Всё по закону

 

– Итак, джентльмены, вы просили меня о встрече, и я готов. – Начальник Центра космических исследований НАСА обвёл глазами собравшихся и, в частности, гостей – нескольких сотрудников адвокатской конторы «Рэтс и Компания» и их клиента, странного старикашку крошечного роста с густой копной седых волос, торчавших во все стороны. Волосы у него росли клочьями также из ноздрей, ушей, и, как с сомнением отметил про себя начальник Центра, кажется, ещё и из ладоней – но последнее было плохо видно, так как старикашка держал их сжатыми, не выпуская из них серебряную клюку, на которую, собственно, сразу и опёрся, как только сел в кресло. Да так всё время и просидел.

Со стороны НАСА на встрече присутствовало четыре юриста, каждый из которых специализировался на каком-то одном участке работы. В последнее время им скучать не приходилось. Различные иски против космической организации поступали чуть ли не каждый день – чаще всего от движений по защите животных и насекомых, пострадавших от запуска ракет, и от разгневанных фермеров, на участки которых падали дождём всякие метеориты.

– Мы рассмотрели ваше письмо и заявку – мистера… э… Марсопотама Фобоса и Деймоса…

– Нашего клиента зовут Марсопотам 243-ий, сэр Фобос-и-Деймос, – уточнил старший из адвокатов. – Можно к нему обращаться Высокочтимый Марсопотам, или Его Величие. Думаю, он заслуживает соответствующего уважения.

– Да, простите. – Начальник Центра исподлобья взглянул на старца. Но тот вроде бы никак не отреагировал и сидел с отсутствующим видом, уставившись в одну точку.

«Ну и имечко, – отметил про себя начальник, хотя и вслух ничего не сказал. – На этой работе, конечно, всякого насмотришься, но такого…»

– Ладно, перейдём к деталям вашего обращения, – со вздохом произнёс он. И тут же – своему референту: – Мишель, принесите нам, пожалуйста, кофе. Ну, так вот.

– В заявке, – продолжил он, – оформленной по всем правилам, заверенной нотариусом, мистер… э-э… Высокочтимый Марсопотам просит включить его в состав группы, отлетающей в 2030-м году на постоянное поселение на планету Марс. Как известно, набор добровольцев идёт по всему миру в настоящее время, и одно из условий этого проекта – невозможность для участников экспедиции вернуться обратно. Они улетают на Марс в исследовательских целях. Но насовсем.

– Совершенно верно, – подтвердил представитель адвокатской конторы «Рэтс и Компания».

Старец, опёршийся на клюку, сидел по-прежнему молча.

– К этой заявке приложено письмо от вашей адвокатской конторы, – продолжал начальник Центра. – Вы официально уведомляете нас, что НАСА в любом случае должно принять положительное решение по данному вопросу ввиду некоторых дополнительных обстоятельств, касающихся вашего клиента, и это, без сомнения, будет в интересах самого НАСА. Хм-м, – он отложил бумаги и с оттенком недоверия посмотрел поверх очков на приглашённых. – Позвольте спросить, о каких дополнительных обстоятельствах идёт речь.

– Видите ли… – прокашлялся старший из адвокатов. – Сначала наш клиент хотел бы узнать Ваш ответ на его официальную заявку.

– Хм-м… – ещё раз хмыкнул начальник Центра и воззрился на старца. Тот внешне никак не отреагировал. – Я сейчас не имею полномочий давать какие-либо обещания или делать заключения, потому что окончательное решение остаётся за специальной комиссией, рассматривающей кандидатуры участников проекта. Там, как вы понимаете, очень много критериев и среди них – в том числе – физическая подготовка кандидата и медицинские показатели, включая способности к, гм, воспроизведению потомства в условиях сверхлёгкой марсианской гравитации. Не скрою, эти факторы играют очень важную роль, так как от этого вообще зависит судьба первой колонии-поселения землян на Красной планете. Я не говорю уже о психологических особенностях добровольца и его способности выполнять работу в непривычной для себя среде. Окончательный выбор – за комиссией, но… гм… я полагаю, что у мистера… э… Высокочтимого Марсо… потама немного шансов пройти отборочный тур…

– Почему? – Адвокат задал вопрос прямо и спокойно, с уверенностью посмотрел начальнику Центра в глаза. – Наш клиент находится просто в отличной, превосходной физической форме, о чём свидетельствуют вот эти документы и заключения врачей. – Он передал пухлую папку представителю НАСА. – Мы понимаем, что проверка состояния здоровья производилась не специалистами вашей организации, поэтому готовы пройти все необходимые обследования здесь, на месте, чтобы никаких вопросов подобного характера больше не возникало. – Адвокат пожал плечами. – Ну, а что касается способности к воспроизведению у нашего клиента, то позвольте сообщить вам такую информацию… Всего на сегодняшний день наш клиент является отцом одной тысячи пятисот шестнадцати детей, последний из которых родился четыре дня назад в джунглях Амазонии – вот свидетельство о рождении, – и ещё как минимум восемь женщин в разных частях мира в настоящее время беременны и ждут от него ребёнка. Вот подтверждающие справки от медицинских учреждений соответствующих стран.

Адвокат перегнулся через стол, чтобы вручить начальнику Центра ещё один пакет, и довольно объёмистый, с документами.

Начальник переглянулся со своими помощниками и молча уставился на почтенного старца, который, казалось, вообще не замечал, что речь идёт именно о нём.

Представитель НАСА вздохнул…

– Удивительно слышать о таких возможностях организма мистера… э… Высокочтимого… Э-э… Тем более, – начальник повертел в руках свидетельство о рождении самого кандидата, – если учесть, что он родился в 1863 году. Я правильно прочитал? Это действительно 1863 год?..

– Совершенно верно, – согласился адвокат. – Наш клиент обладает некоторыми повышенными способностями.

– Ну, хорошо. Допустим. – Начальник воззрился из-под очков на гостей. – Так о каких таких дополнительных обстоятельствах вы указываете в своём письме? Имеются в виду состояние здоровья и возраст?

– Не только. – Адвокат старца посмотрел на сотрудников НАСА величественно и как бы немного свысока. – Вот, – он вытащил из папки ещё один пухлый конверт, – набор юридических документов, подтверждающих собственность Высокочтимого Марсопотама 243-его, сэра Фобос-и-Деймоса на планету Марс, полноправным владельцем которой он является. И, таким образом, любая высадка человека на поверхность планеты может быть произведена только с его ведома и согласия. Причём разрешение должно быть предоставлено просителю именно в письменном виде. Прошу посмотреть. Здесь, кстати, копии договоров о землепользовании, – адвокат хлопнул на стол перед начальником Центра НАСА целую кипу пожелтевших от времени бумаг.

Начальник, вместо ответа, откинулся в кресле и в задумчивости снял очки…

Юристы НАСА повскакивали с мест и группой столпились вокруг предъявленных документов. Ведущий специалист юридического отдела, с изумлением оторвав взгляд от бумаги, поднял голову и задал гостям вопрос:

– Тут сказано, что планета Марс была унаследована вашим клиентом от его отца в 1908 году! Как такое вообще может быть?! Кто регулирует вопросы правообладания в данном случае?! Почему объектом собственности выступает астрономическое тело за пределами Земли, которое по логике не входит в сферу действия права какого-либо государства, а также международного права?

– Всё нормально, всё по закону, – сообщил в ответ довольный представитель адвокатской конторы «Рэтс и Компания». – Планету Марс действительно оставил нашему клиенту по завещанию его отец – Высокочтимый Марсозавр 118-ый, сэр Фобос-и-Деймос, а ему, в свою очередь, – его отец Марсодонт 490-ый, и так далее и так далее. Вообще планета передаётся по традиции от поколения к поколению в роду Фобос-и-Деймос уже последние один миллион двести десять тысяч пятьсот лет, и в подтверждение этого мы приводим завещания всех этих достойных людей. Здесь вы видите оригиналы последних ста завещаний, затем идут копии – потому что, за давностью лет, извлекать оригиналы из спецхрана на свет опасно, они могут рассыпаться, и им вреден солнечный свет; но ваши специалисты могут в любое время ознакомиться с подлинниками, если прибудут на место – в сопровождении наших людей. Как видите, любой суд, если вы пожелаете передать это дело в судопроизводство, вынужден будет принять во внимание юридические документы за огромное число эпох, и не считаться с ними попросту невозможно.

Адвокат перевёл дух.

Юристы НАСА ошарашенно сели на свои места, а начальник Центра вдруг побледнел и интуитивно потянулся за бутылкой с водой, предусмотрительно поставленной на стол. Тут же, рядом, в маленькой чашечке стыл так и не выпитый кофе…

Старец, о предках которого шла речь, всё ещё молчал, не глядя ни на кого и, казалось, думал о чём-то своём. Кустики волос в его ноздрях плавно колыхались в такт вдоху и выдоху.

– Та-а-ак… – пробормотал представитель НАСА. – И вы только сейчас сообщаете мне эту информацию…

– Видите ли, – опять прокашлялся адвокат. – До сих пор не было прямой необходимости обнародовать этот факт. Ваша организация – как и космические агентства ряда других стран – уже много лет проводит научные исследования Красной планеты, и, в общем, их результаты нужны, в том числе, и нашему клиенту. По ряду причин они представляют для него значительную ценность. Нет нужды на данном этапе ограничивать или запрещать реализацию космических проектов, пользуясь своим правом собственника. Стимул для исследователей – это так важно… В нынешних же условиях наш клиент также не станет препятствовать осуществлению колонизации Марса, но – поймите нас правильно – ставит одно непременное условие: Его Величие должен быть включён в состав отправляющейся на планету экспедиции. Как Вы понимаете, выполнение его требования, с учётом открывшихся вам обстоятельств, обязательно. В противном случае сам проект может быть на время заморожен…

Начальник Центра НАСА нервным движением плеснул себе еще водички. Отпил из стакана. Потом ослабил галстук, расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке. Часто задышал.

– Я, конечно, не могу отвечать за всё наше агентство, но допускаете ли вы – ну, как один из возможных вариантов – выплату небольшой компенсации Высокочтимому… э-э… ну… вы понимаете… за неудобство, причиняемое ему как собственнику колонизируемого объекта?.. В случае если он… э-э… ну, не полетит?..

– Наш клиент не нуждается в деньгах, – гордо сверкнув глазами, ответил адвокат. – Он и без того имеет стабильные источники дохода. Так, ему выплачивают ежегодные отчисления за использование названия «Марс» целый ряд компаний и организаций, например, производящие шоколад, а также – некоторые правительства и города: Париж, Рим, Петербург – за Марсово поле, Марсель – за право и дальше именоваться именно так, и тому подобное. Также платит коммунистическая партия одной страны, которую не будем здесь упоминать; официальное название партии – имени Марса и Энгельса. Но, как вы понимаете, эта информация – для внутреннего пользования, обнародовать её нельзя.

– Дело в том, что наш клиент, – с достоинством продолжал объяснять адвокат, – не подходит к этому вопросу с коммерческими мерками. Он выше этого. Для него противна сама мысль о том, чтобы заработать на достоянии предков, когда дело касается непосредственно самой планеты. Но вот диктовать свои условия в том, чтобы попасть туда физически, то есть посетить принадлежащий ему объект – это другое дело. Это неотъемлемое право нашего клиента. И вы не можете ему отказать.

– Постойте-ка! – воскликнул вдруг один из юристов НАСА, внимательно изучая предоставленные ему документы. – Тут возникает вопрос, связанный с продолжительностью жизни членов семей рода Фобос-и-Деймос… Вот! – юрист был явно возбуждён. – Смотрите здесь… И здесь… Я понимаю, что сам мистер Марсопотам родился в XIX-ом веке. Всякое может быть, хотя в это и трудно поверить. Но его отец Марсозавр родился в 1215 году – году, когда была принята Великая хартия вольностей! А дед Марсодонт – вообще в 306-м, то есть в эпоху Римской империи! Да ни один суд не отнесётся серьёзно к этим документам! Да, они выглядят как подлинные, но исторические и биологические сроки… Извините!.. Мы же вправе даже не принимать всё это к рассмотрению!!!

– Молодой человек, вы зря так кипятитесь, – спокойно парировал старший адвокат, кивая головой на почтенного старца, сидевшего по-прежнему отстранённо, в задумчивой позе. – Вы просто не осведомлены о некоторых, так сказать, биологических особенностях организма нашего клиента. Пока до этого пункта мы просто не добрались. Вот, я готов предоставить в ваше распоряжение заключение по итогам генетического анализа, проведенного, кстати, в секретном порядке специально для НАСА, объясняющее, почему Высокочтимый Марсопотам 243-ий Фобос-и-Деймос живёт так долго, как, впрочем, и все его предки. Представители династии Фобос-и-Деймос вообще редкостные долгожители – но, как бы это сказать, с нашей, привычной точки зрения. Устройство организма продолжателей рода несколько необычно. И на это есть основание…

Адвокат передал начальнику Центра несколько новых бумаг.

Тот вытер со лба пот и рассеянно принял протянутые ему документы.

– Взгляните, – адвокат ткнул пальцем в пару таблиц. – Здесь, здесь и здесь. А вот генетическая карта. Можете своими глазами убедиться в том, каков его генетический код… Да, именно! Такие свойства наследуются не каждым ребёнком, произведенным на свет представителем рода, а лишь первым по счёту мальчиком. Именно первенец в дальнейшем и получает по завещанию величайшую фамильную драгоценность всего рода – планету Марс…

Начальник Центра, выпучив глаза, вчитывался в представленный ему документ, и руки его дрожали. Наконец он вскочил, весь красный от притока крови, и с изумлением воззрился на старца, пребывавшего, как и всё это время, в состоянии прострации.

– Боже мой… Боже мой… – только и сумел пролепетать начальник в совершенном потрясении. – Но это же всё меняет… Всё меняет… Если это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ТАК, то вопрос о включении Его Величия в состав предстоящей марсианской экспедиции не подлежит сомнению… Конечно, он принят в группу, он принят!.. Это я вам гарантирую, не дожидаясь официального решения правительственной комиссии! В любом случае я сделаю всё так, что комиссия даст добро! Боже мой, боже мой…

Ему, видно, стало нехорошо, и он подошёл к окну, пытаясь приподнять раму. Документы, которые он только что держал в руках, остались на столе, и юристы НАСА тут же сгрудились вокруг, жадно вчитываясь в их содержимое.

Помощник начальника Центра помог шефу открыть форточку. Начальник стоял и жадно впитывал свежий воздух. Из окна открывался прекрасный вид на внутренний двор штаб-квартиры НАСА.

Юристы – там, у стола, принялись в изумлении цокать языками. Кто-то из них присвистнул. Кто-то сказал: «Ой!»

Адвокаты мистера Марсопотама скромно стояли поодаль и молча ждали.

Наконец начальник Центра повернулся к их клиенту и внимательно вгляделся в него. Подошёл, наклонился, пытаясь уловить выражение глаз.

– Вы включены в состав экспедиции! – чуть ли не прокричал ему начальник. – Понимаете, вы включены! Вопрос решён!!!

Почтенный старец вдруг впервые за всё время, пока происходила встреча, подал признаки осмысленной жизни. Он как-то, едва заметно, встрепенулся, чуть выпрямился, приосанился – прямо сидя в кресле, и немного изменил положение рук, покоящихся на серебряной палке-посохе. Да, безусловно, отметил про себя начальник Центра НАСА, у него ладони волосатые, они густо поросли седой, под цвет клюки, шерстью.

– Домой… – вдруг выговорил едва слышно старец, и глаза его засветились каким-то необыкновенным, мечтательным светом. – Домой!.. – повторил он и поднял своё старческое лицо к небу.

Начальник Центра сглотнул слюну, ощущая, что в горле пересохло, несмотря на всю выпитую воду.

Далее приглашённые начали потихоньку собираться. Два адвоката сортировали и складывали в стопки рассыпанные по столу бумаги; другие же негромко переговаривались с коллегами о том, какие документы следует оставить в НАСА для более детального изучения. Начальник, бережно взяв мистера Марсопотама под руку, прошёлся с ним к выходу. Его сопровождали помощники, а также представители самого мистера Марсопотама. Говорить было особенно не о чём – и поэтому начальник Центра почтительно молчал.

Напоследок он пожал посетителю руку и улыбнулся – немного заискивающей улыбкой, которая лишь свидетельствовала о его внутреннем раздрае. Проводив пришедших, начальник вернулся в комнату для встреч и переговоров, в которой ещё оставались юристы, в сотый раз изучавшие генную карту посетителя и заключение к ней.

– Вот что, – сказал начальник, обводя комнату немного растерянным, усталым взглядом. Видок у него был ещё тот себе. – Я, пожалуй-таки, выпью свой остывший кофе; а вы, Мишель, заварите мне новый, да покрепче. И… И… – он оглянулся на юристов и кивнул им: – Да. Нужно будет срочно подготовить мне проект договора – об аренде участка территории на планете Марс, на котором будет размещаться наша земная колония-поселение. Я надеюсь, что удастся арендовать на льготных условиях… Договор должен быть подписан – обеими сторонами. Конечно, всё должно быть строго по закону.

 

24 марта 2015 года

X
Загрузка