Мясная стена

 

 

Илл. к рассказу "Мясная стена" Дмитрия Убыза

 

 

 

Отправившись в отделение Сбербанка за пенсией, Егор Кузьмич обнаружил, что в его районе выросла стена, состоящая из мяса.

Стена выглядела живой и по своему способу роста напоминала древесные грибы, лепящиеся к стволам. Судя по всему, она способна была закрепляться на любых поверхностях: на земле, на траве, на асфальте, на зданиях. Стена проходила недалеко от дома Егора Кузьмича и пока что по своей высоте была сопоставима с обычным забором; но по тому, какой цветущий, здоровый вид она имела, а также по отдельным ее выступавшим вверх фрагментам чувствовалось, что рост ее на этом не остановится. "Вероятно, она недавно родилась и сейчас еще совсем молоденькая, - решил Егор Кузьмич. - Она похожа на ребенка".

Тем не менее, в случае, если бы стену потребовалось преодолеть, сделать это уже сейчас было бы проблематично: она уже достигла человеческого роста, а из-за ее гладкости по ней едва ли удалось бы взобраться. Егору Кузьмичу сделалось при виде этой стены не по себе: в ней было нечто неприличное, безобразное и пугающее. Ее хотелось чем-нибудь прикрыть, чтобы не видеть – но протяженность стены была слишком велика для этого. Собственно говоря, она тянулась насколько хватало глаз, и Егор Кузьмич с беспокойством подумал о том, не отгораживает ли она теперь от его дома отделение Сбербанка. «Черт знает, откуда она взялась, - подумал он. – Нужно куда-то жаловаться, может быть, сообщить в аварийные службы. Не может же она так тут и оставаться! Может, ее смогут срубить или сжечь?»

Егору Кузьмичу странно было, что местные жители, видимо, воспринимали стену как нечто вполне обыденное и естественное; они в привычном ритме, со скучными, спокойными выражениями лиц шли вдоль стены, не проявляя к ней интереса. Можно подумать, что стена для них – знакомое, уже прежде виденное препятствие, вроде ограждения ремонтных работ. Поскольку стену приходилось обходить, вдоль нее уже протоптали тропинку.

Какая-то компания и вовсе устроила на газоне у подножия стены пикник с пивом и шашлыками. Эти люди, успевшие изрядно намусорить вокруг себя, удивили Егора Кузьмича своей беззаботной веселостью, которую они демонстрировали как-то подчеркнуто, словно бы напоказ. Как раз в тот момент, когда пенсионер проходил рядом с участниками этой компании, они вдруг разразились оглушительным хохотом. Судя по всему, кто-то из них удачно сострил или рассказал особенно забавный анекдот; люди смеялись, взвизгивая, икая и хрипя. Кто-то принялся хлопать себя ладонями по ляжкам, кто-то хрюкал и фыркал, еще кто-то зашелся странным воем, похожим на лай, стал кататься по земле и дрыгать ногами. Егор Кузьмич ускорил шаг, чтобы не видеть и не слышать этой вакханалии.

К его облегчению, выяснилось, что Сбербанк не остался за стеной: она круто загибалась как раз рядом с отделением, обходя его сзади. Это обстоятельство приободрило Егора Кузьмича: во всяком случае, стена не создавала для него каких-то непосредственных проблем, которые нужно было бы решать прямо сейчас. «В конце концов, вся эта ситуация касается не только меня, - подумал он. – Это как раз тот случай, о котором говорят: «моя хата с краю». Можно просто не думать об этой стене, забыть про нее – как-нибудь и без меня разберутся. Не может же эта стена, в самом деле, остаться здесь – она же всем мешает». Теплый весенний день настраивал его на позитивный лад, и, потеряв из вида стену, Егор Кузьмич действительно бросил думать о ней.

 

Через несколько дней, однако, выяснилось, что стена никуда не делась – а, напротив, чудовищно разрослась. Егор Кузьмич обнаружил это, поскольку мог теперь видеть стену из своего окна на шестом этаже. Ее верхушка уже торчала над кронами деревьев напротив дома пенсионера, причем у стены еще и вырос огромный уродливый глаз, смотревший прямо в квартиру Егора Кузьмича. Увидев этот глаз за завтраком, бедняга от неожиданности поперхнулся, так что у него изо рта брызнул кофе.

«Черт побери! – выругался мысленно Егор Кузьмич. – Вот дожили! Гадость какая!»

Он задумался. Складывалось впечатление, что стена появилась в его районе не просто так, а специально, с какой-то особенной целью. Если это действительно так – то представители коммунальных служб, скорее всего, сами же и посадили ее и не будут теперь выкорчевывать. «Может быть, эта стена – действительно обыкновенное ограждение, например вокруг стройки, просто сделанное из каких-то новых, не использовавшихся прежде материалов? – подумал Егор Кузьмич. – Ведь должно же быть какое-то объяснение тому, что другие люди так спокойно относятся к ней! Может, у нас где-то установлены информационные стенды, на которых ее назначение объясняется? Если ее не боятся – значит она не должна представлять угрозы».

Он вспомнил, что в городе недавно состоялись выборы, на которых действующий мэр победил в первом туре. «Наверняка это связано, - решил с раздражением Егор Кузьмич. – Прежде они выжидали с этой стеной, чтобы не вызывать недовольства, а теперь бояться нечего, что хотят – то и делают». Впрочем, это было, конечно, не единственной версией возникновения стены: она могла и вырасти сама совершенно внезапно. Может быть, ее просто не сочли нужным удалить, либо собирались и откладывали, либо пока не нашли подходящего способа.

Чувствуя, что не может справиться с тревожным состоянием, Егор Кузьмич отправился на улицу, чтобы прогуляться вдоль стены. Теперь она выглядела уже намного мощнее и солиднее, напоминая крепостной вал, и значительно удлинилась: пенсионеру потребовалось более получаса, чтобы добраться до ее окончания. Складывалось впечатление, что она продолжает активно распространяться в длину – а в высоту ее рост замедлялся. «Заматерела она», - подумал неприязненно Егор Кузьмич.

При этом безразличное отношение жителей к стене не изменилось. Те из них, с кем пробовал заговаривать Егор Кузьмич, о ее предназначении ничего не знали, но отделывались неопределенными равнодушными фразами, вроде: «Стоит себе и стоит», «что тут поделаешь» и т.д. Судя по всему, они принимали стену как данность, как уже неотъемлемую часть действительности. Они признавали, что стена создает неудобства, но готовы были примириться с этим – и Егор Кузьмич почувствовал, что заражается общим отношением. По пути домой он купил плотные шторы и повесил их на кухне, чтобы не видеть стены с ее отвратительным глазом.

 

Спустя месяц, вновь отправившись за пенсией, Егор Кузьмич узнал, что стена закольцевалась. Она обрела целостность и законченность, выглядела сформировавшейся; под кожей на ее верхушке виднелся мощный хребет, от которого по бокам спускались ребра. Только теперь подробно ее разглядев, Егор Кузьмич обнаружил, что стена дышит: она ритмически вздымалась и опадала. Находясь на солнце, стена загорела и казалась смуглой. Егор Кузьмич хотел было дотронуться до нее – но в последний момент с брезгливостью отдернул руку.

В районе остановилось движение транспорта, поскольку ездить стало практически некуда. Автобусы как-то сиротливо сгрудились на своем разворотном круге, словно от испуга и растерянности предпочитая держаться вместе. «Как же они так!» – подумал Егор Кузьмич уже без возмущения: он и прежде подозревал, что разрастание стены должно завершиться таким образом, и успел внутренне подготовиться к нынешней ситуации. Она вызывала у него уже скорее какое-то печальное недоумение. Если бы внутри стены оставалась станция метро – выбираться из района было бы несложно. Но ее не было. Как теперь жить?

Обойдя стену по периметру, Егор Кузьмич подвел итог тому, что оставалось внутри нее. К счастью, в доступности помимо Сбербанка находились два супермаркета, несколько небольших продуктовых магазинов и аптек, отделение почты, магазин одежды, хозяйственный магазин, поликлиника – практически все, что ему было необходимо. Правда, стоило ожидать, что продукты, да и другие товары подорожают – ведь их доставка усложнилась. Вероятно, их придется как-то переваливать через стену – с помощью подъемного крана или специальных лестниц. «Впрочем, уж в мясе-то недостатка теперь не будет: если цены взвинтят, можно попробовать на вкус стену. Наверняка ее можно использовать как продовольствие, - успокоил себя Егор Кузьмич. - Если это предположение подтвердится, будет вдоволь дарового мяса – и о провизии впредь можно будет не беспокоиться. Так что, как все ни печально, а в ситуации есть и положительные стороны. Глядишь, еще и удастся выбираться отсюда в город: просто так, конечно, не перелезешь, но ведь через стену можно построить какой-нибудь переход. Надеюсь, о нас позаботятся».

«Нужно учиться жить со стеной», - решил, вздохнув, Егор Кузьмич.

Последние публикации: 
Случай с крысой (03/09/2019)
Обед (28/08/2019)
Крик крика (20/08/2019)
Ярость (21/05/2019)
Момент смерти (24/04/2019)
Салават Башкин (20/12/2018)
Салават Башкин (18/12/2018)
Салават Башкин (18/12/2018)

X
Загрузка