С Божьей помощью

 
 
 
 
 
-  Что за несносный ребёнок!  -  на весь хутор надрывалась Варвара, недовольная, как падчерица проводит уборку.  -  Развела грязи. А воды-то налила, господь всемогущий! Руки тебе пообрывать мало. Думала, хоть на краешке лет пожить по-людски – наградил бог замарахой. И за что мне такое наказанье?
 
Потом она обычно звала Семёна, который жил под каблуком – целый день ходил по двору и перекладывал с места на место инструменты, лишь бы не попадаться на глаза этой вздорной бабе. Дёрнул же его чёрт жениться на Варваре – теперь всю жизнь расхлёбывай. И Неточка, дочь от первого брака, несчастное дитя, вечно выслушивает несправедливые упрёки.
 
Но от криков никуда не денешься  -  понурив голову, Семён брёл в дом, доставал из аптечки валокордин и услужливо протягивал лекарство супруге, хватавшейся за сердце и томно закатывавшей глаза.
 
-  Посмотри, что натворила твоя ненаглядная доченька. Полы вымыть как следует не умеет! А Ромашку ей доверять и вовсе страшно  -  скотинку на попас выгонит, да всех и растеряет. Ей только дай волю  -  дом спалит на раз.
 
Семён отличался небывалой кротостью, покорно сносил ругань и насмешки, но когда речь заходила о Неточке, он яростно сжимал кулаки.
 
-  Будет тебе, Варвара! Бранишься целыми днями, а потом за сердце хватаешься, изводишь себя и других. Пролила Неточка воды и что с того? Просохнет, не переживай.
 
Варвара оскорблённо поджала губы, отстраняя пузырёк с лекарством.
 
-  Хороша хозяйка, нечего сказать! А всё твоё воспитание. Избаловал её дальше некуда.
 
Грозная отповедь не облегчила ей душу  -  Варвара готовила для Неточки епитимью. Будет знать, как лить через край.
 
-  По всему видно, воды ты не бережёшь, точно она даром достаётся. А вот наступит лето жаркое, все колодцы в деревне пересохнут  -  и еды не сготовишь, а обмыться почитай за блажь. И наш колодишко не больно глубокий  -  тоже пересохнет. Бери лопату и копай. Глубоко копай, чтобы никакая засуха не страшна.
 
Семён ощетинился.
 
-  Да как же она управится? Ручонки-то маленькие совсем.
 
-  Ничего, справится,  -  отмахнулась Варвара, и злобная усмешка перекосила её тонкий рот.  -  Будет знать, как воду лить понапрасну.
 
-  Справлюсь, батюшка, справлюсь,  -  покорно отвечала Неточка.
 
И шла за лопатой  -  в одиночку колодец копать.
 
Семён грустил  -  труд этакий не под силу маленькой девочке.
 
А Варвара довольно потирала ладони. Сколько бы дел не свалилось на плечи падчерицы, всё она успевала:  и чистоту в доме навести, и животинку покормить, и воды натаскать, и обед приготовить. И всякий раз Варвара выходила из себя, отказываясь понимать, как это ей всё удаётся.
 
Бывало, смешает мачеха пшено с просом и приказывает:  "Отсей одно от другого, да побыстрей". Не проходило и часа, как Неточка управлялась. Никак силы бесовские призывала в помощь?
 
Или, случалось, посылала Варвара падчерицу за молоком и хлебом, а монетки клала на край раскалённой печи. Когда Неточка вскрикивала и дула на обожжённые пальцы, Варвара хохотала от души. Напрасно девочка обливалась горючими слезами  -  мачеху не разжалобишь.
 
Но теперь правда восторжествует:  с колодцем эта паршивая девчонка ни за что не сладит. Чтобы колодец вырыть, нужно полдюжины рабочих собрать. А Неточке и ямы в человеческий рост не выкопать.
 
Сама Варвара была женщиной набожной, преданной церкви прихожанкой, она заучивала наизусть молитвы, ревностно соблюдала посты. И всё крестилась перед иконой Пантелеймона Целителя.
 
-  Господи! За что мне такое наказание? У всех дети как дети, а у меня... Своих бог не дал, зато чужого на шею повесил  -  бесенёнка.
 
Неточка была вынуждена работать всю ночь, не разгибая спины. Несколько раз Семён рвался ей помочь, однако Варвара не пускала мужа за порог. Как заслышит скрип половиц  -  с постели вскакивает, глазищами чёрными выжигает до костей.
 
-  Кому сказала:  марш в кровать!
 
Семён скисал на раз. С такой бабищей поди заспорь  -  в одиночку железную подкову согнёт так, что и втроём не разогнёшь. А когда миловались по ночам, Семён крестился:  скачет на нём Варвара, оседлав верного своего скакуна, и до зари угомониться не может. Семён лежит бледный, ручьями сходит семь потов. И вроде бы радость неземная, а кости ломит и едва прощупывается пульс, будто асфальтоукладочная машина на взлётно-посадочной полосе тебя в дорогу утрамбовала.
 
-  Пощади,  -  взмолится, бывало, Семён.  -  У меня всё тело ноет.
 
-  Нечего тебя щадить,  -  любвеобильная Варвара требовала всё новых ласк.  -  Весь день на дворе без дела промаялся.
 
И, тряхнув огненно-рыжей гривой, принималась любить его пуще прежнего, засушивая бедолагу до состояния гербария.
 
Утро выдалось чудесное. Слепящее апрельское солнце смеялось в полнеба, отпуская на землю золотые стрелы.
 
Едва проснувшись, Варвара помчалась в сад  -  поглазеть, справилась ли Неточка с её повелением. Она уже заготовила ремень с толстой прягой и мечтала как следует выпороть падчерицу.
 
Батюшки мои! Господь всемогущий! Колодец вырыт, а в нём  -  вода. И Неточка с коромыслом через плечо несёт в дом вёдра, доверху наполняя большой чан. А водица-то живая  -  родниковый пласт, не муть из лужи.
 
Варвара взывала к разуму:  не могла маленькая девочка в одиночку заложить вглубь с десяток колец. Выходит, ей кто-то помогал.
 
-  С Божьей помощью,  -  отвечала Неточка, радуясь пению птиц, возвещавщих о зарождавшейся весне.
 
А Варвара закричала страшным голосом:
 
-  Ты как своей благодетельнице отвечаешь! Я тебе мать родную заменила и вот твоя благодарность? Втихомолку спелась с дьяволом  -  он тебе и помогает, чтобы мне, святой женщине, насолить.
 
И стала плеваться в колодец, а Неточку чуть не утопила в рукомойнике. Хорошо, Семён вмешался, остановил разбуянившуюся бабу.
 
-  От неё все неприятности в доме. Говорю же:  сошлась с нечистой силой, паскудница!
 
И набросилась на Неточку с расспросами:
 
-  Отвечай, кто тебе помогал?
 
-  Ангелы помогали. Добрые люди со светлым ликом и в белых одеяниях. Я помолилась  -  и они пришли на помощь.
 
-  Какие ещё ангелы, дура?! Ты катехизис выучить не можешь. На кой чёрт ты ангелам сдалась?
 
-  А я своими словами молилась.
 
-  Хватит глупости плести. Небось таджиков, гастарбайтеров каких привела. Этих-то в деревнях, как навоза.
 
Только ремень зря готовила. Но ничего, она докопается до истины. Совсем за дуру её держит, раз такой небывальщиной откупиться думает.
 
Поразмыслила Варвара и новое наказание выдумала. Захотела расширить свои владения.
 
-  Домишка у нас больно маленький  -  втроём не развернуться. Надо бы терраску пристроить. Вот пусть Неточка и займётся строительными работами, потрудится во славу Божию. И смотри, к утру не поспеешь  -  семь шкур с тебя спущу!
 
Весь вечер Семён грустил. Уж не знал он, как Неточка с колодцем управилась, ибо в существование ангелов верить отказывался напрочь, но хорошо понимал  -  класть кирпич девочке не под силу. И решил ей помочь тайком от жены.
 
Бродил Семён по хутору, собирал строительный подряд. Нашлось несколько молдован работящих да один захудалый старичок, бригадир их. Платить было нечем, но Семён готов был отдать себя в рабство, лишь бы Неточку избавить от незаслуженной брани. Рабов и своих хватало, а вот на животинку бригадир их, старый сморчок, глаз положил:  отменные козочки, говорит  -  с одной до двух килограммов золотого сырья начесать можно.
 
-  К утру поспеете?  -  обрадовался Семён, хоть и не знал, как станет объяснять пропажу скота.
 
-  Не боись  -  будет тебе к утру терраса,  -  увещевал ушлый бригадир.
 
Эти-то кладут не задумываясь, вкривь и вкось, как попало, лишь бы сбить копеечку. Простоит терраса месяц-полтора  -  и то хорошо. А Семёну только того и надо  -  не на века же строить, лишь бы утихомирить жену. В общем, сладилось дело. Пошёл Семён домой, радуясь тёплому апрельскому вечеру.
 
Не тут-то было:  прознала обо всём Варвара и такую ему оплеуху закатила, что Семён еле жив остался. Отлупила по щекам, натянула на голову кастрюлю и давай скалкой дубасить.
 
Неточка ластилась к отцу.
 
-  Не переживай, батюшка, сама управлюсь. Зря ты с ней связался.
 
В ту ночь Варвара была настороже. Не хватало ещё, чтобы эта малявка снова обвела её вокруг пальца. Она вскакивала среди ночи, хоронилась за дверью, прислушивалась  -  тишина. Никаких тебе ангелов, никаких гастарбайтеров. Ну, теперь-то никуда не денется  -  держи ремень наготове. Исполненная радостных чувств, Варвара зарывалась в постель.
 
А наутро просыпается  -  батюшки святы! Пристройка с крылечком как по щучьему веленью на пустом месте собралась. И не какая-нибудь мазанка захудалая, а роскошная терраса  -  богачам на зависть.
 
-  Быть того не может!  -  взбунтовалась Варвара больше прежнего.  -  Отвечай, поганка, кто тебе помогал?
 
-  С Божьей помощью,  -  упрямо твердила Неточка.  -  Помолилась я, как умела, ангелы с небес спустились и всё быстро построили  -  опомниться не успела. А потом и говорят:  была б хозяйка не такая сварливая и больше времени делам праведным уделяла, мы дворец бы отстроили  -  не поленились.
 
Варвара побагровела от злости.
 
-  Это я сварливая хозяйка? Это я делам праведным мало времени уделяю? Ты погляди, она ещё огрызается. Кормлю её, пою, одеваю, обуваю и вот тебе благодарность!
 
Аппетиты Варвары росли. Мало ей было колодца глубокого, чтоб никакая засуха не страшна, терраска с крылечком больше не радовала глаз. Придумала она другое задание, сложнее давешнего. На дворе апрель смеётся, а ей виноград подавай  -  спелый.
 
-  Так это ведь не раньше октября,  -  перепугался Семён, вытащив из кладовки мешок с изюмом.  -  Какой нынче урожай? Ещё ничего не зацвело.
 
Но Варвара стояла на своём  -  винограда ей спелого захотелось и всё тут.
 
-  Вот пусть Неточка потрудится во славу Божью, насадит виноград и ягод мне на затрак принесёт корзинку полную.
 
Загрустил Семён. Колодец и терраска ладно, а вот природу не обманешь  -  какие ягоды по весне? Сердце отцовское обливалось кровью.
 
А девочка и не думала горевать. Оделась, взяла лопату и отправилась на базар за саженцами.
 
-  Как же оно так?  -  недоумевал Семён.  -  Не сезон ведь ягодам расти  -  талые воды едва сойти успели.
 
-  К утру поспеют,  -  покорно отвечала Неточка.
 
Варвара не спускала с падчерицы глаз и улеглась спать поздно за полночь. Всё слушала, как девочка трудится в саду:  лунки выкапывает, поливает из детской лейки. Садок у них небольшой  -  гущина смородины, вишни, сливы да яблони. Варвара потирала руки:  хоть вёдрами лей, виноград к утру не вырастет. И, довольная, зарывалась в тёплую постель.
 
А на заре, едва хозяйка успела разлепить веки, стоит перед ней Неточка с полной корзиной винограда.
 
-  Откуда взяла, говори!  -  не сдавалась злая мачеха, схватив девочку за шиворот.
 
-  С Божьей помощью. Я помолилась, ангелы спустились, виноград насадили, на черенках почки набухли чёрные, листочки развернулись кружевом, цветочки распустились, ягодки поспели.
 
-  Не морочь мне голову, поганка! Или я тебя до смерти засеку.
 
-  И ещё они просили передать, чтобы вы покаялись, иначе муки вас ждут адские и скрежет зубовный.
 
От такой наглости хозяйка обомлела.
 
-  А в чём мне каяться?  -  недоумевала она.  -  Будьте покойны:  если рай существует, я попаду прямиком туда!
 
После этих слов взяла Варвара пригоршню винограда и запихнула в рот  -  убедиться, настоящий ли? И в тот же миг подавилась слюной, зашлась в хриплом кашле, почернела с лица. И умерла.
 
А Неточка с тех пор стала в доме хозяйкой и всего у неё было вдосталь.
Последние публикации: 

X
Загрузка