Свобода времени

 

 

– Итак, гм, поздравляю Вас, Вы приняты на работу в нашу компанию. – Вице-президент по-отечески улыбнулся и искренне, благожелательно посмотрел на меня; привстав из-за стола, пожал руку. – Нам нужны, гм, специалисты Вашего уровня!.. Чуть позднее я Вас официально представлю директору по кадрам, и Вы пройдёте все формальности, связанные с оформлением на должность. А сейчас… Сейчас, гм, у меня к Вам остался ещё один вопрос, последний… Я понимаю, что он деликатного характера, но – и Вы поймите меня правильно, это связано с организацией деятельности офиса: по какому часовому поясу Вы, гм, живёте?..

– В наше время этот интерес кое-кому может показаться странным, – улыбнулся, в свою очередь, я. – Вы ведь знаете, что по Конституции я имею право на свободу времени и не обязан отвечать на вопросы подобного рода, это касается лишь моей совести smiley.

– Да, конечно-конечно! – вице-президент, казалось, почувствовал себя немного неловко и примирительно замахал руками. – Можете не говорить! Можете не говорить!.. Это Ваше неотъемлемое право гражданина, гм…

– Но, – продолжил я, – разумеется, из уважения к Вам лично я отвечу – ведь нам предстоит теперь работать вместе и, возможно, не один год. Я выбрал для себя время острова Таити. Всю жизнь мечтаю побывать на Таити, это у меня идея-фикс, и рано или поздно она сбудется… Ну, а пока… Пока живу, как таитяне, – и я спокойно взглянул в глаза вице-президенту.

– Гм… – Мой новый работодатель, судя по всему, был слегка озадачен; как-то неуверенно, даже нервно мотнул головой. – Такое предпочтение, честно сказать, мне раньше не встречалось… Ну да, я понимаю – Вы ведь креативщик. – Вице-президент помедлил. – А ведь… Ведь остров Таити расположен где-то неподалеку от линии перемены дат? В начале всех земных временных поясов или в конце?..

– В самом конце, таитяне одними из последних на планете встречают новый день и провожают его тогда, когда в других местах Земли уже вечер дня следующего, – разъяснил я. – Разница с временем по Гринвичу минус десять часов. А со здешним официальным часовым поясом – и того больше.

– Ах, вот как… Гм. – Представитель моей новой компании задумался на миг, и чувствовалось, что он хочет что-то сказать – но себя контролирует. Я уловил, каким-то шестым чувством, что он обескуражен.

Вице-президент прокашлялся. В глазах его промелькнула грустинка.

– Я думаю, это не всегда и не во всём будет гармонировать со слаженной работой остального коллектива… – начал было он, но вовремя спохватился. – Да-да, конечно, мы постараемся подстроить организацию рабочего времени под Ваши временные потребности. Гм. И ещё… Ещё… Гм, Вы не будете против, если я занесу эту информацию в базу данных?

– Если это Вам нужно – нет проблем.

Руководитель открыл какую-то программу на компьютере. Выбрал интересующий раздел, вчитался, вбил сведения…

– Вот, – показал он, и я наклонился. Для удобства вице-президент чуть развернул монитор ко мне. – Здесь данные на большинство из нескольких тысяч сотрудников нашей компании – кто какой часовой пояс выбрал для себя, для своей жизни и деятельности. Видно Вам?.. Мы стараемся учитывать эту информацию в работе, чтобы было возможно координировать рабочий день. Гм. Проблема в том, что не все сотрудники предоставляют такую информацию – как Вы понимаете, мы не вправе требовать от них обнародовать то, что они не хотят предавать огласке. Поэтому приходится негласно вычислять, кто какого времени придерживается, делать замеры по часам, сверки и т.п. Но, ясное дело, эта информация закрытая, и если выяснится, что мы отслеживаем того или иного сотрудника, то могут быть неприятности… Гм… С правами человека нынче не шутят…

– Я понимаю, я понимаю, – успокоил я вице-президента. – Можете на меня положиться. Я-то своё временное расписание Вам открыл, зачем его скрывать, если оно облегчит планирование работы всей компании в целом.

– Вот… – мой собеседник вздохнул. – Хорошо, что Вы так лояльны в этом вопросе. А вот часовой пояс некоторых сотрудников нам так и не удалось установить достоверно… Ну, не спрашивать же их об этом в лицо! Приходится самим для себя отмечать в базе условную цифру… В каких-то случаях совпадает, в каких-то – нет…

– Гм. Гляньте-ка, – и он открыл страницу статистики на мониторе. – Видите? Здесь представлены данные в разрезе всех часовых поясов мира – в сопоставлении со списочным составом наших сотрудников. Подавляющее большинство – 37% живёт по Гринвичу, как и наш Президент. 16% – среднеевропейское время, 15% ­– московское, 12% ­– часовой пояс Нью-Йорка и ещё 8% – Калифорнии… Вот, видите? По 2% выбрали для себя Токио и Шанхай, они приходят на службу соответственно к восьми утра – в смысле когда в этих городах восемь.

– Угу, угу… – я заинтересовано просматривал таблицу. – А Вы… Простите, если я спрошу… Это ведь Ваша фамилия? Непальское время? Правильно я понял? Часовой пояс Непала?..

– Да, – скромно ответил вице-президент и потупил глаза. ­– Я очень уважаю культуру и традиции непальского народа, и в Катманду живёт один известный гуру – мой духовный наставник. Он научил меня по-настоящему медитировать и контролировать свою внутреннюю энергию… Гм. Кстати, Вы знаете, что часы в Непале различаются с часами в Индии на 15 минут?..

­– Нет, не знал, ­– честно признался я, и в этот миг просигналил вызов по внутренней связи.

Мой новый шеф ответил на звонок.

– Да, господин Президент, слушаю… – с серьёзным, сосредоточенным выражением лица говорил он. – Совещание? По поводу правительственного заказа?.. Да-да, конечно! У меня всё записано, и материалы на рассмотрение готовы… По моим часам, совещание начнётся через тридцать минут… Почему через семь часов? – это ведь будет уже конец дня! Ах, разница во времени с Гринвичем… Гм… Но если я останусь, то, во-первых, придётся отложить отъезд в командировку, который давно намечен, и во-вторых, я буду вынужден задержать помощников и платить им сверхурочные… Да… Да… Я понял, господин Президент. Сделаю. Всё сделаю. Можете не сомневаться. Исключительно из уважения к Вам, господин Президент.

И он отключил связь.
Взглянул на меня – с каким-то, едва ощутимо, виноватым видом, как будто я подслушал то, что посторонним знать не полагалось, и выпрямился.
Соединился через переговорное устройство с секретаршей:
– Милочка, гм, моя поездка переносится на завтра или, теперь уже, на послезавтра, прошу Вас урегулировать вопрос с отлётом.
Ещё раз бросил на меня взгляд – как бы оправдываясь, и, чуть ли не про себя, пробурчал:
– Вот ведь как бывает сегодня… Гм.
Встал из-за стола.
Вышел ко мне.
Ещё раз приветливо улыбнулся.
И сказал:
– Ну, что же, не смею Вас больше задерживать… Пойдёмте, я Вас провожу немного, чтобы Вы не заплутали в наших коридорах; да и мне – в другой корпус.
Мы оказались за пределами начальственного кабинета. Вице-президент пожал мне на прощание руку и напомнил:
– Итак, жду Вас завтра к началу рабочего дня… Пожалуйста, гм, будьте пунктуальны.
– Непременно, – ответил я. И уточнил: – В восемь ноль-ноль по таитянскому времени.
Мы вежливо раскланялись и разошлись. Вице-президент направился в одну сторону – по своим делам. Ну, а я – в другую, по своим.

 

X
Загрузка