Периферия (3)

 

(Начало)

 

       Аппетит приходит во время беды

Кихотов - взрослый человек, не сказать, чтобы он не представлял себе дальнейшую жизнь. Леша морально готовился к новому бытию, обдумывал варианты. Другой вопрос - подготовился ли. Иное психологическое состояние нельзя смоделировать, ежели ранее нечто подобное не испытывал на своей шкуре. И никак уж здесь не обойтись без ошибок.
Алексей обосновался на западном конце Любегощ, более-менее обустроив приземистую, но еще довольно крепонькую развалюху. Стратегически избушка располагалась весьма удачно: въезд в деревню - с Юга, западная улочка упирается в болотистый лесок, где в случае опасности легко затеряться. Оно конечно, страху нагоняла неизвестность. Ищут ли Кихотова, а если да - то где? Офицер схитрил, "посветившись" в день казни у автостанции. Была надежда, что он навел коллег на ложный след. В Ломовскую вотчину пробирался по возможности тайком, обходя места скопления людей. Оперативный опыт для этого имеется.
Два дня Кихотов не ходил на восточный конец. На третий таки пошел - чтобы подобрать брошенного "Макарова". Планов заходить к Ломовым у Кихотова не было, но он упустил тот факт, что для друга детства и его семьи Любегощи - дом родной, мимо них и мышь незаметно не проскочит. Когда рыскал в траве, спиной почуял: кто-то подходит. Оглянулся: Лешина супруга. К Алексею подбежала такая же молчаливая как хозяйка лохматая собака, принялась деловито обнюхивать его причинное место.
- Найда, фу! - Окрикнула София. В руках она держала корзинку. По-матерински, тепло произнесла:
- Тот тормозок, что мы давеча давали, кончился, небось. Вот - еще.
София протянула еду. Алексей почувствовал, как покраснел от смущения. Ну, как объяснить женщине - что он здесь… рыщет? Впрочем, она и не спрашивала.
- Я расплачусь... - Промямлил Кихотов. У него и правда были с собой какие-то деньги.
- Не стоит. У нас ведь все по-простому. Все равно остаются... излишки. Здесь сыр, молоко, хлеб.
Хлеб у Ломовых и вправду вкусный. София его в печи выпекает. Только ради этого вкуса стоит жить. Кихотов принял корзину:
- Спасибо. Хорошие вы люди.
- Обычные. Как и все. Заходите вечером, после девяти. Мы как раз к этому времени обряжать кончаем.
"Обряжать" - чисто деревенское. Алексей в городе жил - пусть и маленьком - значения слова не знает. Да и не в этом дело. Он чувствовал: неловко будет говорить о чем угодно. Паша наверняка рассказал супружнице ВСЕ.  Муж и жена - один сатана.
- Возьмите... - София протянула Алексею зеленую тряпицу. - Дети нашли. Наверное, не надо разбрасывать... всякое.
Кихотов понял, что это его ствол. Он был готов провалиться под землю. Вот ведь, лошара! Хотя бы, что ли, обойму вынул... Чуть бедовых дел не наворотил.
- Простите. Я не...
- Не стоит оправдываться. Все нормально. Проехали.
Остаток дня Алексей провалялся на пружинистой койке, собранной из найденных по домам запчастей. Было много мыслей, одна из них: уйти из этой долбаной жизни - и все проблемы к черту. А, может, София с намеком дала ему оружие? Типа: "Застрелись, урод - ты же русский офицер!" Как все глупо, глупо...
Паша прав: надо было попытаться раскрутить дело отца. А то ведь Кихотов-младший уверовал в безнаказанность высших сил - и положил на тему истины. Точнее, отложил в дальний ящик, разумно полагая, что бессмысленно расходовать силы на борьбу с монстром.
В одной из изб, на полу Леша нашел икону. Видно, мародеры, когда собирали доски, посчитали ее никчемной. Кихотов не знал, что это за святой. Явно не Матерь Божья и не Христос, ибо у фигуры имелись крылья. Доска была изъедена древоточцем, посередине проходила трещина, разделяющая потемневший лик пополам. Леша пристроил образ на полочку, в красный угол, боясь тронуть иссохшие веточки вербы.
Он думал о Боге. Что же... верить Кихотов не научился. Молитв не знает. А вот про то, что нарушил минимум одну заповедь - это научный факт. Если теперь пройтись по всему списку грехов и расставить  галочки (так сказать, доложить об исполнении товарищу Всевышнему) - один хрен. Коли ад существует, путевка уже в кармане. Но ведь, по сути, Алексей пожертвовал своим посмертным существованием ради людей.
...Вечером Алеша шел к Ломовым со светлой душой (ну, или чуточку просветлившейся), ибо у него не только оформилась ИДЕЯ, но даже созрели пути ее реализации.
Наконец, мужчины предались воспоминаниям. Тому способствовала и наливочка, любезно отпущенная хозяйкой. Вообще, София блюдет мужа в плане употребления - у него тормоз работает плоховато (последствия военной травмы - никто ведь в свое время не озаботился о реабилитации солдата после Чечни...).
Оба удивились следующему: столько лет прошло, какие только перипетии мужики не пережили, а характеры, чувства, мысли - все те же. Хоть сейчас иди в бывший Андреевский монастырь - и затевай какую-нибудь игру. Только не в войнушку - наигрались. Жаль бывшая келейка городского дурачка Бориски теперь разорена, там теперь один срач. А ведь какой качек они в ней когда-то затевали!
София, слушая друзей, то ли радовалась, то ли печалилась. А, скорее, и то - и другое. Радость от того, что снято крайне тревожное напряжение. Печаль из-за ощущения, что супруг сейчас принадлежит ей не на "все сто". Сама помалкивала, изредка шикая на мужчин: "Тише, тише, дети спят..."
Нашлось немало общих тем, будоражащих прошлое. Кроме, разве, проблемы Ани Гамлиной, которая много-много лет оставалась своеобразным "табу", а теперь, после ужасающего преступления (не того, что совершил Кихотов, а другого, о котором будет рассказ) и вовсе страшно задевать больную тему. А еще ведь Пашу с Лешей роднит потеря близких родственников, связанная с нераскрытым преступлением: причины гибели Павла Петровича Ломова-старшего тоже ведь не уяснены. На сей раз, плохое не вспоминали. Только позитив. Его, как оказалось, немало. И весь он связан с Андреевском, городом невеликим, но со знатной историей. Суть да дело, а Паша проговорился: он пишет книгу об это самой "знатной истории" Андреевска. Работа идет трудно, но продвигается. Так что, детское увлечение историческими книжками даром не прошло. Кихотов  принялся уговаривать друга зачитать что-нибудь. Ломов мялся, ломался яко красна девица, но в итоге снизошел.
Рукопись, толстая стопка листов формата А4, упакована в синюю канцелярскую папку. На корочку наклеен листок с надписью: "УЂЗДЪ ". С "ятью". Паша пояснил:
- Получается не совсем историческое сочинение, а, скорее, публицистика. Историк из меня на самом деле никакой, ведь у меня нет возможности работать в архивах, с первоисточниками. Да и образовательной базы ноль. Я просто попробовал порассуждать о судьбах. То есть, о том, кто мы, откуда и куда идем.
- Так ведь это, старик, самое интересное. Так сказать, чистая соль. Только... идем мы, думается, к полному, окончательному звездецу.
София хмыкнула. Видно, зацепило. Вообще, будучи культработником и, по большому счету, интеллигентом, она любит историю - и вообще просветительство. Только почему-то не слишком приветствует литературные опыты мужа.
- Не-е-е, старик. Не все так просто. Здесь загадка на загадке. Без сомнения, русская нация не сгинет. Хотя... как раз с того я и начал свое писание, что открыл, что по сути мы никакие и не русские.
- Смело.
- Да нет. Просто, общедоступные факты свидетельствуют о сложности этногенеза. 
- Так давай - наливай. В смысле, читай...
Паша бросил взгляд на жену. София понимала: для мужа наступил практически звездный час: он впервые выносит на суд слушателя продукт многолетнего своего труда. Публицистика ведь не для собирания пыли сочиняется, а для публики. Премьера. Пусть и локального масштаба. Женщина одобрительно кивнула. Ломов, сначала запинаясь, а после входя в раж, приступил к чтению...

                                                                                                                   УЂЗДЪ
                                                                                                     Норики, сыны Иафетовы

Я горд тем фактом, что остатки самых древних поселений в центральной и северной России, относящиеся еще к Верхнепалеолитическому периоду, обнаружены именно у нас, на верхней Оке. Найдены кладбища древних окских обитальцев, их жилища, мастерские, капища. Это была цивилизация, а не … собачий (ну, это я от себя добавил, в книжке такого не будет). Да, она была другая, может быть даже в чем-то жестокая. Но разве проводники нынешней культуры не варвары, коль закрывают сельские школы и прочие очаги цивилизации?
Название нашего городка происхождение имеет темное. Есть еще на Валдае город Андреаполь, но свое название он получил только в царствование династии Романовых; до того это было село Андреяно поле - по хозяину имения Андрею Кушелеву. Наше же селение именем Андреевым формально связано разве что с Андреевским монастырем, нашим географическим (а некогда и духовным) центром. И разве храм Андрея Первозванного (к сожалению, ныне оскверненный) – не знак некоей тайны?
Архивы монастыря в известное время пропали, а вкупе и монахи. Но никакое энкавэдэ не выжгет память народную, которая выражается в преданьях, как это банально не звучит, старины глубокой. Но все же местные и коренные знают: и гора-то над Окою, на которой красуется поруганная ныне обитель, именуется Андреевой. Согласно одной из легенд, на горе когда-то лежал камень "Андреев", который такоже именовался "Конь'. Он являлся священным для туземцев, обитавших здесь два тысячелетия назад, и некий пришелец его освятил. То есть, пересвятил в смысле новой, неизвестной доселе религии. Но шаманы не захотели принять новой веры, продолжали камлать у камня - и он низвергся "в пучину", смертельно испугав народонаселение. Мрачная, в общем легенда. Из темных веков до нас дошли лишь обрывки мифов, и с точностью нельзя сказать, Андрей ли был этот пришелец или кто другой. Однако, край наш именем Андрея все же освещен. Был Андреевский уезд, теперь - Андреевский район. Это судьба и предопределение.  И почему бы не допустить, что Андрей был ТОТ САМЫЙ? Трудно жить без красивой сказки. Хотя, я лично придерживаюсь иной версии, о чем сообщу позже.
Тем не менее, хочу начать повесть сию с фантастического предания о приходе на землю благословенную Андрея, апостола, прозванного Первозванным (по-гречески говоря, Протоклетосом - потому что Иисус сего рыбака призвал из всей рыболовецкой бригады первым). Не могу сказать, кто звал вышеозначенного деятеля в наши дебри, и какого вообще лешего человек с Земли Святой, брат единокровный Симона-Петра к нам, бедолага, забрел. Но так хочется многим, а в истории так: правда есть не то, что было на самом деле, а наши искренние вожделения.
Хотя "Андрей" - имя греческое, пришелец являлся евреем. Удивительно, но данное при рождении имя не сохранило даже Святое Писание. Андрея, после того как он свершил свой подвиг донесения Благой Вести до северных племен, распяли в Патрах на букве "Х", отчего пошло название "Андреевского креста". Странно... и почему у нас на Руси буква "Х" ассоциируется вовсе не с деяниями Первозванного? Что - мы не почитаем андреевский флаг?
Факт того, что Андрей проповедовал в Скифии и других северных странах, наукою не доказан. Возможно, существование Андреевска - единственное прямое свидетельство - ведь, согласно летописям, городок наш существовал и до счастливого дня, когда Владимир (не Путин, а Красно Солнышко) погнал народ к реке. Ежели и приходил апостол на Оку, нашел он здесь вовсе не славян, которые освоили здешние дебри лет эдак через семьсот после. Какие культуры в ту пору у нас процветали, доподлинно неизвестно: то ли это были балты, то ли финны, а, может, и вепсы. Короче, народ, живущий в гармонией с Матушкой-Природою, которую он в меру своих талантов обожествлял.  По Геродоту, жили здесь некие "невры", а еще севернее территория вообще была не заселена. И каждый невр раз в год превращался на несколько дней в волка. Это если верить Геродоту. 
Оно конечно, дивился Первозванный обычаю местных обливать себя в бане квасом и хлестаться веником до полусмерти (ну, так в "Повести временных лет" сказано). И до какого самоиступления можно дойти, умерщвляя плоть свою! Но вряд эдакий мученический подвиг вершили славяне. Позже до такой высоты духа человеческого поднимались монахи-доминиканцы из монастыря Фалькенау, что близ Юрьева. Как-то написали они слезливое письмо - самому Папе, в Рим: де терпят они страшные лишения, страдают в натопленных банях, самоистязаются вениками. Удивился Папа - и послал к морю Варяжскому своего человека. По угощении его ввели в тесную темную комнатушку, похожую на адский котел, когда пришло время бичевать себя вениками, суровый итальянец, истошно крича выскочил на улицу, говоря, что такой образ жизни невозможен и неслыхан промеж людьми. 
Блаженный апостол, говорят, Андрей был суров нравом. Так, в Вифинии он низверг гнусную статую Артемиды, а на месте ее воздвиг Животворящий Крест. Наверное, то же самое случилось и у нас - с Конь-камнем. Я вот думаю - он был революционер. А революции всегда кончаются кровью и пожирают своих детей. За что боремся - на то и напарываемся. Ну, верят себе люди в деревья, камни и воды. Чем плохо? Ах, да... жертвоприношения. Если человеческие - это не есть хорошо. А разве доказано, что язычники приносили в дар своим богам людей? По крайней мере - наши, окские.
Возражения о том, что де только идиоты могут пуститься в путешествие из Византии в Рим через Оку, несостоятельны. В те времена ВСЕ дороги шли в Рим - куда и откуда бы ты не пошел. Ближний путь - не самый короткий, особенно на наших среднерусских изобилующих болотами равнинах. И в конце концов: если бы все поступали рационально и коротко - как крокодилы - не было бы ни истории, ни литературы, ни мифологии.
Наличествовали издревле путь из варяг в греки, и путь из варяг в арабы. Ока лежала вне этих путей, но являлась своеобразной хордой, по которой можно было при желании рвануть из греков в арабы или наоборот. Хотя это было нерационально и вообще опасно, ибо племена, населявшие долину Оки, желали не только поиметь свою мзду, но вообще - отнять все. Для того, чтобы такого не случилось, на путях утраивались укрепленные городки с гарнизонами. Вероятно, Андреевск был одним из таковых. Так же как Муром на земле муровлян.
Кто бы ни обитал на Оке во времена апостолов, все они (ежели верить Ветхому Завету) являлись потомками одного из сыновей Ноя, Иафета. Что русь, что чудь, что варяги, что готы - все мы от Иафета. Вот ведь какая петрушка, и стоит ли теперь меряться всякими предметами? Иафет переводится с еврейского как "прекрасный"; он был младшим и любимым сыном Ноя. Ах, да - забыл уточнить: наш общий предок являлся евреем. Ну, это если верить Библии.   
Забавно, что как Сим, Хам и Иафет разыгрывали земли по жребию, так и Христовы апостолы положились на волю случая. Какие-то они все фаталисты. О, время, завистью не мучай - нас всех подстерегает случай! Если так, современная судьба Андреевска - так же игра случая, результат вращения колеса сансары.
О том, какой народ жил два тысячелетия назад в верховье Оки, ученые спорят. Известно, что ниже по течению обитали племена мурома, мокша, эрзя. Они были воинственны и беспощадны. Каковы были люди, жившие в границах нынешнего Андреевского района... сомневаюсь, что их отличало миролюбие. С волками жить, как говорится - мечи точить. Может, кто-то догадается еще прийти и с ломом, против которого, как говорится, не существует приема... Но кто умеет ковать мечи и орала, тот легко освоит производство ломов. На Оке и в те времена процветал кузнечный промысел, а железо аборигены добывали из болот.
Ради истины, приведу иную версию. Возможно, название нашего города связано с именем другого Андрея. Здесь следует  обратиться к фигуре Андрея Боголюбского, который, перенеся центр Руси во Владимир, создал тем самым основу для нового объединения страны восточных славян. Есть вероятность, что Андреевск назван в честь данного князя. Исключать вообще ничего не стоит. И давайте же рассудим: коли Боголюбский переносит административный и духовный центр на Север, значит, не так этот самый Север был и агрессивен. Супротив логики не попрешь...

...Возникла непродолжительная пауза. В хлеву отчаянно замычала корова Зорька. В ответ пару раз гавкнула собака Найда.
- Да-а-а... сильно. - Совершенно искренне произнес Алексей. Ты здесь, оказывается, не зря проводишь время. - Кихотов краешком глаза заметил, что София бросила на него уничижительный взгляд. Чуток сменил тон. - Однако, получается, своего пошлого мы не знаем.
- Беда в том, что мы не понимаем и нашего настоящего.
- Аппетит приходит во время беды...
- Еды, наверное.
- Старик, я не оговорился. Теперь понимаю, кстати, откуда эта ваша фамилия.
- Вряд ли. Фамилий в ту пору не существовало. Были прозвища.
- Но разве нельзя предположить, что твоего предка звали Лом? А почитай-ка еще, Леш!
- Нет, - встряла София, - уже поздно. Ну... в следующий раз продолжите свои исторические вечера...

Практически, Робин Гуд

Идея Кихотова была проста как все гениальное. Будучи еще штатным ментом, Алексей то и дело упирался в "бреки" из главка - когда сверху поступали распоряжения (обычно устные) замылить то или иное дело. Все равны перед Законом, но некоторые - ровнее. Это касалось не только блатных с ментовской крышей, но и лиц, совершавших резонансные преступления, могущие подпортить статистику. Та же фигня была и у коллег капитана Кихотова. Со стороны высшей власти это удобный рычаг: "мы знаем, что ты грешен, прищучить тебя - дело семнадцати мгновений, поэтому сиди и не рыпайся, делись... пока за тобой не пришли".
Много у правоохранителей... должков перед СИСТЕМОЙ. Некоторые считают: менты - звери и беспредельщики. Не больше и не меньше прочих граждан России - просто сами обстоятельства порою вынуждают ужесточаться. Кто хоть раз испытывал это бессильное отчаянье - вот он, злодей, полшага осталось, чтобы прищучить, а начальство не велит - поймет, что значат настоящие нравственные страдания сотрудника органов. Пофиг только толстокожим и брутальным, но таких на самом деле немного. В основном в силовых  структурах служат нормальные морально неуродливые мужики.
История новейшего капитализма изобилует случаями, когда тот или иной индивид случайно или по обстоятельствам оказывался на гребне, и перед ним вставал моральный выбор: украсть, унизить, предать, покалечить, загнобить. Или наоборот. То есть, не делать этого, а то и воспротивиться. Что-то не особо представлялись случаи блеснуть благородством или порядочностью. Всех, кто действовал вопреки, СИСТЕМА растаптывала.
Чувство несправедливости, бессилия Закона пред сильными мира сего, вообще говоря, накапливается. Оно перемешивается с неразборчивостью в применении методов средств. В этом корень "евсюковщины". Даже у муравьев, как утверждают микологи, встречаются такие особи, у которых едет крыша - и они начинают вредить популяции. Тогда его окружают муравьи-полицейские и впендюривают психу дозу смертоносного яда. А человек - гораздо более высокоорганизованное существо, нежели насекомое. Хотя, данный тезис можно и оспорить. Только у людей принято церемониться, устраивать судебные фарсы и заботиться о правах тех, у кого не все дома. Именно поэтому человечество выдумало атомную бомбу, средсва контрацепции и телевидение, а муравьи - нет.
Кихотов святым не был. Он научился работать с подозреваемыми с применением всяких спецсредств и ужимок. За показатель раскрываемости его не гнобили. Хотя, и не поощряли. Ну, его стакан переполнила капля наркомафии. Это еще не худший вариант: мог бы пойти - и расстреливать совершенно невинных людей. 
Накопленный опыт оперативной работы можно продолжить и на нелегальном положении. Алексей принялся перебирать в уме, чтобы бы он хотел сделать, будучи официальным блюстителем Закона, но этого не сотворил по причине внешних ограничений. Таких дел у него скопилось несколько.
...Кихотов вышел из Любегощ еще затемно. Вернулся вечером. К Ломовым зашел сам, в первую руку спросив у хозяина:
- Паш, твой дед вроде бы как на заводе колесных пар работал...
- Да было дело...
- Хорошо, хорошо...
- Ты к чему? Там от завода, слышал, слезы одни остались. Все раздербанили.
- Да так... вот, что. Вашей семье деньги причитаются. Возьми.
- Нам вроде бы, хватает.
- Нет, ты не можешь отказаться. Это за твоего деда. Он их заработал... когда жив был. И... ничего не спрашивай. Так надо. Никаких мокрых дел. Просто, их просил тебе передать один человек. Задолжал он Павлу Петровичу, вот... купишь чего-нибудь детям. И жене.
Алексей положил пачечку купюр на краешек серванта. Павел не стал противиться. София отсутствовала, как бы она отнеслась - Кихотов не знал. Офицер произнес:
- Старик... почитай еще немножко своей истории. Ладно у тебя скроено.
Ломов не стал отвертываться. Ему и самому хотелось.

                                                                                                    УЂЗДЪ
                                                                                           Труднопокоряемые

Если верить историку Георгию Вернадскому, в 730-е Н.Э. годы варяги столкнулись на территории верхней Оки и верхнего Донца с мадьярами. Мадьяры, по-видимому, потерпели поражение, и варяги захватили укрепленный город Верхний Салтов. Что касается коренного тогдашнего населения, неких «асов», то они, должно быть, присоединились к варягам и выступили против мадьяр.
«Асами» ученый именует неких «прославян», людей, имеющих неясное происхождение. Это позже выдедились разные «племена»: кривичи, родимичи, словене, и, соответственно, вятичи. По поводу «русов» все еще спорят, хотя, тот же Вернадский утверждает, что «русы» все же являлись скандинавами. Это самая сложная страница истории нашего края – а потому вынужден углубиться – да к тому же обосновать свою гипотезу.
..Есть версия, что в 862 году от Р.Х. на Русь пришли не три брата-... тьфу - чуть не сказал: "акробата"... нет: брата-варяга. Их на самом деле было четыре. Кроме Рюрика, Трувора и Синеуса был еще Андрик. А может они и не братья были вовсе, а группа полевых командиров. Я склонен полагать, что город наш и назван-то в честь забытого ныне деятеля, ну, а иные Андреи здесь почти не при чем.
Андрик был не князем, а начальником гарнизона. И он, и его воины исполняли некую миссию, и можно гадать, кто ее возложил на отряд наемников. Возможно, даже и никто... точнее, солдаты удачи сами пришли - чтоб контролировать торговые пути и иметь за то мзду. Обычный бизнес того времени. Та же история произошла и у Рюрика, Трувора и Синеуса. Напомню историю: двое как-то быстро померли (если, конечно, верить "Повести временных лет"), и стал княжить один Рюрик. Но это касалось только северных земель, где обитали чудь, словене и кривичи. Андрик же обеспечивал безопасность тогового пути в иных землях - для некоей финансовой группы, которая именовала себя "русью". Ученые вкусно спорят, что это была за "русь". Не будем встревать в это вековое столкновение идей и мнений - там своих бойцов хватает.
Много позже, когда на Руси царствовали Рюриковичи, кооперативу писателей "Нестор" заказан был исторический труд, обосновывающий законность династии. Порядку, вишь, средь наших предков-бедолаг не было... забавная версия. Ну, все как обычно: фальсификация и проституция. 
Про Рюрика на самом деле известно много. Он вел жизнь искателя приключений, участвуя в набегах как на континент, так и на Англию. В хрониках тех лет он стал известен как jel Christianitatis, «язва христианства». В 845 году его корабли поднялись вверх по Эльбе, и в том же году он совершил набег на Северную Францию. В 850 году Рюрик спустил на воду флот в триста пятьдесят кораблей, с которым он грабил прибрежные районы Англии. В последующие годы он направил свое внимание на устье Рейна и Фрисланд. Законные власти были вынуждены пойти на компромисс и отдали Фрисланд Рюрику на том условии, что он будет защищать побережье империи от нападений других викингов. Поскольку Рюрик теперь не мог беспрепятственно грабить побережье Северного моря, он, вероятно, устремил свое внимание к Балтике,
«Повесть временных лет» утверждает, что Рюрик прибыл на Русь с двумя братьями, Синеусом и Трувором. Но этих имен нет в западных хрониках. Вообще, имена «Синеус» и «Трувор» не следует интерпретировать как личные; скорее, это эпитеты самого Рюрика. По-скандинавски Signjotr значит «победоносный», a Thruwar — «заслуживающий доверия». Но почему я тогда настаиваю на существовании Андрика? А, хочется поспекулировать на историческую тему – чем я хуже иных исследователей?
В те времена в плодородных поймах Оки обитали уже не «анты» или «асы», а славянское племя вятичей, людей, всем родом приведенных, как писал Нестор-летописец (ну, или кооператив "Нестор" - вариант выбирайте сами...), старейшиной Вяткой. Кто был этот Вятко, неизвестно (хотя, летопись утверждает, что он и его брат Родим - из ляхов, предков нынешних поляков), однако, есть сведения, что вятичи не знали князей и жесткого управления. Жили общинами, следовали естественным законам,  а молились деревьям, рекам и облакам. Ну, и камням, конечно. Язычники, одним словом. 
Киевские люди, поляне, то бишь, не любили вятичей; летописец про них писал, что они "яко звери, едуще все нечисто". Между тем, у вятичей было всенародное вече - и вообще... демократия. Это сейчас данное греческое слово - ругательство. В те времена все было иначе. Народовластие было в чести.
Земля вятичей, так же как и русская земля, была обширна и славилась своими богатствами. Неизвестно вот только, как что там происходило в плане порядку. У Андрика была иная миссия, он не пришел княжить. Он же был варяг, то есть, человек, занимавшийся варением и сбытом соли, а для тех времен соль была что нефть для нонешнего времечка, а, значит, Андрик являлся олигархом темного Средневековья. Или прислужником олигархов – типа эффективного менеджера. Нужно было контролировать путь из греков в арабы, а вкупе и из варягов  греки и в арабы, для того-то варяги и ставили по рекам свои гарнизоны - на Днепре, на Оке, на Волге, на Дону и на Буге. 
Думаю все же, Андреевск основан был как укрепленный городок, в котором со своею дружиной сидел Андрик. Данное утверждение идет в противовес предыдущей главе, ведь получается, Первозванный апостол здесь как бы и не при чем. Да нет: просто, мне нравится версия с варягом. Это моя повесть - что хочу то и ворочу, кручу-верчу - обм... то есть, свою правду сказать хочу.
Были варяг Андрик еще и викингом? А вот этого я не знаю - может, и был. Хотя, мог вполне мог являться готом или даже какой-нибудь, прости Господи, весью. А кто такая "русь", повторюсь - науке неведомо. Населению был выгоден гарнизон (даже чужеродцев) – ибо он оживлял экономическую деятельность. Так же сейчас в Японии стоят американские оккупационные войска – и японцы что-то не протестуют, а процветают.
У вятичей были развиты ремесла, в особенности – ювелирное и кузнечное, а дань они платила Хазаскому каганату - сначала от дыма, а позже - от рала. Этот момент важен: вовсе не дикий лесной народ были вятичи, ибо у них процветало земледелие (рало - это плуг; дым - очаг). По крайней мере, вятичи по уровню своего развития были никак не ниже галлов или пруссов.
Местом сбора дани с вятичей являлся городок Кордно. Арабские купцы назвали его Хордабом. Они описывали процесс как всенародное горе. Что хазары, что киевляне - всем нужно было добро. Действовало обычное феодальное право: "Вы нам должны потому что мы сильнее!" Ну, так примерно считают современные бандиты, менты и фээсбэшники.  Уже не говорю о государственных распил-менеджерах или мытарях.
Скорее всего, Андрик был как Аскольд и Дир - из подчиненных Рюрика. Вот, как "сладкая парочка" захватила землю полян: пошли Аскольд с Диром на Царьград, видят: на правом берегу Днепра город. Жители его объясняют: "Да построили городок три брата, Кий, Щек и Харив, да сгинули, а мы сидим тут как сычи и дань хазарам платим..." Ага, смекнули варяги... а не взять нам Киев себе? В общем, бредовая версия. А я што - рыжий? Тоже право на свой бред имею.   
Таких городков как Андреевск у вятичей было много: Дедославль, Москальск, Козельск, Лобынск, Мценск, Белев... список можно продолжать. А религия у вятичей была простая - арийская - с некоторыми геополитическими особенностями. Если в Киеве главный бог был Перун, на земле вятичей главенствовал Старый бог, иначе говоря, Стрибог. А в образе всех других богов вятичи поклонялись силам Матушки-природы. Самым злым богом являлся дед Мороз, мерзкий старикашка, который тряс бороденкой, вызывая трескучие морозы. Им вятичи пугали своих детей. Только, когда на Оке выкорчевали язычество, деду Морозу придали облик Николая угодника, приносящего по ночам детишкам подарки.
Летописец Нестор пишет, что «вятичи жили в лесу, ели все нечистое и срамословили пред отцами и пред снохами. Браков у них не было, а сходились они на игрища, где были у них плясания срамные и песни бесовские». А еще имели они по две, а то и по три жены. Это не про современных обитателей Рублевки, а о древних вятичах. Думаю, на вятичей возведен поклеп: так же можно всех сильных мира сего обозвать безбожными тварями, ведь разве культурный человек скажет про то, что у кого нет миллиарда - пускай идет в жопу? А они, наши типа сильные мира сего, все же какой-никакой, а истеблишмент. 
Родовой знак вятичей – семь лепестков. Семилепестковая подвеска характерна для древностей как радимичей, так и вятичей, хотя форма лепестка у этих племен разная. Подвеска была эмблемой племени, символизирующей союз семи кланов. Вятичи не кремировали мертвых людей. Древние вятичские курганы невысоки, до полутора метров в высоту. Костяки расположены головой на север или северо-запад. Хоронители стремились сориентировать голову погребенного в направлении заката, а изменение связано со временем года. Вот типичные предметы захоронений: семилепестковые височные подвески, бусы, крученые ожерелья, браслеты и кованые кольца и кресты, сделанные в ажурной технике. Кресты, видимо, были просто украшениями, и обнаружение их совсем не обязательно является свидетельством в пользу христианства. Хотя…
Но в общем и целом, вятичи были своеобразный народ. Туземцы, одним словом. Не знаю уж, куда делись предшественники вятичей... Может, ассимилировались? Нет же преданий о том, что де славяне жестоко изничтожали конкурентов из иных племен... Так бывает: пассионарии просто поглатывают слабые народы.
Свободолюбивое и воинственное племя вятичей упорно отстаивало свою независимость, хотя, если верить летописи, в 907 году киевский князь Олег нанимал вятичей для своего похода на Царьград. Вид у вятичских воинов был свирепым и чем-то они все же напоминали варваров: голые по пояс, в одних холщевых штанах, с громадными секирами в мускулистых руках... для психической атаки - самое оно. Для регулярной армии – слабовато и карикатурно.
С Константинополем, вообще говоря, вышла такая штука. Сброд, ведомый варягами Аскольдом и Диром, таки осадил Царьград. Между прочим, приплыли «сброд» на 200 кораблях, что говорит о развитом у славян мореходстве. Случилось это осенью 866 года от Р.Х. Константинопольские василиск Михаил и патриарх Фотий ночью молились у ризы Пресвятой Богородицы, а после с песнопениями мочили святую реликвию в море. Спокойная гладь тут же взбунтовалась - и неистово разметала корабли безбожных русских. Так написано в "Повести временных лет". Жестокий враг (те, кто выжили, конечно) отступил, и несколько позже русские стали отмечать праздник Покрова Пресвятой Богородицы - будто Царица Небесная - покровительница русской земли от всякой неруси. Изначально-то Покров  являлся праздником избавления ромеев от руси. Вот ведь, какая метаморфоза. 
Аскольда и Дира убил князь варяжский Олег, сказав, что они не княжеского роду. Потом, покорив несколько славянских народов, Олег тоже пошел воевать Царьград. На сей раз ромеев спас не Покров Богородицы, а богатый откуп. Олег, поклявшись Перуном и Волосом, повесил щит на врата Второго Рима - и установил дружбу промеж русскими и християнами. Потом еще Игорь ходил на Царьград (очень уж хотелось повесить и свой щит на ворота), но ромеи пожгли русских греческим огнем.
С вятичами воевал киевский князь Святослав, а после два раза - Владимир (который Красно Солнышко). В итоге, племя было все же покорено. Но уже только после падения режима хазар, которые считались серьезными противниками Киева. Нестор пишет, что вятичи сами поднимались войною на Владимира. Интересно - и по какой это причине?   
В 1066 году, через сотню лет после Красна Солнышка, Владимир Мономах снова пытается усмирить вятичей, ведомых вождем Ходотой, приверженцем старой веры. Первые два похода закончились ничем: отборное наемное киевское войско прошло Окою, так и не встретив неприятеля. Умели, видно, вятичи играть в партизанщину. На третий раз случилось столкновение с "лесными братьями". Несмотря на технологическое преимущество, победа над вятичами было одержана лишь на бумаге; известно ведь, что в партизанской войне возможно победить только уничтожив все население. К следующей зиме киевляне заняли все укрепленные вятичские городки, а специально обученные отряды таскались по лесам в поисках лагерей сопротивленцев. В конце концов, настигнут был и отряд Ходоты. Всех порубили. Вообще говоря, тактика тотального уничтожения - наиболее эффективный метод порабощения всякого народа. Воевод хватали и казнили на глазах у поселян, как сообщает летопись, "лютою казнью". Так достигается уважение к поработителям. Ч-черт... такое ощущение, что я рассказываю про зверства фашистских захватчиков. Но это история. Так ведь, собственно, и собиралась земля русская. 
Вятичи поклонялись камням и деревьям, а так же источникам и рекам. К христианству вятичские жрецы и кудесники относились враждебно. Немало миссионеров проникало на Оку - и все они кончали безрадостно. История сохранила имя одного из отчаянных христиан, монаха Киево-Печерского монастыря Кукши. Его зверски убили. Однако, смею заметить: святыня, привезенная Кукшей на землю Вятичей - а именно, вырубленный из дерева образ Николая Угодника - не была уничтожена, а хранится поныне в одной из церквей в древнем вятичском городе Мценске. Может быть, аборигены восприняли идола как одного из своих богов? Хотя, вряд ли... уж шибко статуя напоминает злейшего из вятичских богов, деда Мороза... Наверное, просто местные испугались навлечь на себя гнев повелителя стужи.
Да, добавлю еще одну деталь: согласно данным археологии, город Москву основали именно вятичи.

- ...Неужто мы из ляхтичей?
- Одна из версий. История ведь состоит из документов и версий. Но не из догм.
- Не хотелось бы.
- Почему так?
- Достоевского начитался, Паш.
- А ведь он из поляков. Так же как Чайковский, Рокоссовский и Тарковский.
- Ну, тебе виднее, ты историк. Но ведь признайся: своего Андрика ты выдумал.
- Есть такое дело.
- Так какая же это на хрен история...
- Такая же, как с Иваном Сусаниным, который, кстати, якобы с поляками заплутал. Вкрапление мифов. Доказано ведь, что никаких двадцати восьми панфиловцев не было - пропагандистский прием. Половина содержания учебников - легенды, сказания и тосты. И еще - пропаганда. Не случайно ведь каждый новый правитель дает историкам задание переписать учебники. Даже "Повесть временных лет" - сочинение, призванное обосновать законность Рюриковичей.
- Так значит, и у тебя... пропаганда.
- Практически, да. Я попробовал смоделировть лидера, который попытался внедриться в существующий порядок вещей. Тот есть, не стал насаждать свои порядки, а постарался установить гармонию.
- И ни хрена у него не получилось.
- Не в ту эпоху попал. В те времена идеи гуманизма и свободы выбора не находили опоры в обществе.
- Мне думается, ты симпатизируешь вятичам. И этому... тамошнему Робин Гуду... как его...
- Ходота.
- Твой это вождь - он нахрена войну-то затеял?
- Это было сопротивление. Люди воевали на своей исконной земле. И, между прочим. Мордовские племена - на нашей же Оке, только пониже - оказывали сопротивление Москве еще пятьсот лет после подавления вятичей. Правда, они служили татарским мурзам. Но это уже другая история.
- Я вот, насчет "исконного" не понял. У тебя же написано, что вятичи пришли на земли, занятые другим народом.
- Это - да. Правда, так до конца и не выяснено, Геродот же описывал неких "невров".
- Получается, славяне тоже... того.
- Все сложнее. Славяне - земледельческий народ. Они устраивали на необжитых местах подсеки, а, когда почва истощалась, переходили на новое место. Столкновений с аборигенами могло и не быть. Ты пойми: этот сейчас у нас все плотненько, а в те времена здесь было дико и просторно.
- Ага... значит, ваши эти Любегощи вернулись в ТЕ времена.
Ломов усмехнулся. Хлопнул друга по плечу:
- В точку попал, старик! 
- А вообще, мне показалось, жители Царьграда представляли себе и вятичей, и славян вообще жестокими кровожадными малокультурными варварами.
- Мы так же себе представляем кавказцев. Или я не прав.
- Тебе виднее. Ты Кавказ знаешь.
- Ничего я не знаю... - (Леша наступил на "больную мазоль", о чем пожалел). - У вятичей была другая культура. Но они так же любили, страдали, радовались и грустили, ошибались, между прочим. Они не участвовали во всех этих игрищах с приглашениями варягов. Но, поскольку по их земле протекала торговая река, они любезно впустили к себе Андрика с дружиной. Имело место взаимовыгодное сотрудничество.
- И в итоге...
- Да. В результате вятичи как национальная самоидентичность исчезли. Но культура вятичей сплавилась с иными культурами, и в результате вышел русский народ...
Друзья и не заметили, что в горнице сидит София. Увлеклись. Уставились на женщину, выражая легкое неудовольствие оттого, что она как бы подслушала.
- Эх вы... - Произнесла хозяйка. - Вятичи.
На самом деле, София была рада, что мужики расслабились, не требуя выпивки. Она откровенно боялась, что гость уйдет в запой и утянет туда же мужа. Вот это был бы кошмар. 

         Покаяние

Суббота для Андреевска - базарный день. Сонный колхозный  рынок с раннего утра выплескивается на Советскую улицу, превращаясь в торжище китайским ширпотребом и продуктами нехитрых народных промыслов. Вообще говоря, локальный народный праздник.
И вот, представьте себе. По улице, среди самого торжища, шмондыляет известный в городе воротила Ванька Комаров и раздает всем встречным, налево и направо, тысячерублевые купюры, то и дело произнося: "Простите меня, люди добрые, простите меня, дурака стоеросовго..."
Упадочный загибающийся Андреевск уже не первый день на взводе. Сначала - злодейское убийство предпринимателей Гамлиных, после - смерть цыганского барона от руки киллера... А теперь еще с ума сходит знатный жулик. Конечно, за Иваном Иванычем бежит толпа, некоторые исхитряются выхватить "индульгенцию" не по одному десятку раз. Все зависит т ловкости и крепости торса. А тот все сорит и сорит бешеными деньгами, прося у народа прощения. Между тем, денежным средствам переводу все нет и нет. Миллионы!
Такого в истории Андреевска еще не бывало. Аттракцион неслыханной щедрости. Комаров - фигура одиозная. В свое время крепко он был повязан с местными ( и не только) бандюками. В те времена наворотил Ваня порядочно. Если слово "порядочность" в данном случае вообще можно было применить. Взлетел Комаров на волне перестройки. Тогда в моде (теперь бы сказали: "в тренде") были демократия и либерастика. Ваня трудился начальником отдела снабжения завода колесных пар. Началось акционирование, оно еще совпало с чубайсовчкой ваучеризацией. Каждому работнику дали сколько-то акций родного завода. На самом деле, на руках были не ценные бумаги сами по себе, а свидетельства о том, что де Пупкин Василий обладает энным числом акций. Но не в этом суть.
Ваня устроил себе предвыборную компанию, наобещав народу не чтобы златые горы, а выход на международный рынок, сказочные дивиденды и прочее. А главное - стабильность производства и гарантию выживания. Раньше пели: "Шумит как улей родной завод, а мне-то х...., е..... он в рот!" Теперь, когда якобы хозяевами предприятия стали сами сотрудники, избранный Ванька вывесил на проходной лозунг: "Завод - наша большая семья, за все в ответе и ты, и я!" Так сказать, воодушевление масс. Надпись красуется и ныне, только шаловливые ручки поработали с буквами: "Завод - наша большая беда, за все в ответе ты!"
Комарова выбрали в директора, рассудив просто: да, он воришка и прощелыга,  но рынок металлоизделий знает, имеет коммерческую жилку и разбирается в ситуации. И не будет же он рубить сук, на который сел! Да, уворует. Но что-то перепадет и трудовому рабочему классу. Логика народа в плане стратегии выживания была примерно такова: чтобы выжить, надо модернизировать завод, научиться производить колесные пары мирового уровня качества. Как раз крепкий и одновременно предприимчивый управленец способен провести реформу с наибольшей степенью эффективности. Впереди же ждет только процветание - тому поспособствуют потенциал и грамотный менеджемент. Красивые слова, телетрансляции ночных заседаний верховного совета кой-чему научили.
Вообще говоря, Ваня и сам верил в то, что вытащит завод из глубокой жопы. Не учел он разве только тот факт, что на лакомый кусок разевает роток всякая мразь. Да будь он хоть святой праведник - и такого обломали бы! А если окажется крепким орешком - пойдет путем лесничего Кихотова.
В общем, чтобы консолидировать капитал, Комаров принялся скупать акции. Для эффективности был распущен слух, что цена их покамест (до времени, пока не придут инвестиции...) будет только падать, так что нужно избавляться от доли в недвижимости как можно скорее. Ко всему прочему, народ доверил в Ванино управление еще и ваучеры. Комаров дал святую клятву, что на сконцентрированные средства модернизирует производство и привлечет серьезный Капитал.
В каком-то смысле, оно действительно было модернизировано. Точнее, закупили импортную линию по отливке сковородок. Ну, это в порядке конверсии. Ни со сковородками, ни с колесными парами ни черта не вышло. Зато получилось с распродажей всего, что можно было продать. Изначально рабочий класс не сопротивлялся, думая, что все это делается ради обновления. И в этом состояла роковая ошибка людей, не следовали они завету американского президента Рейгана: "Доверьяй - но проверьяй". Они ведь доверили демократически избранному начальству ВСЕ бразды правления, забыв, что абсолютная власть развращает абсолютно.
В тем времена Ваня все больше крутился в Первопрестольной или за границей нашей счастливой (в будущем - или ты сомневаешься?) Родины, уверяя, что пребывает в активном поиске. На самом деле, все уже нашли. Но - не рабочие.
Акции волшебным образом перекочевали в оффшорную компанию, зарегистрированную на Виргинских островах - и-и-и... пошла гулять губерния! Теперь уже и непонятно было, кто являлся владельцем завода. Сплошные невесть откуда взявшиеся "афиллированные структуры". Рабочим между тем перестали выплачивать зарплату, умело кормя завтраками. В смысле, отмазками типа: "завтра деньги будут перечислены", "через недельку подходите к кассе" и так далее.  Практика выдачи зарплаты сковородками не прижилась: эту хрень никто не хотел покупать - потому что аналогичный китайский товар того же качества был в разы дешевле. Народ, чтобы хоть как-то прожить, и сам воровал все что мог.
На высшем уровне очумелые ручки погрели многие. Не в обиде остался и Ванька. Когда приблизился социальный взрыв и народ приготовился перекрывать трассу (федеральной дороги в Андреевске нет, но имеется шоссе областного значения) и железную дорогу (что глупо, ибо железка у нас так же второстепенная, забытая железнодорожными богами), более-менее зашевелились органы. В смысле, правоохранительные.
Ванька с легкостию отмазался: "Вот официальные решения собраний - все по закону..." И действительно: обирали предприятие профи, умеющие все отделывать так, что комар носу не подточит. Да: ошибка менеджмента, но Иван Иваныч Комаров здесь как бы и не при чем, потому он теперь де юре - всего лишь один из миноритариев, никак не влияющий на судьбу завода с богатым прошлым. Что такое "миноритарий" и почему настоящее получилось нищим, никто толком не понял. Хотя, все ясно: распилили - и все тут. Кто-то утащил миллионы, а кто-то - два килограмма болтов. Каждому воздалось по вере его.
Что забавно, Ванька успел побыть и в депутатах районного законодательного собрания. По счастью, недолго, ибо и с бюджетом района ТОЖЕ начались темные делишки. Ну, в а последние годы Иван Иваныч Комаров жил между двумя домами; виллой в Испании, где закрепилась семья комбинатора, и особнячком в Андреевске. Новый мутный бизнес кризисного менеджера Комарова творился во все той же рашке (слово "Россия" уже не было актуальным, и проговаривалось со строчной буквы), а эффективно управлять таковым можно только на месте, доверять все же нельзя никому. Эту истину Ванька постиг на личном опыте. Семья Комарова теперь  - буржуазная, аппетиты отпрысков растут - ну, там фаррари, яхта, поле для гольфу и прочее - а потому товарищ крутился.
Годы берут свое. Комаров как раз продавал свои активы. Даже более того: он делал последнюю ходку в рашку - чтобы наконец соскочить, наплевать и позабыть. Пусть пипл в этой долбанной рашке догнивает и разлагается. И вот на тебе: солидный пузатый дядька в базарный день дефилирует по главной улице (без оркестра) и сеет...  нет, не разумное-доброе-вечное, а бабло.
Вообще, у органов зуб на Комарова был. Он не дружил с уголовным кодексом, в особенности со статьей 159-й. Однако, крыша Ванькина все время давала команду "фу".  Так бы и ушел, с-скотина, на заслуженный покой. Собственно, Ваня и ушел. Тем же днем, после своего аттракциона. И Более в Андреевске не появлялся. Так никто и не узнал, в чем причина умопомешательства дурного человека, умеющего делать деньги на народной беде. Многие были бы рады, чтобы Комарова нашли в петле - как того же Березовского. Достойный конец негодяя, обокравшего доверившегося ему людей. Но это же не наш метод! То есть... чей - "не наш"?
Это при советской власти за экономические преступления пускали пулю в затылок. Нынешние времена иные. Кому-то и пускают. Но не по суду. А ежели по закону - так это зависит от уровня сознательности и работы адвокатов. Делишься и не спонсируешь оппозицию - получи орден за заслуги перед Отечеством энной степени. Ежели нарушаешь понятия - вперед, изволь составить компанию Ходору.
Давайте уж прямо: розданные Ваней деньги лишь в малой части достались бывшим рабочим завода колесных пар. Хапанула шушара, вовсе не заслужившая материальных благ. А все же морально удовлетворение народ получил. Злодей сошел с ума! Есть ли худшее наказание?

(Продоление следует)
 

Последние публикации: 

X
Загрузка