Строили город два брата

Коля Бац
 
 
 
ТРЕТЬЯ РУКА
 
Проснувшись, Ромул обнаружил, что за ночь у него выросла третья рука. Решив, что такое излишество ему ни к чему, Ромул положил руку на стол. Рука не слушалась, билась пойманной рыбой. Пришлось удерживать ее второй рукой. В оставшуюся свободную руку Ромул взял меч, занес его над головой и замер. Так он понял, что от третьей руки больше пользы, нежели вреда.
 
ВЕЛОСИПЕДИСТ
 
По Кампо-де-Фьори проезжает велосипедист. Он не смотрит по сторонам. Он задумчив, как птица. Летит, ни с кем не столкнется. И все потому, что летящий - идущему не помеха.
 
ПРОДАВЩИЦА НА РЫНКЕ
 
На площади вовсю идет торговля. Торгуют цветами, цветастыми фруктами. Под памятником Джордано Бруно сидит старуха и продает истории. – Почем? - интересуются туристы на ломаном итальянском. – Сколько не жалко, - отвечает старуха, но туристы ее не понимают.
 
ЛУНА И СОЛНЦЕ
 
Братья методично клали камень за камнем, но у Ромула, благодаря лишней руке, дело шло куда быстрее. Воздвигнув свою половину стены, он остановился и долго смотрел на брата. Тот вроде как и имел свой обычный вид, но и одновременно что-то с ним было определенно не так. – Рем, что с тобой? - не выдержал Ромул. – Я умер, - улыбнулся Рем. – А лицо? – спросил Ромул и провел перед своим лицом раскрытой ладонью – вверх-вниз. – В смерти луна и солнце в человеке сливаются воедино, - сказал Рем. - Поэтому и обе половины лица у меня теперь схожи, как близнецы.
 
СТЕНА
 
Полстены вокруг города построил Ромул – эта часть города принадлежит живым. Другая половина возведена Ремом. И принадлежит мертвым.
 
РЕМОНТ
 
В квартире на Виа Коллино идет ремонт. Пока хозяева спасаются от жары и пыли где-то за городом, в квартире живут и работают Ренато и Рико. Рико, специалист по полам, гордо называет свою работу "строительной фирмой" и мечтает о собственном кабинете с большим столом и креслом. Ренато, специалист по потолкам, тоже мечтает, но по мнению старшего брата – все не о том. Иногда Ренато заберется на стремянку, работу сделает, а слезать и не думает. - Эй, Ренато! - кричит ему Рико. - Ты о чем там опять замечтался? - Вот интересно, - ответит ему Ренато задумчиво, - если б все люди, общаясь друг с другом, пели, чем бы тогда занимались оперные певцы?
 
УЖИН
 
Ренато не слезает со стремянки еще и потому, что оттуда ему хорошо видно, как с самого утра по Виа Коллино идет в сторону вокзала Термини женщина с горящими волосами в ослепительно-желтом платье. Вечером она возвращается, а поверх платья на ней белоснежная шаль. И что б ему ни говорил снизу брат, как бы ни заклинал спуститься и идти ужинать – свежим хлебом, оливками и вином – Ренато просидит под потолком до тех пор, пока не увидит, как женщина с горящими волосами в желтом платье и белоснежной шали возвращается по Виа Коллино вечером домой.
 
УТРО
 
Ромул поселился на холме, а Рем – в долине. В гости друг к другу они не ходили, но при этом виделись каждый день. Утром, выйдя из дома, Ромул смотрел вниз и видел, как Рем выходит из дома и поднимает голову. Так братья убеждались, что мир во всем страшном великолепии продолжает им сниться, ничуть не заботясь, что они уже не спят.
 
СТУПЕНИ
 
Как- то, возделывая землю, чтобы посадить ветку лавра, Ромул увидел ступени, ведущие вглубь земли. Он вернулся домой, взял факел и стал спускаться. Спускался он долго, и пока спускался – читал настенные письмена. Речь в них шла о том, как два брата задумали построить город. Начали они со стены. Но не это было самым интересным, а то, что братья были близнецами, схожими, как две капли воды. Во всем, кроме одного – один был живым, а другой наоборот – мертвым.
 
МЕЧТЫ
 
- Вот увидишь, - говорил Рико, кладя паркетную доску, - мы с тобой такую компанию забацаем, весь город к нам прибежит! Я буду класть лучшие в городе полы, а ты – такие потолки делать будешь, что жильцы круглые сутки с задранными головами ходить будут! Ренато стоял, запрокинув голову на стремянке. Он улыбался и смотрел на потолок так, будто его не было вовсе.
 
АЛТАРЬ
 
Спустившись, Ромул увидел пещеру и посреди пещеры – алтарь. Последний раз он молился в детстве. Бурный речной поток нес их с братом и Ромул клялся, что пожертвует богам всего себя, если они не дадут им утонуть. Они не утонули, но Ромул забыл об обещании. Теперь же боги намекали ему – пора платить по счетам. Ромул преклонил колени и заговорил словами молитвы, общей для всех людей, независимо от богов, к которым они обращаются. Начал Ромул так: - Боже, прости…
 
СТИХИ НА ПОТОЛКЕ
 
Как-то Рико пошел звать Ренато к ужину, поднял голову, а стремянка пуста. На потолке же – вокруг люстры – выведено:
не смотри на Меня, ведь Я – Солнце
но поздно, поздно –
ты уже ослеп
 
ГЕРСИЛИЯ
Как только Ромул поднялся по ступеням и вышел на свежий воздух, он взглянул на небо и увидел звезду. Звезда медленно падала. По мере ее приближения к земле Ромул понял – никакая это не звезда, а женщина в ярких одеждах и с горящими волосами.
 
ПРЕДЛОЖЕНИЕ РУКИ И СЕРДЦА
 
Когда Ромул решился и предложил Герсилии свои руку и сердце, Герсилия ухмыльнулась и ответила: - Рука твоя мне не нужна. Что толку жертвовать чем-то чего у тебя и так в достатке. А вот сердце твое мне пригодится. Сказав это, Герсилия протянула руку и коснулась груди Ромула.
 
МУСОР
 
Ренато вернулся через несколько дней. Ремонт был уже закончен. Рико сидел на корточках посреди пустой комнаты и собирал мусор в мешок. – Вот, - указал он брату на мешок, - вынеси. – Я больше не буду выравнивать потолки, - сказал Ренато. Он стоял в дверях, и Рико заметил – что-то изменилось в лице брата – с одной стороны это был все тот же Ренато, но с другой – это был уже не его брат. – Чем же ты будешь заниматься? - спросил Рико, стараясь сохранять спокойствие. – Построю дом без потолков, - ответил Ренато. – И как ты собираешься это делать? – не сдержался Рико. - Ты ж кроме потолков ничего больше в жизни и не видел-то толком! – нервничал он. – Иногда, чтобы научиться чему-то одному, надо всю жизнь делать что-то другое, - ответил Ренато, взял мешок с мусором и ушел. Спускаясь по лестнице, он услышал голос брата: - Если ты уйдешь, то знай – ты мне больше не брат – все равно, что умер! По подъезду разнеслось эхо. Хлопнула дверь. Рико улыбнулся и ответил: - А я и сам не пойму, умер я или ушел. И есть ли хоть какая разница…
 
НОЧЬЮ
 
Проснувшись, Ромул обнаружил, что Герсилии рядом нет. Он вышел из дома и увидел, как, освещая себе дорогу светом своих горящих волос, Герсилия направляется к лестнице вглубь земли. В вытянутой перед собой руке она держала что-то, и это что-то светилось и билось на ее ладони.
 
СТРЕМЯНКА
 
Хлопнув дверью, Рико вернулся в комнату и зачем-то полез на стремянку. И вдруг как-то все по-другому предстало перед его взором. Может вечерние сумерки были тому виной, но только комната оставалась все той же комнатой – и в то же время что-то с ней было уже не так. За окном был все тот же вечерний Вечный город, но то ли свет фонарей падал под каким-то другим углом, то ли кто-то взял и слегка передвинул дома и улицу. От всего этого необъяснимая, непонятная радость поселилась в сердце Рико. И тогда он увидел, как из дома выходит Ренато. Он хотел его окликнуть – но не стал. Не захотел мешать брату – ведь в одной руке Ренато нес мусор, а в другой – держал руку женщины с горящими волосами. Она была в ослепительно желтом платье, с белоснежной шалью на плечах.
 
ВЕЛОСИПЕДИСТ
 
По Кампо-де-Фьори едет в обратную сторону велосипедист. Все так же задумчив. Но теперь это уже не страшно – на площади почти никого нет. Вечереет. Продавцы разошлись. Покупатели цветов и цветочных фруктов превратились в завсегдатаев кафе. И только под памятником Джордано Бруно сидит старуха и раздает свои истории – направо и налево – за просто так – бросает на ветер как хлебные крошки птицам.

X
Загрузка