К 100-летию со дня рождения А.И. Солженицына. Как же «мы» якобы «обустроили» Россию?

 

Раздумья над статьёй А.И. Солженицына «Как нам обустроить Россию» (1990  г.) 

 

 

 

 

В первых же словах своей статьи автор пишет: «Часы коммунизма своё отбили. Но бетонная постройка его ещё не рухнула». Сейчас можно сказать, что и бетонная постройка рухнула. Здесь А.И. Солженицын правильно предугадал ход течения истории. Но дальнейшее её развитие показало, что далеко не всё получилось так, как думал Солженицын.

Здесь необходимы некоторые исторические справки. Русский  мыслитель эпохи Серебряного века Иван Ильин в своей статье  1950 года «Что сулит миру расчленение России?»  писал:

«И вот когда после падения большевиков мировая пропаганда бросит во всероссийский хаос лозунг “Народы бывшей России, расчленяйтесь!”, то откроются две возможности: или внутри России встанет русская национальная диктатура, которая возьмет в свои руки крепкие «бразды правления», погасит этот пробельный лозунг и поведет Россию к единству, пресекая все и всякие сепаратистские движения в стране; или же такая диктатура не сложится, и в стране начнётся непредставимый хаос передвижений, возвращений, отмщений, погромов, развала транспорта, безработицы, голода, холода и безвластия…

Не умно это. Не дальновидно. Торопливо в ненависти, и безнадежно на века. Россия — не человеческая пыль и не хаос. Она есть прежде всего великий народ, не промотавший своих сил и не отчаявшийся в своем призвании. Этот народ изголодался по свободному порядку, по мирному труду, по собственности и по национальной культуре. Не хороните же его преждевременно!

Придёт исторический час, он восстанет из мнимого гроба и потребует назад свои права!».

В  другом месте он пишет: «Мы, со своей стороны, видим: если что-нибудь может нанести России, после коммунизма, новые, тягчайшие удары, то это именно упорные попытки водворить в ней после тоталитарной тирании – демократический строй». И далее: «Им  (международному империализму – Г.М.) нужна Россия с убывающим народонаселением... Им нужна Россия безвольная... Им нужна Россия расчлененная, по наивному «свободолюбию» согласная на расчленение и воображающая, что ее «благо» - в распадении... Но единая Россия им не нужна».

Философ убеждён в нелёгком будущем России после падения коммунистического режима. Солженицын вроде бы с ним согласен, хотя имя Ильина в своей статье не упоминает: «Семьдесят лет влачась за слепородной и злокачественной марксо-ленинской утопией, мы положили на плахи или пустили под откос бездарно проведённой, даже самоистребительной, “Отечественной ” войны – треть своего населения. Мы лишились своего былого изобилия, уничтожили класс крестьянства и его селения, мы отшибли самый смысл выращивать хлеб». Здесь удивляют не привёденные факты, которые совершенно очевидны, а странное слово «мы».  Кто это такие «мы»? Надо ли понимать это слово в смысле одноимённого романа Е. Замятина?  В своей замечательной книге «Двести лет вместе», написанной, впрочем,  позже, чем рассматриваемая нами статья, Солженицын ясно и чётко объясняет, что «мы» –  это скорее «они», то есть еврейско-большевистская власть, захватившая страну в 1917 году и объявившая себя так называемой «советской» властью.

Дальше в упомянутой статье А.И. Солженицын рассматривает возможные пути развала так называемого Советского Союза: «Да уже во многих окраинных республиках» центробежные силы так разогнаны, что не остановить их без насилия и крови – д а  и  н е  н а д о  удерживать такой ценой! Как у нас всё теперь поколёсилось – так всё равно “Советский Социалистический” развалится, в с ё  р а в н о!». Как мы помним, этот прогноз Солженицына оправдался примерно через год.

Мысль автора совершенно понятна, но тут есть одна заковыка:  кто организовывал этот так называемый «советский социалистический союз», с какими целями и почему так быстро привели его к распаду. Общеизвестно, что Солженицын не любитель Сталина и сталинизма. Однако известно также, что в 1922 году при Ленине существовало всего четыре «братских» республики, а при Сталине – русская территория была нарезана, как докторская колбаса, на пятнадцать, а позднее даже на шестнадцать национальных республик. В ознаменование дружбы с Финляндией, правда, при Хрущёве Карело-Финская ССР обрела статус  Карельской автономной республики, чтобы не смущать финское правительство с дружелюбным У. Кекконеном во главе наличием двух финских республик на соседствующих территориях.

Якобы «государственник» Сталин в речи перед соратниками 1 ноября 1937 года  сказал: «…каждый, кто пытается разрушить это единое социалистическое государство, кто стремится к отделению от него отдельной части и национальности, он враг, заклятый враг государства, народов СССР. И мы будем уничтожать каждого такого врага, был бы он и старым большевиком, мы будем уничтожать весь его род, его семью, каждого, кто своими действиями и мыслями покушается на единство социалистического государства, беспощадно будем уничтожать» (Из дневниковых записей генерального секретаря Исполкома Коминтерна Г. Димитрова).

Спрашивается, как совместить высказывания такого рода с передачей ряда русских территорий – Порт Артур и Порт Дальний – Китаю? И внутренней геополитикой, о которой  мы писали выше. Её   сущность Солженицын, видимо, понимал не вполне. Например, такое его высказывание:

«О Казахстане.  Сегодняшняя огромная его территория нарезана была коммунистами без разума, как попадя: если где кочевые стада раз в год проходят, – то и Казахстан».

Возражу Солженицыну. Нарезана эта территория Сталиным была неспроста: надо было создать из кочевых племён новый «народ», дабы уничтожить жившее в тех краях Уральское, Оренбургское,  Сибирское и Семиреченское  казачество. Тем более, что никаких «казахов» в национальном понимании этого слова исторически не существовало.

«До 1936 года в мире не существовало не только государства ”Казахстан”, но и не было казахов как нации вообще. Было общее понятие – киргизы. Так назывались орды кочевников от Каспия до Алтая. Среди этих орд был один род под названием ”казах”, кочевавший между озерами Зайсан и Алаколь у самих границ Китая. И вот вдруг этот никому не известный род превращается в национальную республику с территорией в десятки раз превосходящую территорию ”титульной” киргизской нации и второй после России. На границах Дикого Поля (географическое название, укоренившееся за казачьей степью в XVI веке) с запада стояло Уральское казачье войско, с севера – Оренбургское и Сибирское, с востока Семиреченское войско. Казачьи войска зорко стерегли свои земли от непрошеных гостей. В степь на недели уходили дозорами казачьи сотни и стоило только появиться в русских пределах бродягам со своими стадами, как их нагайками гнали вплоть до Арала и Балхаша» [1].

Всё это я пишу вовсе не для того, чтобы укорить А.И. Солженицына, тем более посмертно, а чтобы  лишний раз указать, сколь хитра была на выдумки советская власть, впрочем, как и теперешняя тоже. Справедливо пишет Солженицын: «В богатой, цветущей стране и прежде всех миллионных истреблений вашего (русского – Г.М.) народа, да не слепо подряд, а уцеленно выбивавших самый русский отбор».  Это необычайно  точная мысль, и сегодня,  почти через 30 лет мы видим то же самое: численность нацменов растёт, лимитрофные государства Прибалтики осчастливили себя союзом с НАТО, а русский народ теряет свою численность и влияние, особенно в правительственных верхах.

Отчасти наивно Солженицын пишет: «не ждать же нам, когда наши беженцы беспорядочно хлынут оттуда (из Средней Азии Г.М.) уже миллионами». Да в чём же загвоздка? И рады бы хлынуть, да не принимает их родная мать Россия: не даёт ни работы, ни земель, ни квартир, даже паспортов не даёт, – зато разрешает гнобить их под властью узбеков, киргизов или мнимых казахов.

 

***

Но самая большая ошибка Солженицына – это вопрос о  взаимоотношениях России с Украиной и Белоруссией, якобы нашими «братскими» славянскими народами. Он пишет:

«К тем и другим я обращаюсь не извне, а как свой.

Да народ наш разделялся на три ветви лишь в погрозной беде монгольского нашествия да польской колонизации. Это всё – придуманная невдавне фальшь, что чуть не с IX века существовал особый украинский народ  особым не-русским языком».  Я подробно писал об истории возникновения так называемой «Украины» в большой статье «Миф об Украине»[2]. Ограничусь только небольшими замечаниями. Так называемая «Украина», – теперь её практически запрещено называть Малороссией, – исторически  ограничивается примерно пятью или семью  западными губерниями[3], а вся остальная территория современной «Украины» придумана и присоединена к ней только во время советской власти. После Второй мировой – Отечественной войны Сталин присоединил к ней ещё Львовскую  область, а вместе с ней и Галичину [4]– источник современной нестабильности на Украине и русофобской политики теперешних руководителей Украины. В наше время следующие  рассуждения Солженицына представляются поверхностными: «Ещё бы нам не разделить боль за смертные муки Украины в советское время. Но откуда этот замах: по живому отрубить Украину (и ту, где сроду старой Украины не было, как “Дикое Поле ” кочевников – Новороссия, или Крым, Донбасс и чуть ли не до Каспийского моря)». С невероятной утопической верой  Солженицын пишет, что будто бы мы, т.е Россия,  с Украиной  «вместе и выберемся» из котлована, вырытого советской властью.   Увы! Не только не выбрались вместе, а наоборот ещё глубже разделились.

Мне представляется, что коренная ошибка многих «народников» XIX века,  состояла в том, что они преувеличивали якобы существовавшую  общность славянских  народов, которой фактически никогда не было. Мне не раз приходилось писать, что ни один из славянских народов после их освобождения Россией от османского, австрийского и т.д. ига позже НИКОГДА не выступал на стороне России в ходе многочисленных вооружённых конфликтов, включая и сегодняшнюю политику так называемых славянских государств. Практически все они вошли в состав блока НАТО. То же самое стало относиться и к Украине. Если теперешняя Польша  ставит вопрос о возвращении  её границ к  1772 году (время первого раздела Польши), то почему бы и нашему руководству не поставить вопрос о возвращении Украины к границам 1654 года? Тогда сами собой отпадут вопросы и о принадлежности Крыма, и о том, что такое Новороссия, а  границы Украины навсегда ограничатся Черниговской губернией или ещё Запорожской  Сечью, если там возродится казачество. Может быть, придётся поторговаться с Польшей относительно Киева, но зато навсегда исчезнет г-н Порошенко с его претензиями.

Солженицын пишет: «Безответственно небрежна была советская прорезка границ». А мне опять-таки кажется, что наоборот она была очень и очень продумана. Вовсе не дураки сидели в Кремле. Почему бы, например,  им в 1920-х годах не разделить Грузию на Кахетию, Сванетию, Мингрелию и т.д.? Тогда бы у нас никогда не было никакого грузинского конфликта. Но грузину Сталину нужна была на юге России целостная национальная государственность. И что вышло? Теперь в Грузию невозможно даже отправить письмо.

Солженицын прав, когда говорит, что нужно «твёрдо ограничить законами возможность безудержной концентрации капитала». Однако у нас всё получилось как раз наоборот.  Более того, монополистический – олигархический капитал и власть слились в единое целое  и представляют собой чудовищного монстра, удушающего  развитие страны.

Есть ещё одно утопическое  пожелание Александра Исаевича: «Банки нужны как оперативная оценка финансовой жизни, но – не дать им превратиться в ростовщические наросты и стать негласными хозяевами «всей жизни». Как раз именно так и случилось.

Солженицын предостерегал, что при возможности такого режима Россия может превратиться в колонию. Опасаюсь, что именно этим путём мы и пошли с 1990-х годов, да и, похоже, и идём по нему же.

Есть у Солженицына ещё одна, прямо-таки провидческая мысль. Это о развитии спорта. Он пишет, что «спорт да в расчёте на всемирную славу, никак  не должен финансироваться государством,  но – сколько сами соберут».  Политика теперешнего руководства страной прямо противоположна этому предложению. Россия превратилась в какой-то концентрированный спортлагерь, никаких проблем, кроме спорта, у нас вроде бы и нет. Сам президент  демонстрирует «мастер-классы»  во всевозможных видах спорта от плавания с аквалангом до полётов  на дельтаплане.

 

***

Теперь поговорим о проблемах внутренней структуризации российского государства. Солженицын, безусловно, прав, когда говорит, что внутри нашей страны существуют как бы два государства: Москва и вся остальная Россия.  «Москва уже 60 лет кормится за счёт голодной страны, с начала 30-х годов она молчаливо пошла на подкуп от властей, разделив преимущества, и от того стала как бы льготным островом  с другими материальными и культурными условиями, нежели остальная коренная Россия». При этом «страшно то, развращённый правящий класс – многомиллионная партийно-государственная номенклатура –   ведь не способна  отказаться от какой-нибудь из захваченных государственных привилегий».  Обратим внимание, что это написано в 1990-м году. Сегодня, в 2018-м – что-нибудь изменилось? Если и изменилось, то только к худшему.

У нас якобы установилась «демократия». Солженицын  ссылается на некоего И. Шумпетера, который назвал демократию суррогатом веры. Тут вспомним высказывания Черчилля о том, что демократия, если и не  лучший способ управления, но всё-таки самый лучший из возможных. Мне, да и не только мне сразу  же приходит в голову мысль  том, что Англия до сих пор является монархией, а республикой она была один только раз с 1649 по 1660  гг. во время правления самого кровавого  правителя Англии Оливера Кромвеля. Отметим, что Россия стала называться  республикой именно во время правления Ленина-Сталина. Не случайно ли это совпадение? Стоит об этом подумать. Но Александр Исаевич, по-видимому, об этом вопросе не  задумывался.

Интересно пишет Солженицын о системе голосования в России и некоторых западных странах: «Меньшинство никак не менее важно для общества, чем большинство, а большинство – может впасть и в обман». При этом он ссылается на известное исследование Алексиса  де Токвиля «Демократия в Америке», в которой автор, исследуя так называемую демократию в США, пришёл к выводу, что демократия – это господство посредственности.

Но не только. Дальше Солженицын справедливо ссылается на некоторые высказывания русских философов:

«Как принцип это давно предвидел и С.Л. Франк: и при демократии властвует меньшинство. И В.В. Розанов “Демократия – это способ, с помощью которого хорошо организованное меньшинство  управляет неорганизованным большинством”». За примерами далеко ходить не надо,  у нас всё то же самое: бразды правления уже семнадцать лет у «Единой России».

Солженицын справедливо пишет, что «верхушки политических партий неизбежно превращаются в олигархию».  Как выбили себе сладенькие местечки Жириновский, Явлинский, Зюганов,  чьи задницы  почти 30 лет не сползают со своих партийных и депутатских стульев,  и при этом  упомянутые персонажи делают вид, что они являются «официальной оппозицией».

А вот уже и утопическая идея Александра Исаевича – предложение о созыве некоего ВСЕЛЕНСКОГО СОБРАНИЯ, которое будто бы сможет решить важные государственно-политические проблемы. Примерно также надеялись на решение аналогичных проблем Учредительным собранием в 1918 г. Неужели автор «Красного колеса» не заметил удивительных аналогий  с горькой действительностью прошлых лет, тем более, что чуть далее сам же он пишет: «если же правительство само отдастся бюрократизации, то оно потеряет способность вести страну»?

Солженицын в 1990 году предлагал также созвать Соборную Думу  в составе двухсот – двухсот пятидесяти человек по принципу сословного представительства вместо Верховного Совета, но не по такому принципу,  как она была создана Б. Ельциным. Государственная дума, утверждённая Б. Ельциным и существующая до настоящего времени избирается в количестве 450-ти депутатов, что корреспондируется  с  количеством депутатов III-ьей и IV-ой Дум при Николае II (соответственно 433 и 442 депутата).

Солженицын завершил свою статью словами: «Нравственное начало должно стоять выше, чем юридическое. Справедливость – это соответствие с нравственным правом, прежде чем с юридическим».

Так он в 1990 году предлагал обустроить Россию. Увы! «Обустройство» пошло совершенно по другому плану – разрушения и разорения могущественного государства. А.И. Солженицын нигде не упоминает о внешних международных силах. А дело «обустройства» России пошло в значительной мере  по плану З. Бжезинского, о чём я уже писал ранее. В наши дни уже открыто говорится о предательстве верхушкой компрадорских  властей интересов государства и русского народа в период так называемой перестройки. Однако, как неоднократно повторял первый «перестройщик» Горбачёв: «Полной правды  я не скажу Вам никогда». Так до сих пор мы её и не знаем.

Санкт-Петербург

 
[1]  Цит. Интернет:  http://gifakt.ru/archives/index/kazaxstan-do-1936-goda-byl-kazakstan-t-e-kazackij-stan/
[2] Г. Муриков «Миф об Украине»
[3] Были созданы Киевская, Волынская, Подольская, Харьковская, Екатеринославская, Таврическая, Новороссийская и Херсонская губернии. При этом присоединённые области не имели национальной автономии как таковой. Использовалось понятие «Малороссия»
Цит. по: http://statehistory.ru/4668/Formirovanie-granits-Ukrainy-v-1917-1928-gg/
[4] Гали́ция, Галичина[1][2][3] (польск. Galicjaнем. Galizien) — историческая область в Восточной Европе, примерно соответствует территории современных Ивано-ФранковскойЛьвовской и большей части Тернопольской (кроме северных районов) областей Украины и югу Подкарпатского воеводства Польши (Перемышльская земля). Цит.  по : https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%86%D0%B8%D1%8F

X
Загрузка