Рейтинг публикаций

Совки и другие. К истории и значению слова «совок» — Михаил Эпштейн (08/10/2008)
Не снимая с себя ответственности за введение этого слова, должен признаться, что сам его никогда не употребляю.
Пси-эффект и энергетика текста (глава из новой книги о психоделике) — Чёрный Георг (18/01/2013)
...она может вызывать в читателе достаточно разнообразные ощущения, может проявлять себя в различных эффектах – как в зависимости от типа читателя, так и от типа произведения, в котором содержится; однако сам по себе энергетический потенциал любого текста – есть понятие универсальное...
Поэтический мастеркласс. Урок первый, акростишный — Сергей Бирюков (06/11/2003)
...количество пишущих стихи у нас приблизилось к количеству пользователей сетью...
Поэтический мастеркласс. Урок девятый, заумный. — Сергей Бирюков (29/04/2004)
Что такое заумь — знают все, а лучше всех — словарь.
Анафраза: языковой феномен и литературный приём — Михаил Эпштейн (27/03/2005)
В этой статье вводится понятие анафразы, которое описывает перестановку слов во фразе и соответствующие трансформации eё смысла
Типы новых слов: Опыт классификации — Михаил Эпштейн (05/12/2006)
Неология – наука о новых словах – нуждается в развитой типологии. Выделяются такие типы новых слов: футурологизмы, актуализмы, экспрессизмы, однословия, протологизмы.
Любовные имена. Введение в эротонимику — Михаил Эпштейн (22/12/2005)
Русскому языку подобает гордиться не грубостью своих бранных проклятий, а нежностью своих любовных заклинаний. Как любовь преобразует речь – и как личные имена преобразуются любовью? О чем не сказал Р. Барт во «Фрагментах речи влюбленного»? Эта статья исследует семантику и грамматику любовного имени – и вместе с тем пытается воплотить те нежнейшие возможности русского языка, которые в нем еще полностью не раскрыты. Предельно индивидуализируя речь, личное имя вместе с тем демонстрирует в действии универсальную грамматику желания, которое хочет Всего от своего предмета и хочет сделать его Всем.
Геометрия искусства, или поэзия и свойства бытия — Сергей Малашенок (23/10/2005)
…поэзия, претендующая на некий отрезок вечности, должна непременно позиционировать себя в пространстве чего-то, и это что-то обязательно должно иметь верх, низ и четыре «стороны света»!
Любовные имена. Введение в эротонимику — Михаил Эпштейн (26/12/2005)
Наряду с официальными именами, существует бесчисленное число любовных прозвищ: общеизвестных – филонимов, и таких, о которых знают только двое – криптонимов. Каждое желание ни на что не похоже, оно имеет лицо своего предмета, окрашивается его личным именем. Райский язык состоит не из абстрактных универсалий, а из имен собственных, от которых образуются названия всех единичных действий и отношений. Только любовь может творить такой язык, в котором даже слово «любовь» звучит чересчур общо, сухо и бледно.
Роль ошибки и опечатки в словотворчестве (Просчёт как начало другого отсчета) — Михаил Эпштейн (09/02/2009)
Творчество – это одновременно и внесение хаоса в старую систему, и рождение новой системы из этого хаоса. Часто именно ошибка становится модусом переключения из одной системы в другую.
Поэтический мастеркласс. Урок третий, анаграмматический — Сергей Бирюков (24/12/2003)
Здесь мы вступаем в странную, во многом неизведанную область стиха...
Вызов мату, или Новый любовный словарь — Михаил Эпштейн (06/07/2008)
Огромная опасность нависает над обществом, язык которого так пронизан хулой на жизнь...
Золотой локон и розовая точка: Интуиция живого у Пушкина и Тарковского — Михаил Эпштейн (08/12/2008)
...В обоих стихотворениях говорится о некоей оболочке, внешнем окружении, антураже, внутри которого находится нечто маленькое, но очень живое, подвижное, ярко окрашенное и составляющее притягательный центр, единственный смысл и радость этого пустого объемлющего мира...
Любовные имена. Введение в эротонимику — Михаил Эпштейн (28/12/2005)
Любовь склонна к созданию мифов, средоточием которых становятся имена любимых, от Беатриче до Лушки. Все пространство русского языка заполнено малиновым звоном любовных имен, призываний и молений. Но имяпоклонство, фетишизм имени таит в себе и опасность профанации именуемого. У любви, как и у веры, есть своя апофатика.. Не произноси имя своего любимого всуе. Любимое остается в молчании, в той ночи, которую нельзя называть.
Ариаднина нить — С. Воложин (10/10/2013)
Идеалы, зачастую, если не всегда, есть тот источник энергии, который заставляет, просто заставляет автора, иначе у него сердце лопнет, хвататься за перо, если он литератор, за кисть, если он художник и т.д. и создавать художественное как сложноустроенное.
Палиндромия как творческий потенциал языка. К философии и лингвистике обратного слова. — Михаил Эпштейн (11/08/2009)
Внутри каждого языка живет свой противоязык, точнее, своя «кызя».
Вызов мату, или Новый любовный словарь (Окончание) — Михаил Эпштейн (07/07/2008)
Неужели по-русски может быть только «Лука Мудищев» и не может быть своей откровенной и высокой «Песни песней»?
Навстречу словарному празднику: 22 ноября – День Словарей и Энциклопедий — Михаил Эпштейн (09/11/2009)
...без словарей человечеству так же не выжить, как и без слов...
Поэтический мастеркласс. Урок седьмой, тавтограмматический и брахиколонный — Сергей Бирюков (03/03/2004)
Звуковая организация стиха в принципе должна учитываться каждым стихотворцем. В случаях выдающихся уровень звука не просто учитывается, а задается.
Поэтический мастеркласс. Урок шестой, центонический — Сергей Бирюков (25/02/2004)
...центонизм - это перемена контекста, а значит - обострение стихотворного высказывания.
Поэтический мастеркласс. Урок восьмой, звучарный — Сергей Бирюков (18/03/2004)
..."текст может быть лишь нотным листом".
Поэтический мастеркласс. Урок второй, одностишный — Сергей Бирюков (01/12/2003)
...на сей раз речь пойдет об одностроке, одностишии или моностихе, форме, которая в последнее десятилетие получает все большее распространение.
Качества, необходимые профессиональному писателю — Владимир Соколов (04/03/2014)
Очень часто писательская наблюдательность – черта в жизни неприятная. Любил подсматривать за людьми Горький. У него даже была такая тетрадь, куда он заносил наблюдения, как человек ведет себя наедине. Однажды он застал Чехова, который пытался накрыть шляпой солнечный зайчик.
Где твои зубы, ГДЕ ГЛАЗА ТВОИ, дракон? — Константин Мамаев (19/12/2014)
Таково очарование женщин. Во всяком случае, России. По крайней мере, до сексуальной революции.
Ленты новостей

X
Загрузка