Светлячок

 

 

Суббота, 9.15 утра

Девочка Света опустила своё маленькое тельце в тёплую воду реки и ощутила плавное покачивание. Она подняла взгляд – и увидела разлившееся над ней лазурное небо, окаймлённое рваной листвой. Всё вокруг производило такое умиротворяющее впечатление, что недавнее желание поплавать и вдоволь порезвиться отпало. Свете хотелось просто плыть, раскинув руки, бог знает куда. Она не боялась утонуть, ведь на её руках были надувные манжеты. Мама говорила, что с ними она всегда сможет держаться на плаву.

Света посмотрела на берег и с удивлением обнаружила, что течением её отнесло уже на пару метров, но мама почему-то не требовала срочно вернуться назад. Интересно, почему? Наверное, заснула в тени. В последнее время она часто засыпала в неожиданных местах. Иногда посреди бела дня. Один раз заснула прямо в огороде, растянувшись на грядке с морковкой. Это, конечно, было странно, но что поделать, если мамочка устала.

Сегодня Света прекрасно понимала её желание поспать. Девочку саму клонило в сон от царившей кругом тишины, от покачивания тела на лёгких волнах… Света закрыла глаза, чтобы ещё лучше прочувствовать это…

 

Воскресенье, полдень

Виктория Гришкина никогда бы в жизни не подумала, что ей придётся кому-то доказывать, что она хорошая мать. Но вот перед ней сидел суровый следователь с папкой бумаг и ручкой в руках. Он смотрел на неё, казалось бы, с сочувствием, но сквозь эту завесу проглядывало нечто ещё, подозрение. И поэтому она себя чувствовала словно на судебном заседании, а этот человек был её личным судьёй.

– Виктория Леопольдовна, расскажите, что произошло.

– Так ведь это… я уже полиции всё говорила, – неуверенно начала женщина, теребя кончики заплетённых в косу волос.

– Я вам уже объяснил, они занимаются поиском ребёнка, а я расследую убийство, – мягко продолжил он.

– Какое ещё убийство? – испугалась она, ещё сильнее затеребив косу.

– Это стандартная процедура при пропаже несовершеннолетнего. Не волнуйтесь, тела не нашли, но мы обязаны начать расследование убийства. Прошу вас, рассказывайте.

Виктория вздохнула и начала свой рассказ:

– Доча разбудила меня очень рано, я тогда ещё посмотрела на часы, было 8.10 утра. Она пролепетала шо-та там про небо, солнце, дала каких-то цветов, и умоляла пойти на реку. Ну я встала, покормила малявку, поела сама, взяла всё для купанья и поплелись мы на пляж Там Светлячок пошла купаться, и манжеты на ней были, так и запишите! – подчеркнула мама, видя, что следователь усиленно конспектирует. – Ну а я и это…

– Что – это?

– Уснула, – сказала горько мать, едва сдерживая слёзы.

– А почему вы уснули? – спросил следователь, покосившись на стоявшие на столе две пустые бутылки из-под пива.

– Так это было ж в 9 часов утра субботы! Как будто кто-то на моём месте мог бы бодрствовать в такую рань, особенно после…

– После чего?

– Неважно, – обрезала Виктория Леопольдовна. – Так вот, товарищ следователь, прикорнула я ненадолго, а потом глаза открываю – вокруг никого! Только манжеты Светлячка в воде плавают.

 Виктория Леопольдовна не сдержалась и закрыла лицо руками. Её пухлые облезлые плечи начали тихонько вздрагивать.

– И в тот день по дороге туда и на самом пляже рядом вы никого не видели?

– Та нет же, деревня у нас небольшая, все друг дружку знают, – сквозь рыдания проговорила мать. – А реку-то обыскали?

– Да, Виктория Леопольдовна, русло реки исследовано, никаких следов тела… - он на секунду остановился, словно обдумывая, стоит ли говорить следующую фразу. – Видите ли, это не первый случай пропажи ребёнка на этой реке. Каждый год здесь бесследно исчезают дети, поэтому есть подозрение, что к делу может быть причастен маньяк. Вы ТОЧНО не видели в тот день никаких подозрительных личностей?

– Нет, – грустно проговорила мать. – Я спала.

– Хорошо, мы свяжемся с вами, как только будет свежая информация.

Следователь встал и начал собирать бумаги. Когда он уже направился к двери, мать его остановила.

– Думаю, жива мой Светлячок.

– Почему вы так в этом уверены?

– Я слышу её голос, – мрачно проговорила она. – Думаете, я чокнулась?

– Что она вам говорит?

– Просит не прогонять.

Лицо следователя выразило сочувствие, но продолжать тему слуховых галлюцинаций безутешной матери он не стал.

– Мы сделаем всё возможное, чтобы найти её, – ободряюще сказал следователь и вышел из дома.

Мама Светлячка вытерла слёзы, убрала стоявшие на столе бутылки в мусорное ведро. Выполнив эту нетрудную работу, она поплелась к холодильнику, достала оттуда бутылку водки и пластиковую тару, наполненную пивом. Открыв обе ёмкости, она вылила их содержимое в унитаз.

– Наконец-то ты это сделала. Жаль, уже слишком поздно, – прошептал ей на ухо знакомый голос. Женщина села на пол и громко зарыдала. Сквозь собственный рёв, казалось, она эхом слышала тихие всхлипывания своего Светлячка.

 

Суббота, 8.10 утра

Сложно было отыскать в этом мире натуру более жизнерадостную, чем Света. Этим летом ей исполнилось 7 лет, и она была уверена, что мир прекрасен. Девочка любила окружавших её людей, любила маму, соседских детей и с радостью делилась с ними игрушками.

Иногда к ним в дом приходили поздно вечером тёти и дяди, но и они ей тоже нравились. Свете было приятно, что у её мамы есть друзья, что она совсем не переживает после ухода из дома отца.

В то утро Светлячок, как её любила называть мама, проснулась очень рано. Она выглянула на улицу и увидела свою родную деревню в первых лучах утреннего солнца. В этом тёплом мягком свете, казалось, можно было разглядеть каждую пылинку, кружащую впереди. Громко запел петух. И Светлячок решила, что пришла пора вставать. Тем более, она слышала от соседских детишек, что вода в реке уже прогрелась настолько, что в ней можно было плавать. Ах, как она ждала этой возможности!

Светлячок осторожно толкнула маму, спавшую с ней на одной кровати. Мать что-то буркнула и перевернулась на другой бок. Тогда Света осторожно выскользнула из-под одеяла, оделась и вышла на улицу. Там она улыбнулась уже выглянувшему из-за горизонта солнцу и принялась собирать цветы. Девочка решила, что лучше будить мамочку свежим букетом, может, тогда она захочет отвести её на реку.

Осуществив задуманное, девочка вернулась в комнату и принялась усиленно будить родительницу.

– Мааам, вставай! Посмотри, какое чудесное утро. Сегодня небо удивительно лазурно-голубого цвета, и ни одного облачка. А солнце, а солнце! Я ему улыбнулась, и оно улыбнулось в ответ. Представляешь!

Мать развернулась и, щурясь, посмотрела на ребёнка.

– А эт чо такое? – спросила она, указывая на цветы.

– Я собрала для тебя букет, – сообщила Света и протянула его маме.

– Блин, Светлячок, ну эт же одуванчики, они щас разлетятся тут по всему дому, кто убирать будет?

– Не волнуйся, я всё приберу!

– Не, нафиг, – сказала мама, забрала букет и выбросила в окно. Света недовольно надула пухлые губки, но уже через минуту забыла об этом.

Мама встала и поплелась на кухню. Там она разложила на столе остатки вчерашнего пиршества – недоеденные чипсы и обглоданный с одной стороны рыбный пирог, и позвала ребёнка завтракать.

– Ммм, никогда не ела такого вкусного пирога! – сообщила девочка, уплетая его за обе щёки.

– Так он же холодный, – удивилась мама, сплёвывая кости прямо на стол.

– Зато с рыбой, я никогда в жизни не ела рыбный пирог, это очень вкусно! – искренне восхитился ребёнок.

После завтрака Света реализовала свой план и упросила маму отправиться с ней на речку. С большой неохотой, но всё же Виктория Леопольдовна согласилась. Взяв детский купальник, панамку, полотенце и надувные манжеты, они направились в сторону деревенского «пляжа».

 

Суббота, 9.16 утра

Света закрыла глаза всего на мгновение, а когда открыла, то всё было другим. Она всё ещё покачивалась на слабых волнах, но вот окружающая обстановка изменилась. Голубое небо стало чёрным, а крохотное тельце внезапно начало тонуть. Светлячок попыталась нащупать свои надувные манжеты, но их нигде не было. Тогда она перевернулась в воде так, что живот оказался внизу, и поплыла туда, где когда-то был берег. Но кругом повсюду была лишь пугающая чернота.

Она перебирала ногами и руками по-собачьи до тех пор, пока не ощутила дно. Затем она встала на ноги и осмотрелась. Темноту в некоторых местах разрезали лучи света, и все они были сконцентрированы вокруг неё. Благодаря этому ребёнок видел лишь то, что находилось в полуметре от неё. Сначала она не могла понять, почему так получается, но потом догадалась. Свет исходил из неё! Девочка вышла из воды на берег и внимательно осмотрела свои ноги и руки. Действительно, она теперь напоминала одного сплошного светлячка. Вот мама удивится! Но мамы нигде не было. Света прошла по берегу пару метров вперёд, затем сделала ещё три шага вправо. Она припоминала, что мамочка спала где-то тут. Девочка освещала пространство своим телом, словно фонарём, но мамы нигде не было видно.

Внезапно в пятне света на земле она заметила, как что-то дёрнулось и убежало. Девочка вздрогнула:

– Кто здесь? – Света задрожала, словно лист на ветру.

Ответа не последовало. Правда, её ухо уловило едва различимый шорох. А затем послышался шёпот.

– Тихо! Вы пугаете её!

– Кто это сказал? – адресовала Света свой вопрос в окружающую темноту.

– Земное дитя, прошу, не бойся нас, – раздался громкий шёпот где-то совсем близко.

Света развернулась в сторону, откуда доносился звук, пытаясь осветить своим телом собеседника. Трясясь от страха, она сделала небольшой осторожный шаг, а затем ещё один, пока наконец не увидела, с кем говорит. В луче света оказалось странное существо, похожее одновременно на плюшевого мишку и кролика, но при этом стоявшего на двух задних лапах, словно человек. Её собеседник оказался весь покрыт тёмно-серой гладкой шерстью, у него было две лапы, но при этом на каждой лапе имелось по шесть пальцев. Глаза у существа были большие и круглые, но какие-то очень бледные и пустые. Изо лба его торчал странный отросток, девочка уже видела такой, когда листала детскую книжку про рыб. Существо было совсем невысоким и едва доставало ребёнку до плеча.

– Ого, какой вы интересный! – заулыбалась Света. – А как вас зовут? Я Света, но все называют меня Светлячок.

– Энжулианус из рода Гришон, – прошептал собеседник.

– А почему вы всё ещё шепчете? – Светлячок из вежливости тоже перешла на шёпот.

– Потому что мы погасли, – ответил он. – Видишь ли, земное дитя, это сумеречный мир. Мы живём здесь уже тысячелетия. Но для этого нам нужно постоянно излучать свет. Тогда мы можем видеть хоть что-то вокруг и разговаривать не шёпотом.

– А почему вы погасли? – удивился ребёнок.

– Наши сердца зачерствели. А когда ты не светишься изнутри, нет и света наружного.

– Бедняжки, – загрустила Света. – Но я-то свечусь, выходит, я могу освещать пространство для вас.

– Ты можешь спасти нас, лишь поделившись своим светом.

– А как это сделать?

– Просто дотронься до каждого из нас. Но предупреждаю – после ты погаснешь сама. Зато спасёшь сумеречный мир!

– Я очень хочу вам помочь.

– Но есть последствия – ты станешь невидимой для других, будут слышать лишь твой шёпот.

– Мне всё равно! – воскликнула девочка и прикоснулась к собеседнику руками.

Существо мгновенно озарилось светом, лучи словно начали выходить из его тела. Бледные глаза стали чёрными и блестящими. В отбрасываемом им свете девочка увидела других существ, жавшихся друг к другу. Она подбежала к ним и стала прикасаться к каждому, после чего существа начинали постепенно обретать собственный свет. Когда она завершила этот странный ритуал, на берегу реки стало светло, словно днём. Вот только сама девочка начала постепенно растворяться в темноте.

– Что это за странное чувство? Мне так грустно и одиноко. И совсем не хочется делать какие-нибудь глупости, – удивилась девочка. Теперь слышался лишь её шёпот.

– Ты раздала весь свой внутренний свет, и твоё сердце зачерствело, – сказал Энжулианус приятным бархатистым голосом. – Теперь тебе пора возвращаться домой.

– Пожалуйста, можно я останусь с вами? Я не хочу домой, отец ушёл, я живу с матерью-алкоголичкой, которой плевать на меня, – взмолилась Света. – Теперь я всё поняла!

– Никак нельзя, теперь ты погасла, а значит, можешь заразить этим наш род. Мы не хотим снова возвращаться в темноту.

Светящиеся существа окружили Свету плотным кольцом и начали подталкивать её к воде. Девочка заплакала.

– Сейчас ты вернёшься в свой мир, – сообщил Энжулианус. – Закрой глаза.

Света повиновалась. Вода была уже ей по плечи, она легла на спину и отдала своё тело волнам.

 

Суббота, 9.30 утра

Огромный овод, грозно жужжа, сел на кончик носа, и из мира грёз девочка моментально вернулась в мир реальный. Она осмотрелась и заметила, что небо снова выглядит как небо, а мама мирно спит на берегу. Света даже решила, что всё произошедшее в сумеречном мире ей показалось. Но потом она начала тонуть. Надувные манжеты плавали у берега. Как они там оказались?

Света снова перевернулась в воде на живот и доплыла до суши. Выйдя на берег, она заметила, что не оставляет мокрых следов на сухом песке. Девочка попыталась разбудить маму, но ничего не вышло. Через несколько минут та проснулась сама и пришла в ужас. Виктория Леопольдовна увидела в воде манжеты и в панике забегала туда-сюда. Она кричала, вырывала руками волосы, забегала в воду и снова выбегала на берег, оглядываясь. Но никак не могла увидеть Свету. Девочка долго не понимала, что происходит, пока не вспомнила слова Энжулиануса, что погасших никто не видит. Но мамочка всё ещё может услышать её шёпот! Девочка подошла к матери, которая в тот момент сидела на песке и горько рыдала, и сказала ей на ухо:

– Мам, пожалуйста не плачь.

Виктория Леопольдовна вздрогнула и обернулась. Она крутила головой туда-сюда и, кажется, чуть не свернула себе шею, но никак не могла найти дочь.

– Доча, где ты? Выходи, – крикнула мать.

– Мам, я погасла, ты меня больше не увидишь.

Лицо Виктории Леопольдовны исказилось от ужаса. Света протянула ей руку. Она знала, что мама не ощутит прикосновения, но ей так этого хотелось. Мать, словно чувствуя её желание, тоже протянула вперёд ладонь. Показалось, что на мгновение они прикоснулись друг к другу.

Но потом мама выругалась, обозвала саму себя чокнутой идиоткой и пошла к своей сумке, чтобы достать телефон и вызвать полицию.

Последние публикации: 

X
Загрузка