Прометей

Коля Бац

 

 

- Поднять камень сложнее, чем его бросить, - сказал Прометей и бросил камень. Камень летел долго - все тридцать тысяч лет, а потом едва слышно плюхнулся в воду.
 
Мальчиком Прометей любил одну Лужу. Она появлялась возле дома и всегда была одинаковой - только иногда чуть глубже, а иногда наоборот - помельче. Он приходил топтаться в ней и обещал взять в жены, когда вырастет. Одно обещание он сдержал - вырос - а вот жениться не смог - Лужа к тому времени постарела, разучилась удерживать в себе воду - и умерла.
 
Когда идет дождь, Прометей слышит всплеск от каждой капли, упавшей туда - в пропасть. Что неудивительно - дождь ведь тоже из камня.
 
Вот и сейчас он идет.
 
Прилетела Птица. Вся взмокшая. Села на плечо - отряхнулась. - На вот, - сказала и стала кормить мясом. Сырым. Прямо из клюва. Прометея никогда раньше не кормили с ложки. Даже из груди матери он пил без посторонней помощи и иногда сам придерживал грудь, чтобы молоко текло свободней. Поэтому поначалу, когда Птица пыталась кормить его, он крепко-накрепко стискивал зубы и даже пару раз умудрялся стряхнуть Птицу с плеча. Но потом как-то поуспокоился, когда понял наконец, что тут он сам себе пищу не добудет, а если каким-то чудом она и появится, в рот он протянуть ее все равно не сможет.
 
- И вот еще, - сказала Птица, покормив Прометея. - Когда грянет гром и вспыхнет молния, к тебе придет Человек с вопросом. - Ничего ему не говори.
 
Гром грянул. Вспыхнула молния. Где-то там внизу кто-то оступился - в воду полетел камень. - Эй! - услышал Прометей голос. - Так высоко, как ты там висишь, мне ни за что не забраться! - Снова полетели камни. - Но догадываюсь, видок там чудесный. Так ведь, друг?
 
Прометей, как его и учили, - молчал.
 
- Эй! Чего молчишь? Рассветы, закаты небось сам любишь наблюдать, а с другими поделиться значит не хочешь? Боишься место займут? Да не боись, кому оно нужно, место твое. Ты вот лучше скажи - правда ли, что вон за той скалой - край света начинается?
 
Прометей молчал, думал о чем-то своем. Честно говоря, он был даже уверен, что голос Человека с вопросом звучит не на самом деле, а только у него в голове. Что-то там бормочет, пока Прометей вспоминает, слушает, но не голос, а свою память. Хотя чего уж там... Ведь и все, что он якобы помнил, тоже не факт, что случалось на самом деле...
 
Рыбачить они ходили на пруд. Вместе с дедом. Но дед так быстро умер, что когда Прометей стал ходить на рыбалку один, ему все равно казалось, что дед рядом. Тот и впрямь не оставлял внука - пусть умер, но все равно ходил с ним на Мраморный пруд, учил подсекать и думать правильные для настоящего рыбака мысли.
 
- Эй, Прометей, а ты знаешь, что Птица твоя тебе вовсе не друг, как ты думаешь?
 Прометей очнулся.
 - Что? - еле выговорил он сухими губами.
 - Ну птичка эта твоя. Что якобы о тебе заботится. Прилетает каждый день, кормит.
 Прометей вскинул голову, попил воды с неба.
 - И что же в этом плохого? - спросил он.
 - Да нет, ничего, конечно, плохого в том, чтобы помогать ближнему нет. Но только эта птичка вовсе не тебе помогает.
 - А кому же?
 - Себе. Ей ведь тоже есть надо. Вот она твое мясо и ест. И тебе, что останется, скармливает... Ну так что там? Виден этот край, или нет?
 
С момента этого памятного разговора прошло уже несколько сотен лет. А Птица все не летела. В больших муках, постепенно, Прометей научился жить со своим голодом. Или так он думал. Его тело стало прозрачным. Такими же были и его мысли. В тот самый момент, когда он догадался, что стал богом, он умер.

X
Загрузка