Соискатели

 

 

 Городок был известен, благодаря удобной гавани.

По всей акватории гавани вперемешку были рассыпаны торговые и пиратские суда. Стояла парочка почтовых кораблей. Натянутыми нервами якорные цепи удерживали посудины на внутреннем рейде. Между берегом и шхунами, берегом и фрегатами сновали юркие лодчонки.

Бригантина «Розалинда», дождавшись очереди на швартовку,  с утра заняла единственное причальное место на длинном пирсе.

Часть палубной команды занималась починкой парусного хозяйства.

Другая группа матросов вела погрузку, таская ящики  и закатывая бочки с солениями, водой, вином, солониной… на борт.

Пяток плотников сооружали на палубе загон для овец, взятых на мясо. Сами овцы трусливо жались друг к другу во временном закутке, cколоченном для них прямо на пирсе. Два пирата, присматривающие за овцами, принесли своим подопечным по охапке сухих водорослей. Овцы боязливо принюхивались к водорослям, надеясь уловить хоть какой-нибудь знакомый запах…

Боцман, устав носиться от одной группы матросов к другой, присел на ступенях высокого трапа, раскуривая трубку. Возле него моментально образовалась группа бывалых мореманов,  которые предвкушали отвлечение от текущих дел.

Конечно, они не могли не сделать несколько замечаний своим друзьям, присматривающим за овцами:

- Эмиль, а тебе не кажется, что запах баранины не будет отличаться от запаха трески?

- Ребята! А может тогда овец не в загоне держать, а тянуть на верёвке за бригантиной?

В это время к отдыхающим пиратам подошли двое. Привлекал внимание их вид: помятые шляпы с изломанными широкими полями; замасленные жилеты; застиранные поношенные штаны. Один из двоих был бос. Сапоги другого были дырявы. И сами пришедшие выглядели здорово потрёпанными. Эта пара невольно вызывала смех. Но никто из пиратов не решился засмеяться: пришедшие были увешаны оружием. По бокам у них висели шпаги, из-за пояса каждого выглядывали рукояти кинжалов и многозарядных пистолетов.

Пришедшие остановились у трапа «Розалинды», закинув головы вверх.  Один из них безошибочно обратился к старшему среди матросов:

- Боцман?

- Да, я боцман.

- Мы слышали, вы собираетесь на охоту, в свободный поиск. Мы ищем место в абордажной команде. Убивать – это то, что мы умеем.

- Любите убивать?

- Умеем убивать. Умеем, - подчеркнул пришедший. - Меня, кстати, зовут Самсон, а моего приятеля Сигизмунд.

- Самсон! А где же ты потерял руку?

- Ходил я на «Отчаянном». Слышали, вероятно? Окружил нас королевский флот. В кольцо из шести галеонов попали. Захомутали нас, привели в порт. Верхушку нашу из пяти человек казнили. Остальным из команды поотрубали правые руки. Оттяпали, прямо по плечи.

- И как же ты теперь управляешься, Самсон? Без правой?

- А что мне? Мне, считаю, повезло. Я ведь – левша.

- Я на твоём месте не искал бы счастья в море. С одной-то рукой! Я бы нашёл для себя что-нибудь полегче на суше.

- А мне цыганка нагадала, что в море я найду много сражений и из них  благополучно выйду, а концы я отдам на суше. Хотелось бы избежать этого, уж очень хотелось бы ещё пожить, по морям походить, подраться…

- А что это твой друг всё молчит и молчит? Он глухонемой?

- Он не любит говорить, боцман. Он любит делать.

- Ну, ладно! Ну, ладно! Забияки, драчуны нам действительно нужны. А давайте-ка, поглядим, какие вы в деле, как владеете, скажем, пистолетами.

- Шляпу подкинешь, боцман? Если не жалко? – Самсон взялся за рукоять пистолета.

- Шляпу? – боцман дотронулся до тульи своей шляпы. – Шляпу не могу. Шляпа – мой талисман! А у других – нет, не носят. Банданы у людей или вообще… не покрытые головы…

Самсон и Сигизмунд достали пистолеты. Стали внимательно глядеть вокруг, осматривать овец, пирс, бригантину…

Сигизмунд прицелился и выстрелил. Чьё-то зеркальце, стоявшее на деревянной причальной тумбе, разлетелось на мелкие осколки.

Самсон не прицеливаясь поводил дулом пистолета и наставил его, не отрывая руку от груди, на ворону, сидевшую на грот-мачте и кричавшую противным голосом. Раздался выстрел. Ворона издала последний вскрик и полетела, кувыркаясь, вниз. Она попыталась взмахнуть крыльями, и эта попытка позволила ей не плюхнуться на палубу бригантины, а упасть за борт в воду. Вся компания пиратов услышала всплеск упавшего в воду тела.

- С этим упражнением, ребята, вы справились. – Морские волки, окружавшие боцмана, закивали головами, одобряя слова боцмана. – Дай-ка им, Грегор, какие-нибудь метательные орудия.

Один из сидевших с боцманом пиратов быстро поднялся, заглянул в одну из надпалубных каморок, вышел оттуда, держа в одной руке абордажный топор, в другой – штурмовой крюк. Оба приспособления были брошены к ногам Самсона и Сигизмунда.

- Держите!

 Также быстро эти орудия были разобраны претендентами на зачисление в команду пиратского корабля и почти тут же лезвие топора и зубья кошки вонзились в морёное дерево причальной тумбы.

- И с этим вы справились, Самсон и Сигизмунд. Пора теперь показать, как сражаетесь вы, друзья мои,  на шпагах.

Шпаги были выхвачены, скрещены и начался поединок. Движения, позы и приёмы показали, что Самсон и Сигизмунд являются опытными фехтовальщиками. Выпады нападавшего вызывали мгновенную ответную реакцию защищающегося. Лязг и звон клинков не прекращался…

- Ну, хватит звону, ребята! Пора по-настоящему. Чего там? До полной! Покажите, как владеете приёмами по-взрослому. В общем, так, - боцман даже привстал, - кто победит, того и берём на корабль! Только не щадите друг друга!

Оба кандидата на пиратский корабль пристально посмотрели на боцмана, взглянули друг на друга и … продолжили поединок, медленно переступая по кругу… Вот они сблизились на какое-то мгновение и Сигизмунд хрипло шепнул другу:

- Делай вид. Делай вид, что дерёшься.

Тихое «Угу» было ему ответом.

И опять соперники пошли, пригнувшись, кружа, вкрадчиво переступая … Вот они сошлись, и неожиданно шпага Сигизмунда вонзилась в грудь Самсона.

Но оказалось, шпага наткнулась на что-то твёрдое. Тут же был нанесён второй удар, и уж он пронзил грудь Самсона. Выхватывая шпагу, Сигизмунд подытожил:

- От судьбы не уйдёшь, Самсон! Не спрячешься!

Самсон опешил. Шпага вывалилась из его руки. Он схватился за грудь. Жилет в месте укола шпагой соперника мгновенно потемнел; тёмное пятно быстро увеличивалось. Самсон ослабел и медленно опустился на колени. Затем он согнулся в пояснице и стал падать вперёд. Вот он лбом уткнулся в землю. Шляпа его свалилась. Самсон завалился набок и нелепо распластался на земле. Всё. Это всё. Казалось всё. Но это лишь казалось. Вот Самсон пошевелился. Затем из-под себя выбросил руку. В руке был пистолет.

Увидев руку с пистолетом глаза Сигизмунда расширились. Он увидел, что дуло пистолета ищет его. В следующий миг Сигизмунд развернулся и помчался к концу пирса, где возвышались горы песка. Сигизмунд старался петляя убежать как можно дальше от разящего пистолета Самсона.

Самсон же пытался поймать на мушку цель. Прицелился. Взгляд Самсона был мутен. Пот заливал его лицо. Тыльной стороной ладони Самсон вытер лоб. Прицелился снова. Раздался выстрел.

Сигизмунд уже мёртвый сделал по инерции два-три шага вперёд, споткнулся и упал навзничь.

- Считай, что ты принят на довольствие, - тихо проговорил Самсон и закрыл глаза.

Последние публикации: 
В высокогорье (05/03/2019)
Память (12/02/2019)
Боцман и тётя (11/01/2019)
Встреча (01/06/2018)
Дурман (25/01/2018)
Судьба (06/12/2017)
Бродяга (22/08/2017)

X
Загрузка