История жителя Вятского края в первой половине ХХ века

 

Посвящаю этот труд моей семье

 

Мой дед – Афанасий Васильевич Колотов

 

Чёрный хлебушко – калачу дедушка.

 

Пословица
 
                                                                                                                                      Два лишь блага взметают пух
                                                                                                                                      цветущего изобилия –
                                                                                                                                      Хорошее дело и добрая молва.
                                                                                                                                      Если выпали они тебе на долю –
                                                                                                                                       Не рвись быть Зевсом: у тебя есть всё.
Пиндар

 

Афанасий Васильевич Колотов (03.09.1908–20.06.1986).
На обратной стороне фотоснимка напи­сано: «9 мая 1965 г., 20 лет как кончилась война. А мне 56 лет и 8 месяцев».

 

Интерес к истории и занятия ей полезны для повышения образованности че­ловека, его нравственного и культурного развития. Вот как пишет об этом ви­зантийский историк VI века Агафий Миринейский: «Отнюдь нелегко обозреть и перечислить все блага, которыми история наполняет человеческую жизнь. Я ду­маю, что история не может быть расцениваема ниже философии. А может быть, она приносит и большую пользу. Ибо она, как некий непоколебимый и непод­купный учитель, распоряжается и указывает, чему следовать и чего надлежит избегать. Пользуясь величайшим очарованием и как бы приправляя наставления разнообразием примеров и представляя наглядно, в чём люди, пользуясь благо­разумием и справедливостью, прекрасно вели дело, а в чём погрешали против должного вследствие или неправильного суждения, или по произволу судьбы, она незаметно и тихо приобщает душу к добродетели, ибо приятное и предос­тавленное для свободного выбора легче в неё внедряется и ею усваивается».

Данный труд посвящён жизнеописанию Афанасия Васильевича Колотова, моего дедушки, а также моей семейной истории по папиной линии, и охватыва­ет события преиму­щественно первой половины XX века.

Основой его является уникальный документ – автобиография Афанасия Ва­сильевича, занимающая 110 страниц рукописного текста. Кроме того, источниками послужили фотоснимки, составившие иллюстративную часть нас­тоящей работы, воспоминания моей мамы, различные предметы, документы и надписи, связанные с нашей семейной историей.

 

 

Афанасий Васильевич Колотов (03.09.1908–20.06.1986) родился в Вятской губернии. Будучи ребёнком, он стал свидетелем пере­хода от Российской империи к Советскому Союзу. В 40-х годах XX века участ­вовал в трёх войнах – Советско-финской, Великой Отечественной и Советско-японской. Посвятив свою жизнь профессии строителя, мой дед прошёл путь от каменщика до начальника строительно-монтажного управления и внёс вклад в постройку многих зданий в городе Кирове (Вятке). В частности, он руководил строительством дома № 68 на улице Карла Либкнехта (Спенчинс­кой) (1956 год), в котором потом проживал со своей семьёй и в котором теперь живут его потомки, в том числе и я. Также Афанасий Васильевич дважды (в 1953 и 1963 годах) избирался депутатом Кировского городского Совета депута­тов трудящихся.

О дедушкиных родителях сохранилось мало сведений. К сожалению, досто­верно неизвестны ни отчество, ни даты жизни Василия, папы Афанасия и моего прадеда. Мама Афанасия скончалась в Нижнем Тагиле в августе 1931 года, не­задолго до того, как ему исполнилось 23 года.

У дедушки были два брата, которых звали Иван и Илья, и сестра. Я знаю, что детьми Ильи Васильевича являлись сын Виктор (Виктор Ильич Колотов) и дочь Анна, скончавшаяся в 1993 году. Анна Ильинична Таланкина (Колотова), племянница Афанасия Васильевича, вышла замуж за Михаила Таланкина и про­живала в Нововятске. В мои детские годы семья Таланкиных приходила к нам в гости, а мы гостили у них.

О дедушке Афоне у меня сохранилось несколько детских воспоминаний. Помню, как он показывал мне руку, раненную во время войны.

 

Александра Константиновна Колото­ва (Маркова) (06.05.1906–24.07.1984)

 

Александра Константиновна Колотова в молодости.

Надпись на обратной стороне фотоснимка: «Няня грудной группы Ко­лотова Александра Константиновна проводит кормление детей Вовочки Лукина и Саши Широкова».

 

Афанасий Васильевич был женат на Александре Константиновне Колото­вой (Марковой) (06.05.1906–24.07.1984) (рис. 24, 26–28, 47, 48), моей бабушке. Они поженились 8 июня 1927 года, а через 50 лет (8 июня 1977 года) отметили золотую свадьбу, когда Афанасию Васильевичу исполнилось 68 лет и Алексан­дре Константиновне – 71 год. В декабре 1941 года у них родился сын – Анато­лий Афанасьевич Колотов (24.12.1941–25.03.2000) (рис. 33–35), мой папа. Как записано в бабушкиной трудовой книжке, она получила начальное образование и по профессии была няней.

Афанасий Васильевич с сыном Толей. Фотоснимок от 28/VIII-55 г.

 

Анатолий Афанасьевич Колотов, молодые годы.
 
Анатолий Афанасьевич Колотов в молодости.
 

В свидетельстве о рождении Александры Константиновны указано, что ро­дилась она «в 1906 году 20 числа апреля месяца» в деревне Дербени Вожгальс­кого района, Вятского округа, Нижегородского края (области). Даты её рожде­ния, обозначенные в свидетельстве о рождении (20 апреля) и на надгробном па­мятнике (6 мая), отличаются. Вероятно, это связано с различием в календарях, принятых в царское и советское время. Деревня Дербени (место рождения ба­бушки) по дальнейшим свидетельствам находилась в Кумёнском районе.

Родители Александры Константиновны – Константин Тимофеевич (рис. 25) и Дарья Ивановна Марковы, мои прадедушка и прабабушка. Мама Александры скончалась в феврале 1932 года в Нижнем Тагиле, там же, где за полгода до неё скончалась мама Афанасия Васильевича.

Константин Тимофеевич Марков.
 

У Константина Тимофеевича и Дарьи Ивановны было 8 детей – четверо сы­новей и дочерей. Сыновей звали Георгий, Егор, Иван и Максим. Дочери (в по­рядке убывания старшинства): Евдокия (Авдотья), Александра, Мария и Анна. Дочь Ивана Константиновича Маркова и племянница Александры Константи­новны – Серафима Ивановна Машковцева (Маркова) (скончалась в 2014 году). Я видел её, долгое время мы поддерживали с ней телефонную связь.

Анна Константиновна Русских (Маркова) (10.08.1915–30.09.2001) младшая сестра бабушки, жила в селе Макарье (недалеко от Вятки). Она вышла замуж за Ивана Ивановича Русских (23.09.1907–06.04.1983) (рис. 29, 31). Их дети: дочь Галина и сыновья Александр (09.06.1948–24.06.1995) и Валентин (12.11.1940–10.11.2009) (рис. 30). Я встретился с Валентином Ивановичем Рус­ских в больнице весной 2004 года во время моего обучения в клинической ин­тернатуре. Он лечился в кардиологическом отделении, мы поговорили. Мои де­душка и бабушка много общались с Анной Константиновной и её семьёй. Во времена моего детства общение между семьями продолжалось, вспоминаю, что мы навещали родственников в Макарье.

 

Афанасий Васильевич Колотов, Иван Иванович Русских и Анна Конс­тантиновна Русских (Маркова).
 
 
Анна Конс­тантиновна Русских с сыном Валентином.
 
Иван Иванович Русских. Фотоснимок от 1950 года.
 

Анна Константиновна запомнилась мне как очень добрая и славная женщи­на. Последний раз я видел её осенью 1997 года во время моего обучения на пер­вом курсе медицинского института. Мы с мамой приходили к ней в гости. Она была одна, обрадовалась нашему приходу, накормила нас куриным супом.

 

Анна Константиновна Русских (Маркова).
 

Мой дедушка, Афанасий Васильевич, скончался дома 20 июня 1986 года в возрасте 77 лет. Причиной его смерти, указанной в свидетельстве о смерти, яви­лась «хроническая сердечная недостаточность». Бабушка, Александра Констан­ти­новна, скончалась в больнице от разлитого фибринозного перитонита 24 июля 1984 года в возрасте 78 лет.

Афанасия Васильевича и Александру Констан­ти­новну похоронили на Ма­карьевском кладбище. Их могилы находятся рядом, за одной оградой. Поблизо­сти, через тропинку, похоронена Анна Константиновна со своим мужем. Вблизи расположена могила их младшего сына, Александра. Мо­гила старшего сына, Ва­лентина, также находится недалеко.

Прошли годы. Я, внук Афанасия Васильевича Колотова, вырос. Интерес к дедушкиной автобиографии появился у меня уже давно, а с октября 2014 года началась работа по переводу рукописного текста в печатный вариант, его ком­ментированию, подготовке иллюстративного раздела.

Большое значение для объективности при исторических занятиях принад­лежит изучению биографий отдельных людей, представителей того или иного времени. Жизнеописание Афанасия Васильевича примечательно тем, что пока­зывает, как видел и переживал важные события истории их непосредственный участник. Кроме того, труд моего дедушки написан живым языком, содержит многочисленные интересные описания и подробности.

Можно предложить следующую периодизацию текста автобиографии:

1) 3 сентября 1908 года – май 1923 года. Детство. Жизнь в сельской местности (деревня Белая, Нижне-Ивкино, Вятская губерния).
2) Май 1923 года – июнь 1927 года. Жизнь и работа в городе Вятке.
3) Июнь 1927 года – декабрь 1929 года. Жизнь и работа в сельской местности (деревня Белая). Свадьба.
4) Январь 1930 года – август 1934 года. Путешествия, поиск заработка. Жизнь и работа в городе Нижний Тагил (Свердловская область). Путь в Свердловск, Ир­кутск и Бодайбо, работа на золотых приисках. Возвращение в Вятку.
5) Август 1934 года – февраль 1940 года. Жизнь в Вятке (Кирове). Труд в строи­тельстве, военная подготовка.
6) Февраль 1940 года – август 1940 года. Участие в Советско-финской войне.
7) Сентябрь 1940 года – июль 1941 года. Жизнь в Вятке (Кирове). Труд в строи­тельной сфере.
8) Июль 1941 года – 9 мая 1945 года. Участие в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов. До ранения (февраль 1943 года) Афанасий Васильевич воевал в составе 311 стрелковой дивизии, воинского соединения СССР в Великой Оте­чественной войне. Формирование данной дивизии началось в 1941 году в горо­дах Кирове и Котельниче.
9) Май 1945 года – 19 декабря 1945 года. Участие в Советско-японской войне. Возвращение домой.
10) 19 декабря 1945 года – ноябрь 1963 года. Жизнь в Вятке (Кирове). Работа в сфере строительства. Выход на пенсию.
11) Ноябрь 1963 года – 1967 год. Жизнь на пенсии. Завершение автобиографии.

Следует отметить, что рукопись начинается и заканчивается похожими за­нятиями – огородными работами, собиранием ягод и грибов, рыбалкой, которую дедушка очень любил.

 

За участие в военных действиях и за трудовую деятельность в мирное время Афанасий Васильевич был удостоен следующих наград:

Два ордена: 1) орден Красной Звезды;
2) орден Трудового Красного Знамени.

Медали и значки:

1) медаль «За отвагу (СССР)»; на обороте медали указан её номер: «№ 24573»;
2) медаль «Отечественная война»;
3) медаль «Волховский фронт (1941–1944)»;
4) медаль «За оборону Ленинграда»; надпись на другой её стороне: «за нашу со­ветскую родину»;
5) медаль «Ветеран 54-й армии – защитник Ленинграда (1941–1945)»;
6) значок «Ветерану 311 СД»;
7) медаль «За взятие Кёнигсберга (10 апреля 1945)»;
8) медаль «За победу над Японией (3 сентября 1945)»;
9) медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.»; на другой (лицевой) стороне медали находится профильное погрудное изо­бражение И. В. Сталина с его словами: «Наше дело правое – мы победили»;
10) значок «XXX лет победы над Германией»;
11) медаль «XX лет победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. (1945–1965)»;
12) медаль «25 лет победы в войне 1941–1945 гг. (1945–1970)»;
13) медаль «XXX лет победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. (1945–1975)»;
14) медаль «40 лет победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.
(1945–1985)»;
15) медаль «Пятьдесят лет Вооружённых сил СССР (1918–1968)»;
16) медаль «Шестьдесят лет Вооружённых сил СССР (1918–1978)»;
17) медаль «В память 250-летия Ленинграда»; надпись на другой стороне меда­ли: «городу-герою слава!»;
18) значок «Отличник социалистического соревнования»; внизу значка указано: «жилищно-гражданского строительства» и «РСФСР».

Всего 20 наград.

Боевым товарищем Афанасия Васильевича был Даниил Фёдорович Онохин (рис. 42), военный корреспондент и фотограф, автор книги «От Вятки до Эльбы: записки военного корреспондента», изданной в 1975 году.

В нашей домашней библиотеке имеются 3 экземпляра этой книги, каждая из них подписана. Надпись в первой книге: «Дорогому А. В. Колотову – смело­му человеку, отважному воину на память. Ваш Д. Онохин». Во второй книге на­печатано: «Ветерану Великой Отечественной войны – участнику встречи с мо­лодёжью треста «Кировжилстрой». 25 апреля 1975 г.». Надпись в третьей книге: «На память дорогому сыну Анатолию Афанасьевичу от папы. 28/III-75 г.», стро­кой ниже дописано: «от участника 311 С.Д. 595 О.С.Б.».

 

«История жителя Вятского края в первой половине XX века» по своему за­мыслу аналогична «Истории вятской семьи в первой половине XX века» – моей первой работе по семейной истории, изданной в 2014 году и посвящённой моим родственникам по маминой линии. Настоящий труд также предназначен внима­нию читателей, связанных с нашей семьёй, и всех тех, кто интересуется отечест­венной историей и культурой.

 К. А. Колотов

 

 

Автобиография

Я, Колотов Афанасий Васильевич. Родился 3 сентября 1908 года в деревне Белая Нижне-Ивкинского сельсовета Кумёнского района Кировской области.

В детстве я очень любил заниматься рыбалкой, у нас была река, называется она Ердым. С папой ходил рыбу собирать во время ледохода, он сакал намётом и вывиливал1 на землю, а я ходил с кошелём и собирал. А когда вода станови­лась малая, мы перегораживали всю реку и ставили морды2 тогда, когда рыба метала икру, и ходили смотреть 3 раза в день, и приносили до 5–10 кг в раз. А летом очень любил удить рыбу на удочку, а когда поспевали ягоды (земляника, черни­ка), этим я очень увлекался и ходил в воскресные дни, а также очень лю­бил хо­дить за белыми грибами в лес и всегда приносил грибов, ягод, рыбы, так как я знал, где растут ягоды, грибы. А в простые дни помогал родителям на по­левых работах боронить3, картошку садить, навоз загребать в борозды во время пашки, навоз возить на лошадях, за лошадьми ходить в поле, в луга, сено загре­бать, сено топтать на возах, лён теребить; всё, что заставят, делал.

В школу меня отдали учиться 8 лет в село Нижне-Ивкино, это было в 1916 году. Первый год моей учёбы тогда изучали закон Божий, ходил к нам поп и препода­вал, изучали молитвы, а по воскресеньям водили нас в церковь строем, а сзади стояли учительницы и наблюдали, кто как себя ведёт. А на второй год учёбы (в 1917 году) царя сбросили, приехали из района и в ночное время иконы сняли, закон Божий изучать прекратили. Тогда в основном все родители ребят в школу возить не стали, а школа была от нас в 6-ти километрах. Нас домой вози­ли через 2 недели, чтобы вымыть в бане, а остальное время жили в общежитии в школе в 1-м этаже, а на втором учились, тогда нас в школе было очень мало (10–15 че­ловек). Таким образом, 2-й год учёбы был сорван, а в 1918 году уже учи­лись бо­лее или менее нормально, а когда я учился уже в 3-м классе (это было в 1919 году), у нас в феврале месяце сгорел дом посреди глухой ночи. Сгорело всё чисто, даже 2 коровы-тёлки, телёнки, овцы сгорели, а я спросонья выскочил на улицу без шапки. Когда я хватился за голову, то она оказалась вся во льду, тогда у меня эта зима учёбы пропала, мне пришлось с мамой остальную зиму идти сбирать4 по причине пожара, а также и летом мы с ней ходили сбирали вокруг села Рябинова. Я только смог окончить 3-й класс в 1920 году. А в 1921 году я хотел учиться в 4-м классе; 2 недели проучился и мне продовольствия, а глав­ным образом хлеба, не привезли, родители и братья сказали, что все учились по 3 класса и тебя больше учить не будем.

И в 1921 году мы жили плохо – хлеба не было. Зимой папа с братом Иваном уе­хали в Котлас валенки катать, чтобы заработать хлеба, а у нас его не было, то­гда мне снова пришлось идти сбирать. Тогда мы ходили со своим соседом Ильёй Никифоровичем Крестьяниновым, сбирали мы в районе села Коршики и Сред­ней Ивкины, в один день мы обходили по 6–7 деревень и еле-еле сами себя кормили, это длилось 20 дней, и когда мы вернулись домой ночью, мороз был 30 градусов, в лаптях, все обмёрзли. Я пришёл домой, залез на печь и заплакал, и сказал маме, что я сбирать больше не пойду. А в 1921 году меня отдали к дяде в деревню Арифаловы Быковского сельсовета Кумёнского района. Я ему помо­гал се­ять озимые (рожь), он пахал, а я боронил; детей у него не было. А в 1922 году отдали меня в работники в деревню Бесштаники Нижне-Ивкинского сель­совета Кумёнского района Кировской области. Работал я у них 3 месяца: июнь, июль, август, за 15 руб. все три месяца ишачил; летом вставали в 3 часа утра и ложились в 11 часов, земли было у них на 6 человек, а обрабатывали мы – 3 че­ловека. Хозяин был от нас из деревни, он ушёл, женился на вдове, его звали Ни­колай Фи­липпович Колотов, жена была Таня, у них была дочь, и были старик и старуха. Старик был хороший плотник и ходил в г. Вятку, тогда зарабатывал 30 руб. в месяц, а я за 15 руб. всё лето, так как я был батрак.

В 1923 году, мне тогда было 14 лет, пятнадцатый, это дело было весной, в ап­реле месяце, я ушёл от родителей и братьев в г. Вятку. Тогда были биржи труда, на работу поступить можно было только через биржу труда, но меня уст­роила мама по знакомству, к хозяину, к кустарю, он уроженец был с Нижне-Ив­кино из села. Проживал он в г. Вятке на улице Красноармейская, дом № 31, фа­милия его Скорняков Пётр Михайлович, жена его Анастасия Владимировна. Он был хо­роший кустарь, вырабатывал он более 100 предметов для разных гармо­шек и баянов, делал ручки школьные и отправлял в разные города; штамп у него стоял на жучке, где вставляется перо: «П. М. Скорняков г. Вятка». Вот он меня, батра­ка, и принял на работу к себе в качестве дворника, платил он мне 15 руб. в ме­сяц; питание у меня было своё из расчёта 15 руб., но мне тогда иногда приво­зи­ли кое-что из дома, а остальное покупал в магазине у частников и на рынке пи­тания. В мою обязанность входило тогда: вставал я в 6 часов утра, подметал тротуары, улицу проезжую (часть, половину дороги), кормил собак, варил им суп, ходил за хлебом, за булками в магазин, носил молоко для хозяев. Кипятил самовар, топил баню, мыл пол в бане (когда все вымоются, я мылся последний), покупал куриц, резал их, теребил, помогал хозяину кое-что и, таким образом, работы хватало до 10 часов вечера.

Из деревни я ушёл в синих штанах, в самотканом пиджаке, в лаптях и с краюхой хлеба. Прожил я у хозяина месяц или полтора, тогда он повёл меня с собою, ку­пил мне сапоги, брюки и, кажется, какой-то пиджак; за это он с меня деньги не удержал. Мы с ним заключали договоры и заверяли в профсоюзной организа­ции, и ходил я на биржу труда, делал какую-то отметку на наших дого­ворах. Дворником я проработал 9 месяцев, до января месяца 1924 года. А с ян­варя ме­сяца 1924 года хозяин Пётр Михайлович Скорняков перевёл меня в мас­терскую учеником-штамповщиком. Я работал на ручных прессах, вырабатывали всевоз­можный прибор для гармошек, платил он мне сначала 30 руб. в месяц, а потом я стал у него зарабатывать до 50 рублей. Завтракал, обедал, ужинал в мас­терской, была плита, на ней и варил иногда мясо, спал на  2-м этаже в коридоре на широ­кой деревянной лавке. В 1925 году в мой день рождения хозяин мне по­дарил гармошку 2-хрядку, я был очень доволен его подарком. В деревню приез­жал на родину к Рождеству и к Троице погулять с девчатами в разных деревнях на рас­стоянии до 10–12 километров. В религиозные праздники меня часто кор­мили домашним печеньем. Так я у него проработал 4 года и 2 месяца. До июня месяца 1927 года.

 

Комментарии

В «Автобиографии» курсивом выделены слова, которые в основном подчёрки­вают оригинальность текста и орфографии Афанасия Васильевича, а также не­которые сложные для понимания слова при прочтении рукописи.

1 Сакал намётом и вывиливал на землю. «Сакать – что, сиб. прибирать к рукам, присваивать, таскать» (В. И. Даль). «Намёт, намёта, м. – рыболовная снасть, со­стоящая из мешкообразной сетки, прикреплённой к длинной жерди» (Д. Н. Уша­ков). Такой намёт, принадлежавший А. В. Колотову, видел автор данного труда. «Сакать намётом» – соответственно, «таскать, вытаскивать намётом».

Оригинальное слово «вывиливать», по-видимому, связано со словом «вилять». «Вилять, виляю, виляешь, несов. (к вильнуть) – чем. Двигать то в ту, то в дру­гую сторону, колебать из стороны в сторону» (Д. Н. Уша­ков).

2 Морда. «Морда, морды, ж. (фин. merta) (обл.). Верша, плетёнка из ивовых пру­тьев для ловли рыбы» и «Верша и вёрша, верши, ж. (спец. обл.). Приспособле­ние для ловли рыбы, сплетённое из прутьев или проволоки в виде бутылки или воронки» (Д. Н. Уша­ков).

3 Боронить. «Боронить, бороню, боронишь, несов. к взборонить, что. Разрыхлять бороною (пашню). Боронить поле» и «Борона, бороны, ж. (с.-х.). Земледельче­ское орудие, состоящее из рамы с вертикально направленными зубьями, служа­щее для мелкого рыхления земли» (Д. Н. Уша­ков).

4 Сбирать – или собирать. «Сбирать, ходить по миру, нищенствовать, просить Христа ради, питаться подаянием, милостыней» (В. И. Даль).

(Продолжение следует)

X
Загрузка