Встреча

 

 

 

 

Обычное дежурство. Юрий приехал в положенное время. Переоделся в недавно пошитый элегантный костюм. Все мужчины-охранники, как и все девушки-продавщицы носили свою униформу. В общем сейфе, к которому он, как все секьюрити, имел ключи, забрал свой пистолет Макарова. К пистолету полагалась обойма 9-мм патронов. Расписался в журнале, заполнив графы «Дата», «ФИО», «Время начала дежурства», «Марка пистолета», «Количество патронов». Вложил пистолет в подмышечную кобуру. Прошёлся вдоль зеркала, придирчиво поглядывая на своё отражение. Сделал несколько размашистых жестов, проверяя, не мешает ли что движениям.

«Всё вроде бы нормально и пистолет не выпирает».

Сделал упражнения, несколько раз выхватывая пистолет, прицеливаясь в условного нарушителя, и, прокрутив пистолет на указательном пальце, убрал его. Так он делал часто, если поблизости никого не было. Упражнения бодрили и поднимали настроение.

Закрыл сейф и вышел из комнаты, тщательно закрыв дверь, на которой висела табличка «Охранная фирма БАГИРА». Обогнул часть стеклянной стенки отдела и, обменявшись рукопожатием со сменщиком, приступил к своим обязанностям. Тот быстрым шагом направился переодеваться, бросив на ходу:

- Очень спешу. Опаздываю…

Основной площадкой охранного поста являлась ковровая дорожка длиной в 25 метров, идущая вдоль стеклянной стены ювелирного салона. Вход в салон находился в середине этой стены. С обоих сторон дорожка упиралась в эскалаторы. Один эскалатор шёл вверх, другой – вниз. И эскалаторы и ковровая дорожка были частью широченного коридора торгово-развлекательного центра. По обе стороны коридора находились торговые залы различных фирм.

В обязанности секьюрити при охране объекта повышенной сложности и нуждающегося в профессиональной защите, каким является ювелирный салон, входило оберегать имущество и персонал от грабежа и вооружённого нападения.

Охранник, заступив на дежурство, должен сквозь стеклянную стенку внимательно наблюдать, чтобы в салоне соблюдался общественный порядок, не было бы воровства, не говоря о более тяжёлых происшествиях.

Юрий для начала прошёлся вдоль стенки. В салоне посетителей не было. Поэтому можно было прогулочным шагом пройтись по дорожке. «Цепной пёс вышел на тропу войны». Юрий любил подстёгивать себя этой фразой. Он знал, что впереди было три часа монотонной и необременительной, как правило, прогулки. Но в течение дежурства может произойти всякое и надо постараться не дать себя убаюкать однообразным течением дня.

Неожиданно к ногам Юрия лентой эскалатора был вынесен сначала красный самокат, а затем и его хозяин – мальчишка трёх-четырёх лет.

- Тебе не больно, малыш? – поинтересовался Юрий, удивлённый тем, что мальчуган не плакал.

- Да, нет. У меня же налокотники и наколенники. Видите? – паренёк демонстративно согнул руку, низкий голос малыша был абсолютно спокоен. Мальчишка подождал отца, который съехал на эскалаторе следом, взял его за руку и вместе они пошли по направлению к отделу детской обуви.

Теперь можно отдать дань обязательной, но чрезвычайно приятной процедуре. Дежурить, тупо прохаживаясь по отведённой дорожке тоскливо, согласитесь. Поэтому Юрий каждый день, когда посетители салона не требовали пристального внимания, позволял себе полюбоваться одним из нескольких фотопортретов, стоящих в витрине.

Это была фотография известной модели, снятой в полный рост. Её изумительной красоты лицо можно было видеть в многочисленных женских журналах, в телерекламе, в витринах многих универсамов. Конечно, Юрий досконально прочитал все статьи о ней и не раз перечитал все интервью, которые у неё брали различные издания. Он много о ней знал, много думал. И восхищался ею – красивой, гордой и независимой.

Тут, в витрине салона, изображение было объёмное. И иногда создавалось такое удивительное впечатление, что девушка смотрится как живая, как одна из посетительниц салона. Или фотография была такой удачной, толи свет так падал на неё, но казалось, что изображение светится. Модель была одета в светлый костюм. А уши, шею, руки её украшали серьги, колье, браслеты. Каждое ювелирное изделие сверкало бриллиантами.

У Юрия каждый раз перехватывало дыхание и замирало сердце, когда он смотрел на красавицу. «Не думал, что я такой чувствительный», - как-то мелькнуло у него. А не любоваться девушкой было невозможно. Тонкие черты матового лица. Бархатистые ресницы окружали карие глаза, но скрыть блеск этих огромных глаз они не могли. В этих глазах можно было уловить любопытство, интерес к жизни. А ещё по глазам можно было понять, что девушка любит смеяться. Темные волосы с отливом вороного крыла. Завораживающая улыбка. Улыбка, вызывающая добрую гримасу на лице у любого, кто взглянет на неё. Пухлые губы. Милые ямочки на щёчках.

Юрий часто ловил себя на мысли, что смотрел он на девушку, как на икону, как на идола. Она и была для него идолом. А он – язычником. Хотя от язычников он отличался. Хотя бы тем, что не совершал перед этим фото ритуальных танцев.

Если присмотреться, то рядом с фотографией Юрий видел в витрине своё отражение. И легко можно было представить его и красотку, стоящими вместе.

«Вполне подходим друг другу. Отличная пара», - самонадеянно думал Юрий, глядя на своё отражение и её фото. - «Может она заглянет как-нибудь сюда? А что? Вполне может. Место у нас известное. Пользуется популярностью».

«А жизнь она ведёт, наверное, необычную. А вдруг, пофантазируем, выйдет она за меня замуж. Что я могу предложить ей? Ну, летом можем в Турцию или в Египет слетать, в Тайвань какой-нибудь съездить. Платят мне прилично. Никто из армейских друзей столько не получает. А в будние дни что делать? Можно в Третьяковку сходить, в Пушкинский музей. В школе ведь ходили туда, и мне нравились эти походы. Можно ещё в консерваторию сходить. Жаль, что музыку я не понимаю. Классическую музыку. Сам духовно разовьюсь. А то становлюсь похожим на пень. Не в смысле крепости, а  имея в виду эрудицию и тягу к высокому».

И вот бывает же так. Та, о которой беспрестанно думаешь, появляется перед тобой. И она появилась. В руках несколько больших пакетов различных торговых фирм. Да, это она. Несомненно.

«А она действительно со мной одного роста. Сто восемьдесят сантиметров – как одна копеечка. Очень даже подходим мы друг к другу».

И вот она – несомненная драгоценность – подошла к их салону драгоценностей, к ювелирному салону. Подошла ко входу. И тут раздался оглушительный звонок.

 «Надо же, столько мечтал о встрече и вот она…» - на удивление сердце Юрия билось ровно. Дыхание не сбивалось. Он внезапно даже вспомнил её имя.

- Софья! С покупками сюда нельзя. Вы можете пройти к ячейкам камеры хранения и оставить пакеты там. Пожалуйста!

Она с удивлением взглянула на него, затем нехотя развернулась и медленно пошла в ту сторону, куда указал ей Юрий. Прошла салон, камеру хранения, подошла к эскалатору, ступила на движущуюся ленту и поехала вниз, к стоянке автомобилей, уменьшаясь в размерах, сначала на половину своего роста, потом, оставив на виду лишь шляпу, а вскоре скрылась полностью.

Последние публикации: 
Дурман (25/01/2018)
Судьба (06/12/2017)
Бродяга (22/08/2017)
Соискатели (19/07/2017)
Работа (21/06/2017)
Cуфлёр (11/05/2017)

X
Загрузка