати, а этим никто не имеет права похваляться и тем более навязывать ближнему. Быть может, вы двужильный, и справляетесь с любыми задачами оперативно и без особой усталости. А другому и четверть того, что вы делаете – непосильная задача. Потому что он другой. Его таким создали свыше. Даже если он ваш ребёнок, его тоже создали не вы. Вы лишь физически провели его в мир, да и то не без высшего соизволения. И вот вы берёте и начинаете требовать!
 
Во многих религиозных учениях говорится о том, что высшие силы не дают ноши тяжелее, чем человек сможет понести. А вы – даёте. Вы всё время требуете и возлагаете на окружающих непосильную ношу: на детей, на учеников, на сотрудников, на подчинённых, на совершенно незнакомых людей. И вы всех поносите обвинениями, претензиями, оскорблениями.
 
«Потому что я сам могу и требую от себя, значит, и от других буду требовать!» – распаляетесь вы, превращаясь изна первый взгляд адекватного человека в истеричного, мелочного невротика.
 
* * *
 
Очень схожий случай – оправдание своей брани в адрес других, потому что бранящийся и себя ругает за проступки. Например, он совершил ошибку и в порыве самобичевания начинает честить себя едва ли не матом. «Ох я сволочь, ух я мерзавец, вот я дурак-то!» Но и других – в случае их ошибок – он тоже честит. И порою такими словами, что и махровые матершинники засовестятся. Но ругающийся непреклонен: «Я имею право отчитывать их, потому что и про себя отзываюсь так же строго», – заявляет он.
 
И опять он неправ. Себя обзываешь – и обзывай на здоровье. Может быть, у тебя иммунитет на оскорбления, что свои, что чужие. А другого твоё слово может покалечить или даже убить. Пусть не физически, но душевно. Особенно если вы огрызнулись мерзопакостной бранью на детей за очередной ничтожный проступок. А ребёнок после таких словесных характеристик может лишиться уверенности в себе на всю жизнь, да и доверия к вам тоже.
 
 
* * *
 
Как бы вы ни относились к себе – это ваше дело и ваше право. А к другим людям следует относиться хорошо и доброжелательно. Терпеливо и с пониманием. Принимайте людей такими, каковы они есть. Если хотите перемен, меняйтесь сами. Не судите за эти банальности – они тут более чем уместны. Помните, что в других нередко сильнее всего раздражают свои же замеченные недостатки.
 
Каждый человек уникален. У каждого своя мера силы, дарований, возможностей и талантов. Кто слабее вас в одном, может оказаться неимоверно сильнее вас в другом. И может быть, даже когда-то выручить вас там, где вы окажетесь слабыми.
Даже совсем немощные и «бесполезные» на сторонний взгляд люди важны, в них есть какая-то высшая миссия, для нас может быть, и непонятная. Или мы умнее мироздания? Или вы считаете себя умнее божественных сил, вселенной?
 
Но если так, что же вы всё ругаетесь? Тот, кто умнее всех, ангельски спокоен. А вы раздражены и источаете брань, вы не уверены в себе и внутренне суетливы. Отсюда страхи и ваша ругань – что в свой адрес, что в адрес других. Хотели быть умнее всех – оказались последним из дураков.
 
Не ругайте никого. Живите своей жизнью и дайте жить ближнему – его жизнью. Ошибки – часть нашей жизни, и ругать за них что себя, что других – не только бесполезное, но и разрушительное занятие. Лучше увидеть в ошибках какой-нибудь скрытый смысл и послание лично для вас. Исправление ошибок – это трансформация, преображение, а не площадная брань.
 
 
* * *
 
Я не люблю обобщений, потому что они слишком громоздки и могут не заметить чего-то малого, но важного. И тем не менее… Если уж говорить, например, о тоталитарных режимах, то их корень вовсе не в политических учениях. Всё гораздо проще. Источником диктатуры является бытовой шовинизм. Неприятие других – в любом качестве.
 
Когда трудоспособный не принимает «ленивого» (а на самом деле, попросту не имеющего таких же сил, не двужильного) – это шовинизм и расизм.
 
Когда одарённый насмехается над человеком, обделённым дарованиями – это шовинизм и расизм.
 
Когда человек, наделённый талантом к математике (физике, химии, литературе, истории, музыке), угнетает и «гнобит» своих детей, учеников, сотрудников, не имеющих данных талантов, – это шовинизм и расизм.
 
Когда тот, кто по недоумию и недоразвитости (или по переумию и переразвитости) предъявляет к себе завышенные требования и отчитывает себя за неудачи, оправдывает такие же методы по отношению к ближнему – это шовинизм и расизм.
 
Когда «нейротипик» (человек с более-менее стандартным типом мировосприятия) унижает и презирает аутистов, людей с синдромом Аспергера, всех психологически и душевно непохожих на него – это шовинизм и расизм.
 
Когда шумный, общительный и компанейский человек-экстраверт требует такой же «активности» и «коммуникативности» от интроверта, возмущённо удивляясь любым возражениям, – это шовинизм и расизм.
 
И нет тут никаких «политических теорий». Они – лишь прикрытие, декорация.
 
Корни диктата – внутри каждого из нас. И пока человек этого не поймёт, и не даст укорот этим гаденьким стремлениям к тирании, он так и будет наступать на давно знакомые грабли. Хочешь свободы – дай её себе и ближнему, это, пожалуй, единственный нормальный выход.
 
Наилучшими спасительными средствами оказываются всегда – принятие другого, прощение и свобода.

 

X
Загрузка