Тайна старого замка

 

 

Часть 2

Наутро в парадном дворе собралось много людей. Наряду с экскурсиями в за́мке проходил рыцарский турнир, в котором принимали участие актеры разных театров. Они разыгрывали перед зрителями костюмированный спектакль: два рыцаря сошлись, чтобы на дуэли сразиться за сердце прекрасной дамы. Одним из них, конечно, был представитель рода Радзивиллов. В течение уже получаса зрители следили за историей любви единственной дочери старосты жмудского и младшего сына князя Радзивилла Сиротки.

Именно тогда Олег снова увидел её. Девушка стояла у входа в главный корпус и внимательно слушала реплики актеров. Проходя мимо, он на миг задержался, чтобы на этот раз рассмотреть получше ту, чьё лицо узнал сразу. В этот момент он даже забыл, что спешил застать Северова на месте.  Ведь этой ночью в деле появились новые обстоятельства.

После того, как они обнаружили тайник старика на Островке любви, Олег много думал. Вся эта история началась со смерти реставратора в усыпальнице. Эта смерть, в общем, являлась самой чудовищной частью всех произошедших в деле событий. Именно поэтому Олег предположил, что сегодня ночью старик отправится туда.

«И все-таки что-то не складывается – думал он. – Я сам видел его испуганный взгляд. Он так нервничал, стараясь не задерживаться в подземных помещениях. И это не было игрой! Старик действительно боялся чего-то. Может быть, как раз той самой смерти. Так повел бы себя человек, не имеющий ничего общего с преступлением. Но считать его непричастным к делу тоже глупо: мы же сами видели его тайник. Нет, скорее всего, сегодня ночью он явится в усыпальницу».

Вначале Олег собирался сообщить Северову о своём намерении отправиться в подземные помещения, но потом решил, что способен справиться сам, без провожатого. Вовсе ни к чему, чтобы его считали суеверным трусом. Притаившись в укромном месте, он хорошо видел ту самую дверь в княжескую каплицу, на двери в которую висел амбарный замок.  Глаза очень скоро привыкли к темноте, поэтому он стал даже различать висевшие на стенах таблички, отреставрированные росписи, погашенные светильники, а еще те каменные ступеньки перед запертой дверью, с которых он помогал спуститься старику позавчера.

Уже несколько минут спустя Олег вновь почувствовал чье-то присутствие. Это ощущение ни с чем не спутаешь. От него он не мог отделаться с первых часов своего пребывания в за́мке. О нем говорил Северову. Его он боялся. Но здесь в усыпальнице это ощущение вызвало не просто страх. Оно рождало ужас, который заставил Олега прислониться к стене, потому что ни побежать, ни закричать он не мог, превратившись в изваяние. Все на что он был способен – видеть и слышать. А видел он всё то же светлое пятно, на этот раз возникшее в проёме, что был единственным выходом в башню. В тишине стал раздаваться шепот. Вначале он походил на шелест бумажных листов на ветру, но потом Олег уловил голоса. Различались они недолго, поскольку постепенно слились в какое – то бессвязное шипение. От ужаса Олег закрыл глаза и заткнул уши. Так он простоял некоторое время, стараясь унять дрожь в коленях, а когда нашел в себе силы снова посмотреть по сторонам, увидел, как мерцающее светлое пятно проплыло мимо закрытой двери усыпальницы и исчезло в проеме. В этот момент в подземелье стало тихо и Олег, наконец, понял, что способен сдвинуться с места. Он юркнул в проход и стал подниматься вверх. Словно опасаясь быть замеченным, он старался двигаться очень тихо. Уже почти успокоившись, Олег вдруг поймал себя на том, что продолжает прислушиваться. Бессвязное шипение здесь перешло в тихий, но хорошо различимый разговор. Где-то на лестнице, по-видимому, стояли двое.

- Не будь дурой, – злился мужчина. – Просто делай своё дело!

- Я боюсь – всхлипнула женщина. – Я видела её! Призрак Барбары Радзивилл! Видела!

- Ты в своём уме?! Господи, зачем я связался с бабой?! Сейчас, когда мы почти у цели, тебя угораздило удариться в мистику! Призрак Барбары Радзивилл – это ты. Твоя роль, в которую ты чересчур вжилась! Твоя задача – заставить поверить в его существование других, а не чокнуться самой. Ты меня поняла? В первую очередь пугай реставраторов. Нельзя дать им продвигаться дальше в подземный ход. По крайней мере, до того, как мы не закончим дело! Еще раз спрашиваю: ты меня поняла?

Женщина снова всхлипнула.

- Старик, по-моему, обо всем догадывается. Ну, что мы водим его за нос.

- Откуда ты это взяла? – голос мужчины стал напряженным.

- Он обнаружил тайник. Исчезла ткань, свечи, веревка и топор. Сегодня мне пришлось накинуть на себя обычную простыню. В общем пропало всё, кроме фонарика. И схема тоже.

- Не закатывай истерику – прохрипел мужчина. – Я знаю, что делаю. Не лезь не в свою часть плана! Кстати, ты сегодня была на Островке?

- Да, я метнулась туда. Пугая новенького смотрителя в парке, я видела, как старик заходил в замковую браму. На плече у него висела веревка, а в руке был топор. Я решила проверить содержимое ящика.

- Я сам с этим разберусь.  – сквозь зубы процедил мужчина. – Еще раз повторяю – не лезь не в свою часть. Иди лучше броди бестелесной тенью. И выброси из головы всю эту чушь с настоящим призраком!

Женщина тяжело вздохнула и зажгла свечу. Погруженный до этого в темноту, лестничный пролет осветился слабым мерцающим светом.  На несколько секунд Олег вдруг увидел её лицо, когда смотрел вверх. Винтовая лестница, находившаяся в башне, вела из подземных помещений к залам нижнего этажа и имела на всем своем протяжении две небольших площадки, позволяющих видеть ступеньки более высокого пролета. Обычно в башне горели небольшие светильники, но с некоторых пор их стали отключать на ночь. Именно поэтому Олег смог разглядеть лишь лицо женщины. Увидеть мужчину он не смог. Но того, что он услышал было достаточно, чтобы понять, что эти двое стараются отпугнуть всякого, кто хочет попасть в усыпальницу. Более того, они вообще не хотят, чтобы по замку кто-либо ходил по вечерам и в ночное время.    

«Ведь он так и сказал, – думал Олег – что женщина должна заставить поверить людей в существование призрака Черной дамы. Кстати, вот тебе и разгадка светлого пятна: кусок белой шелковой ткани, накинутый на женщину, у которой в руках зажжённая свечка. В темноте – это и выглядит, как движущееся светлое пятно.  Женщина бродит по залам в замке, а ткань шуршит по полу. Вот, что означает этот таинственный шорох по ночам! Актерская постановка – вот и вся мистика! Однако похоже, дамочка заигралась: сама начала бояться. Стоп! А что если её страх не безоснователен? Что если кто-то её пугает её же способом? Например, старик? Или напарник? У него может быть и своя игра. Скажем, она больше не нужна ему? Ведь сказал же он, что дело почти закончено. Они у цели. Что это за цель? Какое дело? Все-таки прав Северов – это какая-то чудовищная игра».

Поднявшись наверх, Олег больше не увидел эту парочку. Он задумчиво шел по залам замка, рассматривая портреты представителей рода Радзивиллов. Воспользовавшись фонариком, он изучал их до тех пор, пока не оказался в зале истории, где были представлены макеты замка конца XVI века и дворца середины XVIII века. Кроме того, здесь же было небольшая фотовыставка, отражающая внешний вид дворцово-паркового ансамбля. В этой экспозиции Олег нашел не только план города конца XVIII – начала XIX вв., но и архитектурный план дворца начала XVIII века. Несколько минут он всматривался в этот план, еще не понимая, что же его настораживает в нем. И только, когда обнаружил на этом старом чертеже участок, где прямые четкие линии пересекались с пунктирными, а окружности переходили в прямоугольники, на которые указывали стрелки, Олег сообразил, что видит перед собой схему очень похожую на ту, что они с Северовым обнаружили в ящике на Островке.

«Надо тщательнее сравнить две схемы, – подумал Олег.  – И если они и впрямь совпадут, то эти двое знают об архитектуре за́мка что-то новое. Или хорошо забытое старое! Неужели здесь еще сохранились какие – то тайные помещения? С другой стороны, Серверов говорит, что прекрасно знает теперешний план за́мка (оно правильно – на то он и начальник службы безопасности!) Но в таком случае ни о каких тайных помещениях и речи быть не может. Тогда зачем эти двое носятся со старой схемой? Ничего не понимаю».

Олег и, в самом деле, не мог понять, что задумали эти двое. В эту ночь он долго изучал две схемы: одну из зала истории в замке и другую, сфотографированную с листа из ящика. Интуиция не подвела его: они оказались полностью идентичны.  Эта был участок плана дворца XVIII века, на котором было видно, что под усыпальницей существовали потайные ходы, ведущие в помещения еще более глубокие, чем сама княжеская каплица. Позже в переустроенном каменном дворце они претерпели существенные изменения. Менялся замок и в XIX - XX веках, а в его современном архитектурном плане и вовсе под усыпальницей нет никаких помещений.

«Или все-таки есть? – засомневался Олег в том, что казалось очевидным. – Что если тайну их существования тщательно оберегают от посторонних? Но зачем? И как этим двоим удалось обнаружить их? Но главное даже не это! Что в этих помещениях может быть такого, что они так старательно отпугивают от неё реставраторов? Словно боятся, что работая там по многу часов, те могут тоже обнаружить вход или лаз туда. Да, странная история».

В сторожке у Олега был установлен компьютер, поэтому на мониторе в режиме online он мог видеть все залы замка. Но в эту ночь занятый сопоставлением схем, Олег почти не вел наблюдение и по этой причине так и не обнаружил, что по звездному залу проплывала туда – сюда странная тень. Эта была именно тень, ничего общего не имеющая с тем светлым пятном, тайну которого ему удалось раскрыть благодаря подслушанному в башне разговору.  Камеры едва - едва фиксировали её, но увидеть эту тень Олегу придется только на следующую ночь. Сегодня же он старался связать те ниточки, которые удалось нащупать. Обдумывая всю эту историю, он вдруг подскочил.

- Старик, – осенило его.  – Старик в опасности!

Эта мысль заставила Олега вздрогнуть, как-будто обожгла. Как он не подумал об этом раньше? Ведь старик украл из ящика схему и эти двое знают это! Мужчина так и сказал: «Я сам с этим разберусь». Что значит – разберусь?! Олег почувствовал, как по спине пробежали мурашки. Еще не зная, что предпринять, он схватил пальто и выбежал из сторожки. Однако вскоре остановился и принялся лихорадочно набирать номер Северова. В этот момент он очень пожалел о том, что принимая дела у старика не счел нужным узнать у того, как с ним можно связаться в случае необходимости. Выяснить это он сможет только утром у других сотрудников или в отделе кадров, в конце концов. Но это будет завтра, а сейчас все, что он мог – позвонить Северову. Но его телефон был отключен. И в этот миг Олег абсолютно четко осознал, что остается со страхом за жизнь своего предшественника до утра. Поднимать же шум, не поговорив с Иваном Петровичем, он не решился.

Однако возможность такого разговора представилась лишь много часов спустя, когда Северов, наконец, включил телефон. На встревоженный голос Олега он отреагировал спокойнее, чем тот мог ожидать, предложив зайти к нему в кабинет.

- Постарайся не задерживаться – прохрипел он.  – Мне нужно уехать ненадолго.

Учитывая важность произошедшего, задерживаться Олег не стал. Однако у входа в главный корпус вдруг увидел её. На площадке парадного двора разыгрывали рыцарский спектакль, но на актеров он даже не взглянул. Его вниманием завладела женщина, которую (он был совершенно уверен в этом) он видел ночью в башне. Только в этот миг Олег понял, что спектакль совсем не интересует её, ибо она все время смотрит в одну точку. В свете утреннего солнца её лицо уже не казалось таким бледным. Более того, девушка была красивее и моложе. Несколько минут Олег топтался с ней рядом, не решаясь заговорить. Он заметил у неё на груди бейджик с надписью: «Экскурсовод Олеся Нестерович».  Это очень помогло Олегу: теперь он знал, кто она!

«Пока ничего не стану ей говорить – сообразил он. – Еще не время раскрывать себя. Пусть думают, что я не в курсе всего, что тут творится».

Собираясь зайти внутрь, Олег сделал шаг ко входу. Но вдруг девушка остановила его сама, схватив за рукав.

- Уезжайте отсюда – быстро зашептала она, испуганно оглядываясь вокруг, как – будто желая убедиться в том, что никто за ними не наблюдает. – Прошу вас, уезжайте!

- Почему? – Олег изобразил удивление.

Правда, он и впрямь несколько удивился такому повороту событий. Ведь это предупреждение прозвучало из уст той, что была напарницей какого – то типа в этой жуткой истории!

- Не спрашивайте ни о чем! Просто уезжайте, иначе он и вас убьет, как того реставратора!

- Кто он?

- Я видела вас на лестнице в башне ночью. Прошу вас не лезьте в это дело! Бегите отсюда!

Девушка еще раз испуганно огляделась по сторонам, и накинув на голову капюшон, поспешила затеряться в толпе зрителей и актеров спектакля. Олег не успел больше ничего сказать и не стал задерживать её.  Ещё некоторое время он не двигался с места, а потом вдруг резко повернул назад к своей сторожке. Именно в этот момент он понял то, на что не обратил внимания ночью. Он вспомнил хриплый голос Северова (ведь он еще раз услышал его минуту назад, когда звонил, чтобы договориться о встрече) и вдруг Олега осенило, что точно такой же, низкий с хрипотцой голос был у напарника Олеси! Почему он не заметил этого раньше?!

«Боже, я же чуть было не раскрыл подробности своих ночных приключений Северову! – ужаснулся Олег. – Ведь напарником девчонки может быть он! Эх, жаль, что мне не удалось увидеть хотя бы его фигуру. Если тот рослый и широкоплечий, значит вероятность, что это Северов была бы выше. У меня бы почти не осталось сомнений на этот счет. Однако голос тоже серьезная вещь. Хоть режь меня – я слышал его! Даже если предположить, что я ошибаюсь (все – таки они с Олесей говорили негромко), сейчас к Северову лучше не ходить. Посмотрим, как дальше сложится. Пока нужно найти и предупредить об опасности старика. А еще, что можно сделать? А можно, например, поговорить с Олесей. Похоже, она уже рада бы вырваться из этой паутины. Иначе зачем ей предупреждать меня?  Увидев меня ночью на лестнице, она по всей видимости скрыла это от напарника? Надо попробовать найти к ней подход. А все – таки неужели это и впрямь Северов? Ведь я поверил ему. Он кажется серьезным мужиком. А теперь получается, что он старается навязать мне расследование дела, которое сам же и организовал? Если так, то расследование это липовое. Он должен намеренно вести по ложному следу или создавать путаницу, отвлекая на ненужные вещи. К примеру, на тот же ящик на Островке. Мне с самого начала показалось абсурдным, что его туда заволокли. Он не учел, конечно, что старик обнаружит его. Кстати, Олеся тоже не всё понимает в его игре. Сказал же он ей: «Я знаю, что делаю. Не лезь не в свою часть плана!» Так не поступают с настоящим напарником. По всей видимости, она действительно ему скоро будет не нужна. Всё очень логично. Не пойму только зачем он меня втянул в эту историю?  Например, намеренно показал схему? Он же не мог не понимать, что я докопаюсь до правды. Ведь ничего сложного нет в том, чтобы догадаться, что схема имеет отношение к за́мку. Дальше дело техники и времени. За ночь я обнаружил старые архитектурные планы и всё – «дело в шляпе». Сомневаюсь, чтобы начальник службы безопасности не разобрался в том, существуют ли по сей день тайные помещения под за́мком! Значит, Северов намеренно предоставил мне доступ к информации, показав начерченную на листе схему. И что из этого следует? Теперь он, скорее всего, будет использовать меня вслепую. Ему надо проникнуть в эти тайные помещения, а для этого требуется помощник, которым может быть только мужчина. Северов понимает, что Олеся с этим не справится. Вот зачем я понадобился ему!»

Присев на небольшой колодец, установленный посередине двора, Олег безучастно наблюдал за подходившим к концу спектаклем. Бессонная ночь давала о себе знать, и он чувствовал усталость.  Но думать об отдыхе Олег пока не мог: он до сих пор ничего не знал про старика. Собираясь выяснить его координаты в отделе кадров, он отправился в здание администрации музея, но в толпе посетителей и актеров вдруг Олег увидел старика у выхода из замковой брамы.  Тот стоял не один. Рядом был… Северов. Некоторое время они спокойно беседовали, после чего старик протянул Ивану Петровичу лист со схемой. В ответ тот похлопал деда по плечу и пожал ему руку.

«Да, у них же абсолютное согласие!  – чуть не вскрикнул от изумления Олег. – Старик совершенно спокойно возвращает схему Северову, как – будто, так и было задумано. Боже, что за чертовщина! Какой же я дурак! Как мне понять, кто жертва, а кто преступник?! Неужели и они сообщники?»

В этой истории еще многое оставалось загадкой, но Олег снова подумал о том, что в ближайшее время (может быть даже этой ночью) Северов под каким – нибудь благовидным предлогом поведет его в подземные помещения.  И это будет ловушка! Кто знает, удастся ли ему выбраться из неё? Но пути назад уже нет, ведь помимо старика есть еще Олеся.

Стараясь не попасться им на глаза, Олег быстро пристроился к экскурсионной группе. Затерявшись в толпе, он вошел с ней в главный корпус. У гардероба топталось много людей, но Олесю он увидел сразу. В этот момент Олег уже успел разозлиться не на шутку. Ведь вся эта компания водит его за нос! Решительно двинувшись к девушке, он преградил ей путь собой.

- Или вы сейчас же скажите мне, кто ваш сообщник – твердо сказал Олег – или я иду в милицию!

На глазах у Олеси выступили слезы. Она испуганно огляделась по сторонам, дрожащей рукой прикасаясь к губам.

- Тише, умоляю вас – зашептала она. – Уезжайте отсюда.

- Хорошо – уже мягче продолжил Олег. – Если вы беспокоитесь за меня, то должны рассказать правду. Вы ведь понимаете, что ваш сообщник, так или иначе, уже втянул меня в свою игру. Но пока я наверняка не знаю кто же он, мне труднее защитить вас и себя.

Щеки девушки пылали. Она попыталась что –то сказать, но от волнения голос не слушался её.

«Господи, как такая трусиха вообще ввязалась в это дело?» - подумал Олег, но вслух сказал:

- Ладно. Я помогу вам. Кивните, если я окажусь прав. Это Северов?

Олеся всхлипнула и чуть дернувшись, слабо кивнула в знак согласия.

- А, старик? – настойчиво продолжил Олег, боясь, что она замкнется или и того хуже вырвется и убежит от него. – Он тоже с вами заодно?

- Нет, нет – энергично запротестовала она. – Он ни о чем не подозревает. Северов обманом заставил его прийти на Островок. Этим он убил двух зайцев: намеренно показал вам схему и заставил думать над ложной версией происходящего. А вообще Северов использовал его знания. Ведь старик работал в музее уже много лет. Здесь ему знаком каждый камушек. И именно он на свою беду однажды поделился с Северовым подозрениями насчет того, что под усыпальницей могут сохраниться помещения, существовавшие в старом проекте за́мка. Но тогда я и подумать не могла, что в архивах найдется письмо. Его я обнаружила позже.  Показала Ване. Ой, простите, Северову. Прочитав это письмо, он стал одержим идеей проникнуть под усыпальницу.   

- Что за письмо?

- Вот оно – Олеся вытащила из кармана потрепанный конверт. – Утром я украла его у Северова. Возьмите. Из него вы все поймете.

- А, меня он решил использовать также, как и старика? – спросил Олег, засовывая письмо в карман.

- Да. Только от вас ему нужна физическая помощь. Я так предполагаю.

- Ну, что ж Олеся. Вы собственно подтвердили то, о чем я догадался и сам.

- Прошу вас уезжайте отсюда – прошептала она снова. – Он не пощадит вас, ведь за такой короткий срок вы сумели понять его план.

Олег взял её за плечи и, внимательно глядя в глаза, спросил:

- Зачем он так рвется в эти помещения? 

- Вы всё поймете из письма. Простите, но я очень боюсь, что он может увидеть нас. Не преследуйте меня. Уезжайте.

- Как раз наоборот. Уехать должны вы, а не я. Опасность угрожает вам и старику. Вы сыграли свою роль. Если сегодня ночью он потянет меня в подземелье, значит призрак Барбары Радзивилл больше не понадобится ему, ведь он планирует закончить дело.  Он попытается избавиться от вас.

Сказав это, Олег несколько секунд молчал. Ему вдруг пришло в голову, что не понимает причины, по которой Олеся вообще могла связаться с Северовым. Однако знал одно если сегодня же она и старик не покинут за́мок, то завтра уже может быть поздно.

- Диктуйте свой номер – неожиданно резко сказал он и быстро записал его в айфоне. – Теперь так: сошлетесь на плохое самочувствие и уедите отсюда. Старика я предупрежу сам.

- А, вы? Что вы собираетесь делать?

- У меня есть еще время всё обдумать. Пока я нужен Северову, я в безопасности. Но мне будет проще, если я не буду беспокоиться о вас.

Олеся кивнула и сделала несколько шагов к выходу. Но потом вдруг обернулась и снова посмотрела на Олега.

- Я любила его – вздохнула она. – Северова любила. А он меня нет. Вот так всё банально и глупо. Он только лгал, чтобы использовать моё чувство в своих целях. Жаль, что я поняла это так поздно.                                          

«Зря мы - мужики недооцениваем обманутых и обиженных женщин» – подумал Олег, когда Олеся закрыла за собой дверь. Он стал понимать, что она нравится ему. В этом деле Северов отвел ей роль призрака Барбары Радзивилл, задумав использовать красивую легенду о любви, чтобы отпугнуть всякого, кому придет в голову исследовать усыпальницу. В кармане он нащупал письмо, из которого, по словам Олеси, должен понять, что же так привлекает там Северова. Но прочитать его Олегу удалось только дома. Покидая за́мок, он уводил оттуда старика. По дороге он старался раскрыть ему правду о том, как ни о чем не подозревая, тот стал невольным соучастником Северова в странном деле.

- Ах, я старый болван – сокрушался дед. – Ведь я сам рассказал ему о тайных помещениях, которые возможно существуют под усыпальницей до сих пор. Но что он собирается там обнаружить?

- Вот это мне еще предстоит узнать. Вас я прошу лишь об одном – не отвечать на звонки Северова и не появляться в за́мке до тех пор, пока я не найду выход из этой ситуации.

Однако сказать легче, чем сделать. В действительности Олег пока даже не представлял, что предпринять. Читая письмо, переданное Олесей, он понял всё. В архивах она обнаружила сведения о том, что во время Северной войны начала XVIII века, когда за́мок был сожжен шведами, тогдашние хозяева покидали его через подземные ходы и где – то там в одном из тайных помещений были спрятаны многочисленные сокровища Радзивиллов. И даже после величайшего ограбления, которое замок познал позже после войны 1812 года, под усыпальницей оставались ненайденными сундуки, хранившееся в наиболее дальних уголках подземных помещений.       

«Северов одержим идеей проверить соответствует ли эта информация действительности. Наверняка он всё продумал заранее и, воспользовавшись моей помощью, он избавится от меня. Скорее всего, мою смерть он представит, как несчастный случай. Чтобы отвести подозрения, он может даже обратиться в милицию. Эта схема уже однажды сработала с убийством реставратора. Почему бы ему не воспользоваться ею еще раз? Если так, то одному мне не справиться. Думай, Дашкевич. Думай…»

Северов позвонил вечером. В это время Олег как раз уже пришел на работу.

- Сегодня ночью мне понадобится твоя помощь – сказал он. – Не побоишься пойти в усыпальницу? Кстати, а куда ты утром пропал?

- Я не успел к тебе. Ты уехал.

Олег помолчал некоторое время, а потом решил осторожно «прощупать» Северова:

- Зачем мы идем в усыпальницу?

- Проверять одну мою догадку.

- Догадку о существовании под ней тайных помещений?

- Браво! – проскрипел Северов. – Изучил схему из ящика. Молодец, даром времени не терял. Я тоже пришел к тому же выводу. Значит поступим так: жду тебя в полночь у каменной дверцы. Захвати фонарик. Об остальном я позабочусь.

В этот момент Олег находился в одном из залов в за́мке. Закончив разговор, он все еще держал в руке айфон. Почти инстинктивно он прислушивался, как – будто желая убедиться, что тишину не нарушает ни шелест, ни шорох. Ничего такого, что так сильно напугало его в первый вечер здесь. Так и должно быть: ведь теперь он знал, что за этими звуками скрывалась мистификация Олеси.  Однако сейчас стоя напротив зеркала, Олег видел иллюзию длинного коридора, созданную тем, что на другой стене висело еще одно зеркало. Они отражались друг в друге. И вдруг по этому несуществующему коридору проплыла едва уловимая тень. Такая, какую он не заметил на видео с камер наблюдения вчера ночью, ибо занимался сопоставлением схем. 

«Барбара Радзивилл? – мелькнула у него мысль. – Неужели её призрак и правда здесь блуждает?»

Передернув плечами, он нащупал на обратной стороне воротника миниатюрный микрофон. Его ему прикололи в милиции, куда Олег пошел еще днем. Рассказав следователю всё, что удалось выяснить, он согласился участвовать в операции. Поскольку предъявить Северову было нечего, брать его решили на месте преступления. Ведь если подтвердится тот факт, что подземные помещения скрывают тайну потерянных сокровищ Радзивиллов, то Северов станет, застигнутым на месте кражи, вором. Для Олега же спуск с ним туда означает риск, от которого он мог отказаться. Но планировать операцию без его участия – значит вызвать у Северова подозрения. Это он понимал. И решил рискнуть. Ведь кроме всего, Олег намеревался вырвать у того признание в убийстве реставратора. Северов с самого начала будет уверен в том, что Олег уже не выйдет из усыпальницы, а значит если разговорить его, он без опаски откроет правду, думая, что она никогда не выйдет за пределы подземелья. Что касается камер наблюдения, имевшихся там, Северов наверняка позаботится заранее, чтобы отключить их на время. Не может же он сам допустить того, чтобы быть заснятым на видео? Поэтому шанс доказать, наконец, что смерть реставратора не была случайной, у милиции будет. 

В полночь Олег стоял у каменной дверцы, как всегда закрытой на амбарный замо́к. Луч света, испускаемый его фонариком, выхватывал из темноты росписи на стенах, старые портреты, а также иконы у небольшого потухшего алтаря.

«Говорите четче и громче, - вспомнил он слова следователя – чтобы мы смогли записать ваш разговор».

Ощутив дрожь в коленях, Олег чуть прислонился к дверям. Сделав глубокий вдох, он попробовал взять себя в руки. Но в этот момент услышал приближающиеся шаги. Северов появился ровно в двенадцать. На плече у него висела веревка, смотанная в кольцо, в одной руке он держал фонарик, а в другой – топор. Он ничего не сказал Олегу. Только кивнул и открыл замо́к ключом. Толкнув дверь, Северов пропустил Олега вперед. Все также сохраняя молчание, он привязал один конец веревки к строительным лесам, а кольцо протянул Олегу.

- Идти будем по ней, – проскрипел Северов – чтобы потом по ней же и вернуться. Кто знает, насколько запутанный там лабиринт?

Теперь уже Олег повесил веревку на плечо и медленно двинулся вглубь усыпальницы вслед за Северовым. Они шли и в темноте подземного хода мелькали два луча света. По – прежнему, шли молча до тех пор, пока длинный проход вдруг не разделился на два пути, на пересечении которых существовало отверстие, похожее на колодец.

- Посвяти – ка в него – попросил Северов, становясь на колени. – Колодец неглубокий. Я вижу дно. Давай за мной.

Он очень ловко спрыгнул вниз и уже оттуда посвятил фонариком Олегу.

«Всё под контролем – услышал последний голос следователя, раздавшийся в наушнике, спрятанном под вязанной шапкой. – Но все равно будь осторожнее».

Олег спрыгнул вниз. Помещение, в котором они оказались, мало чем отличалось от длинных каменных проходов наверху. Здесь также был запутанный лабиринт. Посвятив фонариком, Северов достал из кармана лист со схемой.

- Смотри сюда – сказал он – нам нужно попасть в эту точку. Я отметил ее красным крестиком. Находимся мы здесь. Видишь, на схеме это единственное место, отмеченное окружностью.  Она и есть чертеж этого колодца, на дне которого мы сейчас стоим.

- Но путь до вашего крестика совсем короткий! – удивился Олег и тут же решил прикинуться будто ничего не знает о деле – А зачем нам именно в эту точку?

- Поймешь, когда попадем туда – хмыкнул Северов и двинулся вперед.

Некоторое время они снова молчали. Олег думал о том, что волей случая совсем скоро может стать тем человеком, что помог отыскать хотя бы часть потерянных сокровищ Радзивиллов!

«Конечно, если операция завершится благополучно, и я выйду отсюда живым!» - промелькнула в голове жуткая мысль.

Но бойся – не бойся, а назад не отмотаешь. Ведь он сам согласился участвовать в этой операции. Продолжая идти по темному проходу, Олег разматывал веревку. Опасаясь, что её длины не хватит на весь путь, он посвятил вперед. Пятно света из темноты выхватило какие – то большие предметы.

- Вот они – сокровища! – с ликованием в голосе крикнул Северов – Я нашел их!!!

Придвинутые к стене в черном подземелье и впрямь стояли два сундука.

- Держи мой фонарик – проскрипел он, вставая на колени.

Топором он попробовал приподнять крышку одного из них. Защелка отскочила легко и Северов откинул топор в сторону. Открыв сундук, он присвистнул, не сумев сдержать восторга от вида сверкающих драгоценных камней, золотых и серебряных вещиц, которыми был полон сундук. Потом ту же процедуру он проделал с другим, чтобы убедиться, что и он полон сокровищ. В эти минуты, казалось, Северов забыл про Олега, но тот неожиданно напомнил о себе.

- Всё это должно войти в музейный фонд – четко произнес он.

Эти слова заставили Северова вздрогнуть. Схватив топор, он вскочил на ноги и приблизился к Олегу.

- Ошибаешься, щенок – прохрипел он. – Никто и никогда не узнает об этих сокровищах. Они мои.

- Ты убьешь меня?

- Молодчина! Я сразу сказал, что голова у тебя работает хорошо. Ты ведь понимаешь, зачем мне живой свидетель?

- И мою смерть ты, наверняка, представишь, как несчастный случай? Этот фокус уже однажды сработал с реставратором. Ведь так?

- Еще раз браво! Тот был слишком любопытен. Всё хотел знать, куда ведет ход из усыпальницы. Вот, я и показал ему, что в рай. Скоро ты тоже отправишься туда.

- А, все – таки, чем ты напугал его? – дрожащим голосом спросил Олег – Заставил Олесю играть роль призрака Барбары Радзивилл?

В этот момент Северов всё же удивился.

- Как погляжу, ты и это выяснил. Ну, что ж. Значит, твой приговор обжалованию не подлежит. Но напоследок скажу. Олеся играла эту роль до тех пор, пока не чокнулась от собственных страхов. Стало ей мерещиться что-то. Мне так и не удалось уговорить эту суеверную дуру войти в усыпальницу. Всё пришлось делать самому. Да, там и делать-то, собственно, ничего не пришлось. Достаточно было при выключенном звуке камер наблюдения пустить запись нарастающего перешептывания. И всё. Я сделал её на компьютере за пару минут. Правда, напугать того толстокожего работягу, у которого нервы, что стальные прутья, было непросто. Но ночь и место сделали своё дело. А в итоге потом и вышло, что никого и ничего там не было. Вроде как бедолаге померещилось.

Сказав это, Северов на мгновение замолчал, а потом вдруг резко рявкнул:

- Хватит откровений. Пора кончать с этим.

Перевернув топор тупым концом вниз, он замахнулся на Олега. Позже этот удар можно будет выдать за падение на каменный пол и мгновенную смерть, в результате. Но в этот самый момент в тишине подземелья вдруг раздался громкий голос:

- Всем стоять! Не двигаться! Руки за спину!

От неожиданности Северов испуганно дернулся и отскочил в сторону. Сделав попытку бежать, он тут же был схвачен группой задержания. Когда в наручниках его вели к выходу, он вначале посмотрел на раскрытые сундуки с сокровищами, а потом на прижавшегося к стене Олега.

- Умный ты оказался, щенок – процедил он сквозь зубы.

Когда Олег вышел из усыпальницы во двор, снова шел снег. В ночной тишине только и слышалось, как с еловых веток в парке, шлепаются на землю тяжелые комья. Олег посмотрел на освещенный уличными фонарями замок, долгие годы хранивший многие тайны влиятельнейшего в средневековой Беларуси рода Радзивиллов. Одна из них раскрыта. Возможно, со временем удастся раскрыть и другие.

Олег устало поднялся на крыльцо своей сторожки и обернулся в сторону парка, где между деревьев снова проплыла странная тень, похожая на женскую фигуру.

«Барбара Радзивилл? – подумал он – И всё – таки она есть».

 

P.S. Существование помещений под усыпальницей на сегодняшний день не подтверждено. Туристы, исследователи и историки, оказавшись в ней, с одинаковым азартом топают ногами в надежде обнаружить под полом пустоту, которую даже якобы ощущают.

Что же касается потерянных сокровищ рода Радзивиллов, то история их местонахождения давно обросла множеством легенд и преданий. 

Этот рассказ является фантазией автора, не более. Однако в любой фантазии может скрываться неразгаданная реальность. Кто знает?             

Последние публикации: 

X
Загрузка