Ломбард (Действие первое)

 

Представление в двух действиях

 

 

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
 
КОНЕК Август Иванович
ГОРБУНОВА Анна Иванова
РОЗОВА Розалия Игоревна
АЗОРОВ Роман Игоревич
ПЕРВЫЙ ОФИЦИАНТ
ВТОРОЙ ОФИЦИАНТ
 
 
 
 
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
 
В кромешной темноте на сцене один за другим загораются разноцветные огоньки. Не знаю, что это за огоньки. Возможно огоньки усилителей или что-нибудь в этом роде. Художник придумает. Главное, чтобы было красиво и чтобы они своим видом вызывали волнение.
Светляки тоже сгодились бы. Хотя, кому взбредет в голову ловить светляков для представления?
Еще пусть будет какой-нибудь звук, тихо-тихо, некий гул, например, тех же усилителей. Почему-то из всевозможных сценических желез на ум приходят только усилители.  
Или вот – пчелиный гул. Настоящих пчел, во избежание неприятностей со зрителями, можно и не выпускать. Можно записать их гудение. В сравнении со светляками не такая уж это и взбалмошная идея… Именно гул,  не жужжание… Или, например, гул самолета.  
Затем, по мере угасания гула, через все представление – симфония скрипов. Вот хочется мне, чтобы в представлении присутствовали скрипы. В самом слове ломбард, согласитесь, присутствует нечто округлое и скрипучее одновременно. Скрипучее – если немного задержаться на «р» - Ломбар-р-рд. Скрип половиц, скрип кровати, скрип стульев…
Кроме того, скрип особенным образом оттеняет смех и придает ему некий новый смысл.
Во всяком случае, мне так кажется. 
 
 
ВЕТЕРИНАР
 
Итак, один за другим загораются огоньки.
 
ГОЛОС РЕЖИССЕРА         (Очевидно немолодого человека.) Один, один, один… Ни хрена мы себе не принадлежим. Пыжимся что-то, а все устраивается без нас. Однако… (Загорается огонек.) Однако свобода. Дозволено все. Это ли не счастье для? (Еще огонек.) И в то же время причина в…  Я детское свое все сохранил. Многие – растеряли, а я сохранил из… Да… Так, мысли вслух… один… один… Да… До… до… достопочтенная публика. Предлагаем вашему вниманию представление театра неискушенных…
ГОЛОС ЗВУКООПЕРАТОРА (Шепот.) Какого театра?!
ГОЛОС РЕЖИССЕРА         Театра неискушенных… Я сказал неискушенных? Да, неискушенных. Все верно… Да, да. До… до… достопочтенная… до… до… Вам, наверное, не раз приходилось задумываться над превратностями судьбы, над тем, что мы иногда не принадлежим себе… что мы как правило не принадлежим себе... что мы… один… один.  Что-то со звуком? Проверь. 
ГОЛОС ЗВУКООПЕРАТОРА Раз, раз, раз… добавьте немного на третий… раз, раз, хорошо. По-моему хорошо.
ГОЛОС РЕЖИССЕРА         (Тихо.) Плохо спалось сегодня. И утром ни одной важной мысли. И очень хочется спать. (Громко.) Сойдет. Давайте свет.
ГОЛОС ЗВУКООПЕРАТОРА        (Шепот.) Вы хотели произнести вступительное слово.
ГОЛОС РЕЖИССЕРА         О чем?
ГОЛОС ЗВУКООПЕРАТОРА        Не знаю. (Шепот.) Зритель уже в зале.
ГОЛОС РЕЖИССЕРА         Работаем.
ГОЛОС ЗВУКООПЕРАТОРА        Но…
ГОЛОС РЕЖИССЕРА         (Крайнее раздражение.) Работаем. (Тихо.) Все через…
 
            В большой меблированной комнате с двумя зашторенными окнами, множеством предметов, на разном уровне свисающих откуда-то сверху, каких именно художник придумает… что сближает ее, комнату, с заявленным в названии ломбардом… в большой меблированной комнате с накрытым столом, множеством разнообразных предметов, на разном уровне свисающих откуда-то сверху, включая тяжелую кровать, зажигается большой свет.
Один за другим в комнату входят Конек, Горбунова и Розова, с любопытством осматривают помещение. Интерьер недолго задерживает внимание персонажей. Стол, как это обычно и случается, уже через минуту делается наиболее привлекательным и  безоговорочно главным объектом.
Нет. Розова уже была за столом, когда вошли Конек и Горбунова. Она сидела за столом и поджидала их в кромешной темноте.
Нет, в темноте с огоньками.
            Итак. Входят Конек и Горбунова, чинно усаживаются за стол и облачаются в белоснежные салфетки. 
 
          ГОРБУНОВА            …при всей мрачности интерьера.  
            КОНЕК          Что?  
            ГОРБУНОВА            Салфетки.  
            КОНЕК          Соглашусь, немаловажная деталь.
            РОЗОВА        …что делает их в известной степени зловещими.
            КОНЕК          Можно и так. При определенной организации ума.
            РОЗОВА        Это очевидно, и организация ума здесь ни при чем. Он точен, как никто из режиссеров. Он точнее Станиславского и всех прочих...  На голову точнее Станиславского.         
КОНЕК          Можно было бы назвать их «пятнами радости».
 
            Горбунова смеется.
 
            КОНЕК          Я сказал что-то смешное?
            ГОРБУНОВА            (Смеется.) Нет, наверное, но в голову сразу приходит…
КОНЕК          Что? что? Говори, раз уже заикнулась.
 
Горбунова наклоняется к Розовой, шепчет ей на ухо. Теперь смеются обе женщины.
 
КОНЕК          (Всматривается в темноту.) Представление уже началось?
РОЗОВА        Не думаю.
КОНЕК          (Всматривается в темноту.) Режиссер должен нас предупредить.
ГОРБУНОВА            Предупредит, не беспокойся.
ГОЛОС РЕЖИССЕРА (Негромко.) Что они говорят?
ГОЛОС ЗВУКООПЕРАТОРА        Тише.
Пауза.
КОНЕК          (Розовой.) Он все забывает, обратила внимание?
РОЗОВА        Нет.
Пауза.
КОНЕК          По-моему он всегда пьян… или такой старый, не пойму.
РОЗОВА        Нет.
ГОРБУНОВА            Ему тридцать восемь лет, на всякий случай.
Пауза.
КОНЕК          Может быть, болеет. Как эта болезнь называется?  Название наподобие стирального порошка.
ГОРБУНОВА            Альцгеймер.
КОНЕК          Именно. Никак не могу запомнить.
ГОРБУНОВА            Он – гений.
РОЗОВА        Ребенок. Это – дорогого стоит.
КОНЕК          Кому?
РОЗОВА        Жизнь свою заложил, чтобы вернуть нам естество. Самих себя, если угодно
КОНЕК          Кому? 
РОЗОВА        Человечеству.
КОНЕК          Кому заложил?.. куда?
ГОРБУНОВА            В ломбард.
Пауза.
КОНЕК          Чью?
РОЗОВА        Ничего не пойму.  
РОЗОВА        Чью жизнь он заложил?
ГОРБУНОВА            Слушай, Конек, какая тебе разница?!  
КОНЕК          (Ворчит.) Алкоголик или сумасшедший.
РОЗОВА        Тише, Август Иванович!
ГОЛОС РЕЖИССЕРА         (Негромко.) Что они говорят?  
КОНЕК          (Шепотом Розовой.) Что, уже’?
ГОРБУНОВА            (Коньку.) У‘же. Кончай демагогию. Твое дело – шнырять по сцене, искать сверхзадачу.
КОНЕК          Сверхзадачу может найти только сверхчеловек… со склонностью к поисковой работе. А я – так, любитель малого…. А он, этот ваш…  прохиндей и полоскун.
РОЗОВА        Тише, Август Иванович, умоляю. Он может слышать.
КОНЕК          Правда?
РОЗОВА        Тише. Гоша!
Пауза.
ГОРБУНОВА            (Коньку.) Что такое полоскун?
КОНЕК          Ну, такой… полощет все, что в руки ни попадет.
РОЗОВА        Гоша, ты как себя чувствуешь? У тебя не жар?
КОНЕК          Нет у меня жара. Вот у него – похоже, жар.         
ГОРБУНОВА            (Мечтательно.) Нет, Конек, он как раз здоров. Необыкновенно здоров! Таких здоровых больше и нет!.. Знаешь, что он сказал Розалии Игоревне?  (Розовой.) Розалия Игоревна, можно?
РОЗОВА        Конечно же.
ГОРБУНОВА            Он так сказал – Всякий тупик – ничто иное, как тупик. И все мы уже там.
РОЗОВА        Помолчал и добавил…
ГОРБУНОВА            Помолчал и добавил – Сами не заметили где.
РОЗОВА        (Задумчиво.) Сами не заметили где… Да.
ГОРБУНОВА            (Вдохновенно.) Или вот – Жевать – еще не означает... Точка.
РОЗОВА        (Вдохновенно.) А вот это? – Смех – признак  радости… Казалось бы, ну, что здесь особенного? кажется, все мы это знаем, слышали. Ан, нет. Смех – признак радости. (Коньку.) Понимаешь?   
КОНЕК          Содержательно.
Пауза.
РОЗОВА        Или вот еще – Извилина – петля для ума…
ГОРБУНОВА            А это? – Палец в носу – не пуля в виске.
КОНЕК          Глубоко.
РОЗОВА        Очень по-мужски как-то.
ГОРБУНОВА            Очень.
РОЗОВА        Это в наше-то время!
ГОРБУНОВА            Да что там говорить?
КРНЕК           Я бы по этому поводу сказал так…
ГОРБУНОВА            Конек, остановись, в конце концов! Тебе заплатили немалые деньги…    
КОНЕК          (Горбуновой.) А у тебя одни деньги на уме! А вот для меня деньги – не главное!.. Для меня деньги – не главное! Для меня деньги…
ГОРБУНОВА            Заткнись!
Пауза.
РОЗОВА        Август Иванович, вы же тонкий человек. Неужели вам действительно не интересно заглянуть вглубь?
КОНЕК          С вашего позволения. Розалия Игоревна, останусь безответным. Я люблю себя, когда молчу. Кроме того, я, как обычно волнуюсь, а когда я волнуюсь, делаюсь ужасным ретроградом, Розалия Игоревна. Кроме того, меня мучают два вопроса. Один я уже озвучил, а другой… не могу.
РОЗОВА        Почему, Август Иванович? Здесь все свои.
КОНЕК          Неловко как то…
РОЗОВА        Не стесняйтесь.
КОНЕК          (Шепотом, иронизирует.) Что, если приспичит?.. У меня случаются эти проблемы, когда я волнуюсь.
РОЗОВА        (Серьезно.) Но почему шепотом, Август Иванович? Ведь это именно то, что требуется.
КОНЕК          Что вы имеете в виду?
РОЗОВА        Свобода, порыв, новаторство, естество. Скажите громко.
КОНЕК          (Громко.) Волнуюсь. (Пауза.) Представление уже началось?
РОЗОВА        Гоша, все будет хорошо. Мне ты веришь?
КОНЕК          Тебе верю. Но…
РОЗОВА        Что «но»?
КОНЕК          Они могут специально не предупредить, чтобы все выглядело естественно.  Знаете, когда человек знает, что за ним наблюдают, напрягается и…
ГОЛОС РЕЖИССЕРА         Наблюдение – повод и
 
Режиссер закашливается.
 
ГОЛОС ЗВУКООПЕРАТОРА        (Шепот.) Не курите здесь. Пожалуйста.
ГОЛОС РЕЖИССЕРА         (Шепот.) Наблюдение…
ГОЛОС ЗВУКООПЕРАТОРА        (Шепот.) Тише.
КОНЕК          Что-то объявили?
 
Горбунова смеется.
 
РОЗОВА        Вас предупредят, Август Иванович.
КОНЕК          Розочка, душа моя, ты точно знаешь?
РОЗОВА        Точно.
КОНЕК          Откуда?
РОЗОВА        Он сказал.
Пауза.
КОНЕК          Он сам тебе сказал?
РОЗОВА        Сам.
 
            Горбунова наклоняется к Розовой, шепчет ей на ухо. Смех.
 
КОНЕК          Ну, что там еще, Анна? Что еще ты придумала?
 
Смех.
 
КОНЕК          Анна, в конце концов, это неприлично.
 
Смех.
 
КОНЕК          Они обязаны…
ГОРБУНОВА            (Коньку.) Слушай, Конек, какая тебе разница? предупредят, не предупредят? Ты актер или что?
Пауза.
КОНЕК          (В ужасе.) Кажется, напрочь забыл свой текст. Как называется эта болезнь? наподобие…
РОЗОВА        Альцгеймер.
КОНЕК          Да, именно так. Никак не могу запомнить. Текст не могу запомнить. Ничего не могу запомнить. (Пауза.) Как называется эта болезнь?
РОЗОВА        Альцгеймер.
Пауза.
КОНЕК          Нет, действительно, что если приспичит? Я уже сейчас, кажется, чувствую…
 
Розова и Горбунова смеются.
 
РОЗОВА        Прости, Август, прости…
ГОРБУНОВА            (С трудом справляясь со смехом.) По этому поводу он так сказал – Рыбак и в койке рыбак.
РОЗОВА        (Смеется.) Вот видишь, Гоша. Он и эту ситуацию предвидел.
 
Смех.
 
ГОЛОС РЕЖИССЕРА         Пойду я, однако.
ГОЛОС ЗВУКООПЕРАТОРА        Опять?
ГОЛОС РЕЖИССЕРА         (Шепот.) Ну что ты хочешь от меня?
ГОЛОС ЗВУКООПЕРАТОРА        Тише.
Пауза.
КОНЕК          Брахиперма.
РОЗОВА        (Смеется.) Кто это?
КОНЕК          Этот, обожаемый вами… брахиперма… Паук-птицеед.
ГОРБУНОВА            А ты, стало быть, пташка божья?
КОНЕК          Да, я – пташка божья. Я, ты, все мы пташки божьи. Чистые души. Бессребреники. С нами нельзя так!
ГОРБУНОВА            Как?
КОНЕК          С нами никак нельзя!  
РОЗОВА        Тише, тише, Август Иванович, успокойся.  Дело сделано, что уж теперь-то?
КОНЕК          Розочка, я должен знать весь текст. От начала до конца. Я привык работать над ролью.
РОЗОВА        Расслабься.
Пауза.
КОНЕК          Это нормально, что я волнуюсь. Это нормально, когда человек волнуется. Вот когда человек не волнуется …
ГОРБУНОВА            Это ненормально.
КОНЕК          Именно. И ничего удивительного, даже если я и актер. Я неискушен в подобного рода представлениях.
ГОРБУНОВА            А кто искушен?
КОНЕК          Если этот цирк…
РОЗОВА        Простота простого человека в обыденных делах. 
КОНЕК          Как?
ГОРБУНОВА            (Вдохновенно.) Простота простого человека в обыденных делах.
Пауза.
КОНЕК          Он?
ГОРБУНОВА            (Вдохновенно.) Кто же еще умеет так ясно формулировать?  
КОНЕК          Он определенно ненормален. Я хочу домой.   
ГОРБУНОВА            Тише.
КОНЕК          (Шепотом.) Хочу домой.
РОЗОВА        Вы дома. Вы забыли, Август Иванович? Сцена ваш дом. 
КОНЕК          Если этот склад можно назвать сценой.
РОЗОВА        Тише.
Пауза.
ГОРБУНОВА            (Смакует фразу.) Простота простого человека в обыденных делах. Чисто гений!
РОЗОВА        А вот это?.. Молодость – молодым и…
КОНЕК          И… что?
РОЗОВА        Просто «и». В этом «и» столько смыслов. Между прочим, так, Август Иванович и выглядит подлинное искусство.  Очень естественно. Никакого пафоса, никакого назидания. Просто мы забыли, а, может быть, и не знали.
ГОРБУНОВА            Не знали.
РОЗОВА        А с кем, собственно, мы работали до него?
ГОРБУНОВА            Да.
КОНЕК          Впал в это… впал в…
РОЗОВА        Реформатор.
КОНЕК          Пропади все пропадом!
 
Смех.
 
РОЗОВА        Гоша, не затрачивайся, перегоришь.
Пауза.
КОНЕК          (Розовой.) Что-то о зиме, да?
РОЗОВА        О чем ты?
КОНЕК          Вспоминаю первую фразу.  Что-то о зиме… или яствах? кажется, о зиме.
ГОРБУНОВА            Спешит лошадка снег почуяв…
КОНЕК          Анна, прекрати тотчас!
 
Смех.
 
КОНЕК          Он хотя бы осознает, этот ваш?..
ГОРБУНОВА            Тише!
КОНЕК          (Шепотом.) Он хотя бы осознает?..
РОЗОВА        Да.
Пауза.
КОНЕК          Мне кажется, я слышал, кто-то сказал «работаем». Еще до того, как зажегся свет, кто-то сказал «работаем».
 
Новая волна смеха.
 
КОНЕК          Это черт знает, что такое!
РОЗОВА        (Пытаясь укротить смех.) Сейчас, сейчас пройдет.
 
Мало-помалу смех утихает, на некоторое время воцаряется тишина.
 
            КОНЕК          Мы ждем кого-то?
            ГОРБУНОВА            А ты не знаешь?
            РОЗОВА        (Горбуновой.) Конечно, не знает.
            КОНЕК          Не знаю, а вы знаете?
            ГОРБУНОВА            А мы знаем. Мы готовим тебе розыгрыш. Ты должен испытать шок. Возможно, я не настаиваю, но не исключено… обмочиться… 
            КОНЕК          Тьфу!
 
            Смех.
 
            ГОРБУНОВА            Тебе очень своевременно приспичило.
 
            Смех.
 
            КОНЕК          Мужья бьют своих жен, и правильно делают.
 
            Смех.
 
            КОНЕК          А я, старый дурак…
 
Смех.   
 
КОНЕК          (Горбуновой.) Я буду тебя бить, Анна.
 
Смех.
 
            КОНЕК          (Кричит.) Я задал вопрос!.. Мы ждем кого-то?!
 
            Смех обрывается.
 
ГОРБУНОВА Сказано тебе – розыгрыш!
КОНЕК          Когда же вы наконец наиграетесь?
ГОРБУНОВА            А вы, Август Иванович?!
КОНЕК          А я – уже.
ГОРБУНОВА            (Давясь смехом.) Что… уже?..
КОНЕК          Не то, о чем ты подумала….
 
Смех.
 
КОНЕК          (Зло, имитируя оперный речитатив.) Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! Не желаю никаких розыгрышей!
РОЗОВА        (Коньку.) Минуточку, минуточку. Что значит, не желаю никаких розыгрышей?.. Что это, что это? Импровизация?.. Вы хотите импровизировать, Август Иванович?.. Не зная сюжета?.. И к чему мы все придем с вашими импровизациями?
КОНЕК          Забылся.
Пауза.
РОЗОВА        Давайте сорвем представление, сожжем контракт, выплатим сумасшедшую неустойку, и пойдем по миру, потому что больше с нами ни один приличный, и неприличный режиссер никогда, слышите? никогда не станет иметь дело. У вас большой заработок в театре, Август Иванович?
КОНЕК          Выскочило из головы как… как гвоздь в парикмахерской. Просто смыло как баржу, лучше не скажешь. Бывает же?
РОЗОВА        Не бывает, Август Иванович, не должно быть.
ГОРБУНОВА            (Коньку.) И оставь эти свои метафоры. Ты хочешь ему подражать, но у тебя это получается плохо, понимаешь? Плохо.
РОЗОВА        Вспоминай текст, Гоша. Мы не можем осрамиться.
КОНЕК          У меня практически нет текста. Вообще, что мы играем?
РОЗОВА        Разумеется, он не сказал… Возможно «Отелло». Но мне почему-то кажется… (Переходит на таинственный шепот.)  «Ромео и Джульетту».
КОНЕК          Но у меня в тексте  ничего подобного…
РОЗОВА        Естественно.
ГОРБУНОВА            Конек, ты безнадежен… По слогам без-на-де-жен!
Пауза.
КОНЕК          Между прочим, вы сами во многом, не скажу «во всем», но во многом виноваты. Этот ваш  систематический смех…
РОЗОВА        Так! Вы получили аванс, Август Иванович?
КОНЕК          Аннушка получила.
РОЗОВА        Аннушка?
КОНЕК          Как всегда.
РОЗОВА        (Горбуновой.) Может быть, это было ошибкой?
ГОРБУНОВА            Он не умеет пользоваться деньгами.  
КОНЕК          Я плевал на деньги!
РОЗОВА        (Коньку.) До свидания… До свиданья, Август Иванович, вашим мучениям пришел конец.  
Пауза.
КОНЕК          Мысль несвоевременная, согласен.
ГОРБУНОВА            Я бы сказала «скотская мысль».
Пауза.
КОНЕК          Но вы должны понять…
РОЗОВА        (Коньку.) Я уже попрощалась с вами.
Пауза.
КОНЕК          Я все понимаю…
РОЗОВА        Опять?
КОНЕК          Ни в коем случае.
Долгая пауза.
КОНЕК          Покушать-то почему нельзя?
ГОРБУНОВА            Ты снова хочешь есть?
            КОНЕК          Не особенно, но раз уж мы сели за стол…
            ГОРБУНОВА            Ты только что ел.  
            КОНЕК          Я не сказал, что хочу есть…
            РОЗОВА        (Горбуновой.) Пусть ест. (Коньку.) Кушай на здоровье, Август.  
            КОНЕК          Да мне совсем не хочется. Дело не в этом… Нет, если накрыт стол, предполагается, что люди, которые рассаживаются, рассаживаются с тем, чтобы покушать? Это же не бутафория? Известно же, если ружье висит…
            ГОРБУНОВА            Эта концепция устарела.
            КОНЕК          Эта концепция бессмертна!
            ГОРБУНОВА            Бессмертна другая концепция.
            КОНЕК          Какая же, позвольте полюбопытствовать, Анна Ивановна?
            ГОРБУНОВА            Прежде чем бредить, хорошенько поброди.
            КОНЕК          Он?
            ГОРБУНОВА            Он.
            КОНЕК          Видишь, уже угадываю его почерк.
            ГОРБУНОВА            Он – лучший. Просто лучший, и все.
            РОЗА  Он определенно спасет театр. Вообще человек очень скромный, говорит – вы сами должны спасать, но все же понимают, что говорит он о себе… Вообще, что мы без него?
            КОНЕК          Да, все, что угодно!
            РОЗОВА        Да?
            КОНЕК          А почему нет?
            ГОРБУНОВА            Да потому что!
Пауза.
            КОНЕК          (Горбуновой.) Ты действительно так думаешь?
            ГОРБУНОВА            А как иначе, Гоша, как? Вдумайся!
            РОЗОВА        Нерешительность.
            КОНЕК          Это так. С этим не поспоришь.
            РОЗОВА        И безволие. На генетическом уже, Гоша, уровне.
            КОНЕК          Это так… Покончить с собой, что ли?
            РОЗОВА        Кушай, Гоша. Все переменится к лучшему.
            КОНЕК          Когда?
            РОЗА  Уже меняется. Разве ты не чувствуешь?
            КОНЕК          Есть немного, как будто… Но он мог бы, по крайней мере, дать текст.
            РОЗА  Нет.
            КОНЕК          Нет?
            РОЗА  Ни в коем случае.
            ГОРБУНОВА            (Коньку.) Вот удивительно, Гоша, ты одной какой-нибудь вскользь брошенной  фразой способен испортить всем настроение, погасить любой творческий порыв. Хотя, вроде бы, не пожарник и не ветеринар.
            КОНЕК          Что, в сущности, одно и то же.
            РОЗОВА        Какая взаимосвязь, Август Иванович?
            КОНЕК          Тот и другой – бывшие любовники моей жены.
            ГОРБУНОВА            Это было давно! Это было давно! Это было…
            КОНЕК          У меня в детстве была одна любимая картинка. Там пожарник спускается по пожарной лестнице, а в руках у него спасенная от пожара…
            РОЗОВА        Брахиперма?  
 
            Смех.
 
            РОЗОВА        Прости, Август Иванович, не удержалась. Знаешь, так бывает, подвернется острое словечко, проще умереть, чем смолчать.
            КОНЕК          Кошка, Розалия Игоревна, кошка.  
            РОЗОВА        Гошенька, не расстраивайся, кушай.
            КОНЕК          (Розовой.) Я ведь откуда узнал о брахиперме? Аннушка, спутница моя незабвенная, когда была в связи со своим ветеринаром, натащила в дом всяких книг, хотела удивить его своей эрудированностью. А читать приходилось мне. Потому что у меня заведено, если в доме уж завелась книга, она должна быть прочитана. Я, доложу вам,  большой книгочей…
 
Смех.
 
КОНЕК          Ничего смешного, Роза. (Пауза.) Таким образом, она попрала мою любовь, сделав и из меня практически ветеринара. Я теперь знаю, что такое сап, но зачем, позволь тебя спросить, мне это нужно? И спиртных напитков через нее стал опасаться, потому что это все воспламеняющие жидкости. Хотя пожарникам в полном смысле так и не стал, о чем жалею. А ведь я был нормальным человеком, ни дня без рюмочки к обеду не пропускал. Память была отменная, желания разные возникали. И как же при таких обстоятельствах, позвольте узнать, сосредоточиться? я уже не говорю о свободе, порыве, новаторстве и естестве…
 
Смех.
 
КОНЕК          Зато уж теперь, будьте уверены, если мне захочется пустить ветры… (Горбуновой.) обращаюсь к страстным поклонницам физиологии, я их пущу! Этого хочет этот ваш?.. Этого?!
 
Смех стихает.
 
            РОЗОВА        Кушай, Гоша.
            КОНЕК          Я прежде не хотел есть, а теперь и вовсе никакого желания!  (Принимается репетировать, меняя интонации.) Явственно слышен аромат яств. Явственно слышен аромат яств. Явственно слышен аромат яств…
РОЗОВА        (Горбуновой.) Мужчинам всегда хочется есть.
ГОРБУНОВА Потому они и живут не дольше землероек.
КОНЕК          Вот при чем здесь землеройки?!
ГОРБУНОВА            Они настолько прожорливы, что от голода нападают на животных в шестьдесят раз превосходящих их по размеру.
КОНЕК          (Снимает с шеи салфетку.) Я никого не обижу, если выйду из-за стола?
            ГОРБУНОВА            А сам как думаешь?
            КОНЕК          Я никак не думаю!
            ГОРБУНОВА            Вот в этом, Конек, и кроется причина всех наших несчастий.  
            РОЗОВА        (Горбуновой.) Ну что ты пристала к нему? Пусть выйдет, если ему так хочется. 
            ГОРБУНОВА            (Коньку.) Тебе действительно очень нужно выйти из-за стола?
            КОНЕК          Да, мне очень нужно выйти.
 
            Взрыв смеха.
            Конек срывает с шеи салфетку, опрокидывает стул, подходит к окну, приоткрывает штору. Некоторое время пребывает в замешательстве.
 
            КОНЕК          (С видом обманутого первоклассника.) А здесь решетки на окнах.
 
            Сошедший  было на нет, смех вспыхивает с новой силой.   
 
            КОНЕК          Черт знает, что такое!
 
            Смех.
 
            КОНЕК          Зачем здесь решетки?
            РОЗОВА        Остались от прежних декораций.
            КОНЕК          Нельзя же так, честное слово. Уж если мы решили… хорошо, пусть он решил все менять, как же решетки? Почему же они?..
ГОРБУНОВА            (Превозмогая смех.) Кстати, Гоша, о пожарниках. Ты не помнишь историю… этого малого… пожарника, которого его друзья пожарники… во время учений забыли на шестом… этаже… а ему со страху приспичило, прошу прощения… свесился с окна… и прямо на голову своему командиру…
КОНЕК          Тьфу! Тьфу-тьфу! Какой цинизм!
РОЗОВА        Цинизм? Ничуть! Да будет тебе известно, эти пожарники не просыхают… 
КОНЕК          Цинизм! (Горбуновой.) Да что ты знаешь о пожарниках? Ты знаешь совсем не то, совсем другое… Какой цинизм!.. Они спасают стариков, беременных женщин, детей-сирот… животных… и не только экзотических, кошку блохастую и ту спасают, если она в беде. Кому, казалось бы, она нужна? ан, нет, спасают… да, что с тобой говорить?..  С детства помню одну картинку…
ГОРБУНОВА            А вот носков не снимают.
 
Смех.
 
КОНЕК          Ну, при чем здесь носки? Какая глупость!.. Между прочим, я в детстве мечтал стать пожарником. Я, если хочешь знать, Анна, даже одобрял твой роман… в некоторой степени.
ГОРБУНОВА            Подумать только, он защищает моих любовников!
РОЗОВА        Точно не «Отелло».  
КОНЕК          Да! Они не виноваты! Я тебя знаю, о, я тебя очень хорошо знаю, они не виноваты ни в чем!
Пауза.
ГОРБУНОВА            (Наигрывает печаль.) Гоша, Гоша, ты совсем разлюбил тебя.
КОНЕК          Не касайся моей любви! Моя любовь – все равно, что ухо или почка. Ее можно только отрезать!
 
Смех.
 
РОЗОВА        Теперь я понимаю, Август Иванович, почему он в своем выборе остановился на тебе.
КОНЕК          Да, я очень хорош.
 
Смех.
 
КОНЕК          Разве не так?
 
Смех.
 
КОНЕК          (Закуривает.) Черт знает что такое!
РОЗОВА        Кстати, Август Иванович, к вопросу о пожарах…
КОНЕК          Да?
ГОРБУНОВА            Пепел не роняй.
КОНЕК          (Пытается взять игривый тон.) Твой пожарный нас спасет.
 
Смех.
 
ГОРБУНОВА            Дурак ты, Август Иванович. 
КОНЕК          (Пытается репетировать.) Декабрь. Мороз клочьями. (Пауза.) Как мыльная пена. (Интонирует.) Как мыльная пена. Как мыльная пена. Я репетирую.
ГОРБУНОВА            Представление уже давно идет, а он все репетирует.
Пауза.
КОНЕК          (Испуган.) Ты серьезно?
ГОРБУНОВА            Да уж какие шутки?
КОНЕК          Роза!
РОЗОВА        Репетируй, репетируй, Гошенька.
КОНЕК          Она сбивает меня.
РОЗОВА        Она больше не будет.
Пауза.
КОНЕК          (Горбуновой.) Я откушу твой язык, Анна. (Пауза.) Явственно слышен аромат яств… Не то. (Пауза.) Декабрь. Мороз клочьями. (Пауза.) Как мыльная пена. (Интонирует.) Как мыльная пена. Как мыльная пена. Пытаюсь отвлечься от всеобщего безумия.  
РОЗОВА        Понятно.
 
Новый взрыв смеха.
 
КОНЕК          Нет, это невозможно. Я действительно сойду с вами с ума.
 
Смех сменяется стоном.  
 
ГОЛОС РЕЖИССЕРА Картина первая. Ветеринар.
КОНЕК          (Прислушивается.) Что он сказал?
 
Смех.
 
КОНЕК          (Обращается к невидимому режиссеру.) Простите, вы что-то объявили?
 
Смех.
 
КОНЕК          По-моему объявили начало действия.
ГОЛОС РЕЖИССЕРА         Простота обычного человека в обыденных делах. 
РОЗОВА        (Коньку.) Так, соберись немедленно! (Горбуновой.) Слушай, не могу вспомнить, как его звали?
ГОРБУНОВА            Кого?
РОЗОВА        Этого пожарника.
ГОРБУНОВА            (Коньку.) Я уже не помню, как его звали, но одно помню точно – он, в отличие от некоторых, после ванной не оставлял грязных пяток по всей квартире.
КОНЕК          Он что, умел летать?
РОЗОВА        (Сдерживая смех.) Она же сказала, он никогда не расставался с носками.
 
Смех.
 
КОНЕК          Все, я ухожу.
 
 
Горбунова и Розова одновременно вскакивают из-за стола, подбегают к Коньку и заключают его в объятия.
 
РОЗОВА        Нет-нет-нет-нет-нет….
ГОРБУНОВА            За стол, за стол, за стол, за стол…
 
Розова и Горбунова усаживают Конька за стол.
 
КОНЕК          Да сколько же можно?!
ГОРБУНОВА            Тихо сказал.
КОНЕК          Что?
РОЗОВА        Громче реплику!
КОНЕК          Это реплика?!
РОЗОВА        Да что с тобой, Август Иванович?
КОНЕК          (Шепотом.) Говорю же, все позабыл… Вы захохотали меня.
РОЗОВА        Громче, пожалуйста!
КОНЕК          (Громко.) Вы захохотали меня.
РОЗОВА        Не то.
КОНЕК          (Изо всех сил.) Да сколько же можно?!
 
Входит Азоров в костюме пожарника и каске. Останавливается на авансцене, извлекает  письмо, декламирует с одышкой. Не сложно заметить, что руки его дрожат.  
 
АЗОРОВ        Пишет Аннушка Горбунова из Выздорова. «У меня живет самка брахипермы альбопилосум уже с сентября 2008 года, перелиняла у меня четыре раза, стала большой. После третьей по счету линьки сверху на брюшке появилось белое пятно, она у меня не счесывает волоски и вообще очень спокойная. После четвертой линьки пятно не пропало, а стало больше и немного сместилось. Моя брахиперма жила в контейнере для пищевых продуктов объемом один литр, в стенках и крышке поделаны дырочки. Я смачивала  субстрат, на крышке был конденсат, заменила на поилку. Линька прошла нормально. После линьки кормлю сверчками и тараканами. Так как ей стало маловато места, приобрела контейнер на семь литров, дырки в стенках и крышке организовала, грунта три-четыре сантиметра, поилка чуть выступает над грунтом, под контейнером пластина для обогрева. Думала, ее все устроит, но, как оказалось, зря старалась. Она все время сидит в центре немножко оплела грунт, на тараканов практически не реагирует, и не ест так уже две недели, линять не собирается, брюшко не темнеет. Вчера вечером приняла решение вернуть ее в старую коробку, при пересаживании замечено шаткая походка с покачиваниями завалами на бок, передние конечности подняты вверх, какая-то напуганная (мне так показалось) субстрат смочила, поилку не ставила. На крышке снова образовался конденсат. Помогите мне понять, что с ней. Она по телу семь сантиметров, когда я ее забирала, по телу была два с половиной сантиметра. Может быть, она очень быстро растет? Умоляю, чем ей можно помочь?»*
 
Азоров обводит присутствующих полными глазами слез, вытирает пот со лба.
 
АЗОРОВ        Нервы сдают, честное слово… Розочка, поправиться бы.
КОНЕК          Кто это?
РОЗОВА        Стоп! (Азорову.) Роман Игоревич. Выйди, пожалуйста, и зайди снова.
АЗОРОВ        Но Розочка!
РОЗОВА        (Азорову.) Выйди, пожалуйста.
 
Азоров уходит.
 
РОЗОВА        (Коньку.) Где?
КОНЕК          Что?
РОЗОВА        Удивление, испуг! Ты хочешь все провалить?.. Давай еще раз.
Пауза.
КОНЕК          Розочка, понимаешь…
РОЗОВА        Реплику!
КОНЕК          (Кричит.) Да сколько же можно?!
 
Входит Азоров в костюме пожарника и каске. Волочит за собой пожарный шланг.
Конек вскакивает.
 
КОНЕК          Кто это?
ГОРБУНОВА            А разве сам ты не видишь?
КОНЕК          Не могу понять.
ГОРБУНОВА            Ветеринар. Пришел осмотреть нашу крошку.
КОНЕК          Почему же у него в руках шланг?
 
Вода из шланга мощной струей бьет в Конька. Август Иванович падает.
Всеобщий смех.
Поток воды прекращается.  
Конек поднимается. У него жалкий потерянный вид.
 
ГОЛОС РЕЖИССЕРА         Картина вторая. Пожарник.
КОНЕК          (Невидимому режиссеру.) Подождите, я не готов… я обмочился с ног до головы.
РОЗОВА        (Коньку, срываясь на смех.) Бегом снимать все с себя!
КОНЕК          У них есть, во что переодеться?
РОЗОВА        Бегом. Август Иванович, уже вторая картина!
 
Конек убегает.  
 
  
 
ПОЖАРНИК
 
            Азоров, едва удерживаясь на ногах, принимается снимать с себя одежду.
 
            ГОРБУНОВА            Что вы делаете?
            АЗОРОВ        Снимаю наряд пожарника.
            РОЗОВА        Зачем?           
АЗОРОВ        Это вторая картина?
            РОЗОВА        Вторая картина. Пожарник.
            АЗОРОВ        Значит речь пойдет о ветеринаре.
            РОЗОВА        Ты уверен?
АЗОРОВ        Больше чем.
 
Азоров начинает стягивать трусы.
 
            ГОРБУНОВА            Подождите, вы что, намерены снять с себя все?
            АЗОРОВ        Оставлю носки, с вашего позволения. Холодно.
            РОЗОВА        Трусы тоже можете оставить.
            АЗОРОВ        Вообще нижнее белье входит в амуницию. Видите – красный цвет.
            ГОРБУНОВА            И что же?
            АЗОРОВ        В тон пламени.
            РОЗОВА        Трусы можно оставить, Роман Игоревич.
            АЗОРОВ        А это будет натурально?
            РОЗОВА        Натурально, Рома.
            АЗОРОВ        А вы знаете сюжет второй картины?
            РОЗОВА        Сюжета второй картины мы не знаем.
            АЗОРОВ        А-а, тогда, понятно. (Горбуновой.) Где ваша крошка?
            ГОРБУНОВА            Крошка?
            АЗОРОВ        Ну да, я пришел осмотреть вашу крошку.
            ГОРБУНОВА            Ах, да, моя крошка… А ее нет.
            АЗОРОВ        Где она?
            ГОРБУНОВА            Не знаю. Исчезла.
            АЗОРОВ        Давно.
            ГОРБУНОВА            Уже пару дней.
АЗОРОВ        Искали?
            ГОРБУНОВА            С ног сбилась.
            АЗОРОВ        Где искали?
            ГОРБУНОВА            Повсюду.
            АЗОРОВ        В подвал спускались?
            ГОРБУНОВА            Она не могла выйти из дома. Дверь была заперта.
            АЗОРОВ        В цветочных горшках?
            ГОРБУНОВА            В цветочных горшках?
            АЗОРОВ        Разумеется, в первую очередь. Землеройки обожают цветочные горшки.
            ГОРБУНОВА            Мне кажется, здесь нет цветочных горшков.
            РОЗОВА        Здесь нет цветочных горшков.
            АЗОРОВ        Ну, что же, случается и такое.
            ГОРБУНОВА            Какое случается?
            АЗОРОВ        Случается, землеройки просто исчезают.
            ГОРБУНОВА            Как такое может быть?
            АЗОРОВ        А что вы удивляетесь? Люди исчезают, а уж землеройки-то. Давайте вас, что ли осмотрю.
            ГОРБУНОВА            Зачем?
            АЗОРОВ        Чтобы не платить штраф за ложный вызов.
            ГОРБУНОВА            Меня ничего не беспокоит.
            АЗОРОВ        Так не бывает.
            ГОРБУНОВА            Я, действительно чувствую себя прекрасно.
            АЗОРОВ        Но раздеться все равно придется.
            ГОРБУНОВА            Зачем?
            АЗОРОВ        По сюжету. Вам ветеринар кем приходится?
            ГОРБУНОВА            Кем?
            АЗОРОВ        Кем приходится вам ветеринар?
            ГОРБУНОВА            Никем.
            АЗОРОВ        Это сейчас никем, а прежде?
Пауза.
            ГОРБУНОВА            Мимолетное увлечение.
            АЗОРОВ        Хорошо, спрошу иначе, раз уж вы настаиваете. Вы спали с ним?
            ГОРБУНОВА            Господи, что за вопрос? даже неловко…
            АЗОРОВ        Какая может быть неловкость? Ты – на сцене.
            ГОРБУНОВА            (Розовой.) Я не знаю, что делать.
            РОЗОВА        Чего ты не знаешь?
            ГОРБУНОВА            Он говорит нужно раздеваться. Раздеваться?.. Он говорит – знает сюжет.
            РОЗОВА        (Азорову.) Ты точно знаешь сюжет?
            АЗОРОВ        Послушайте, милые дамы, мне совсем не хочется затягивать это удовольствие… у меня недомогание и сплин.
            РОЗОВА        (Жестко.) Сюжет знаешь?
            АЗОРОВ        Знаю.
            РОЗОВА        (Азорову шепотом.) Ну, что это? «Отелло»?
            АЗОРОВ        Не велено.
Пауза.
            РОЗОВА        (Горбуновой.) Раздевайся!
            ГОРБУНОВА            А можно не здесь?
            АЗОРОВ        Где угодно. Только побыстрее.
 
            Горбунова выходит.
 
            РОЗОВА        (Шепотом.) Мне можешь сказать?
            АЗОРОВ        Не знаю. Честное слово.
Пауза.
            РОЗОВА        Есть хочешь?
            АЗОРОВ        Очень.
            РОЗОВА        Садись, закуси.
            АЗОРОВ        Что здесь подают?
 
Азоров берет водку, вертит ее в руках.  
 
            РОЗОВА        Водочку отставить.
            АЗОРОВ        Да ты что, мать?.. хочешь, чтобы я умер?..
РОЗОВА        Не умрешь.
 
Розова тщетно пытается отнять у Азорова бутылку.
 
АЗОРОВ        (В борьбе.) Да ты что? ты что?..  думаешь мне легко?
РОЗОВА        (В борьбе.) Вчера было легко?
 
Азоров завоевывает бутылку.
 
АЗОРОВ        Не о том я, заблудшая душа. Думаешь легко? так вот с женой друга?.. и потом ты меня знаешь, для меня этот мерзавчик – так, намек. (Наполняет до краев коньячный бокал, выпивает.) Ты думаешь в такой обстановке… (Вновь наполняет бокал, выпивает.)
            РОЗОВА        Эй-эй!
 
            Молниеносным движением Розова отнимает водку.
 
            АЗОРОВ        (Приняв вальяжную позу.) Вообще, Розалия Игоревна, скажу тебе честно, я немало удивлен. Почему они наняли нас? Нужно было пригласить молодых людей, лет по двадцати, которые уже не знают, что такое рефлексия, смущение. Смотри – она ушла в другую комнату. Ну что это? Из банального адюльтера, прости за ветеринарный термин, устраивает таинство.
РОЗОВА        Фу!
АЗОРОВ        А я ее понимаю, мы так скроены, Розалия. И мне, признаюсь честно, еще минуту назад было неловко. Хотя, ты знаешь, я профессионал высочайшего, подчеркиваю, высочайшего класса. Мне – что землеройка, что Аннушка …
            РОЗОВА        Ты что мелешь?!
АЗОРОВ        Ты мне водочку-то верни, Роза…
РОЗОВА        Это твой текст? 
АЗОРОВ        Да, это мой текст.
РОЗОВА        Врешь.
 
Входит Конек в неглиже.
 
РОЗОВА        (Коньку.) Рано. Ждите реплики, Август Иванович.
КОНЕК          Никого нет. Я все этажи оббежал.
РОЗОВА        Смойся.
КОНЕК          Во что мне переодеться?
РОЗОВА        Исчезни!
 
Конек уходит.
Стыдливо прикрываясь руками, входит Горбунова в неглиже. Ее бьет мелкая дрожь.
 
РОЗОВА        (Азорову.) Ты подавал реплику?
АЗОРОВ        Нет. Верни водку.
РОЗОВА        Ты подавал реплику?
АЗОРОВ        Нет, реплики я не подавал. Верни водку.
РОЗОВА        А ты помнишь ее?
АЗОРОВ        Кого, Аннушку?
РОЗОВА        Реплику?
АЗОРОВ        Среди ночи разбуди. Ради дела прошу.
РОЗОВА        (Горбуновой.) Рано, Анечка, жди реплики.
ГОРБУНОВА            Я не стала снимать туфли.
АЗОРОВ        (Горбуновой.) Ты могла бы составить счастье какому-нибудь пожарнику. (Пауза.) Ну, в том смысле, что не любишь разуваться.
РОЗОВА        Ступай, Анечка.
ГОРБУНОВА            Очень холодно.
РОЗОВА        Анна!
 
Горбунова уходит.
Входит Конек в неглиже. Его бьет мелкая дрожь.
 
КОНЕК          Никого не могу найти.
АЗОРОВ        (Коньку.) Вы на прием?
КОНЕК          На прием?
АЗОРОВ        Ну, да, вы куда шли, молодой человек?
КОНЕК          Я ищу кого-нибудь, чтобы переодеться в сухое.
АЗОРОВ        А где ваша крошка?
КОНРЕК        Какая крошка?
АЗОРОВ        Уж я не знаю, кто у вас, хорек или крокодил?
КОНЕК          Что ты городишь?.. обмочил меня с ног до головы…
АЗОРОВ        Так вы хотите, чтобы я осмотрел вас самого?
РОЗОВА        Роман Игоревич…
АЗОРОВ        (Розовой.) Это – реплика. (Коньку.) Что же вы замолчали?
РОЗОВА        Это не может быть репликой!
АЗОРОВ        Это реплика! (Коньку.) Что вы стоите как вкопанный?.. Вы что, вкопанный?
Пауза.
КОНЕК          Кто вы?
АЗОРОВ        Как видите.
КОНЕК          Я озяб, не могу разобрать.
АЗОРОВ        Слепнете?
РОЗОВА        Мальчики, это отсебятина.
КОНЕК          (Азорову.) Да кто же вы?
АЗОРОВ        А вы не видели табличку на двери?
КОНЕК          Там нет никакой таблички.
АЗОРОВ        В таком случае, догадайтесь сами. Вы же, насколько я понял, актер? у вас должно быть развито воображение. (Розовой.) Очень хочется пить.
РОЗОВА        Дудки.
АЗОРОВ        (Ударяет кулаком по столу.) Не сметь! Не сметь лишать меня моих слабостей! (Коньку.) Вы привели крокодила или нет?
КОНЕК          Какого крокодила, помилуйте. Зачем?
АЗОРОВ        (Тяжело вздыхает.) Еще раз спрашиваю, вы хотите, чтобы я осмотрел вас самого?
КОНЕК          Кто вы?
АЗОРОВ        Сами-то вы как думаете?
Пауза.
КОНЕК          Пожарник?
АЗОРОВ        В душе’. (Розовой.) Надо же, с виду малохольный, а прямо в душу заглянул. (Коньку.) В душе – да. В душе – пожарный.
КОНЕК          А на самом деле?
АЗОРОВ        А на самом деле… гинеколог… Гинеколог и его жена. (Протягивает бокал Розовой, подмигивает.) Милая, плесни мне немного водочки, что-то горло пересохло. (Шепотом.) Интрига, понимаешь?
ГОЛОС РЕЖИССЕРА         Картина третья. Дафнис и Хлоя.
РОЗОВА        Вот оно что?
АЗОРОВ        Не факт. 
 
С потолка, с чудовищным, разумеется, скрипом опускается кровать.
 
ГОЛОС РЕЖИССЕРА         Молодость – молодым не.
 
Входит Горбунова в неглиже. Ее бьет мелкая дрожь.
 
ГОРБУНОВА            Я готова.
КОНЕК          Аннушка?
ГОРБУНОВА            Гоша?
КОНЕК          Что с тобой, Аннушка?
ГОРБУНОВА            Я замерзла.
КОНЕК          Холодно, да. 
РОЗОВА        (Мечтательно.) Как Дафнис и Хлоя.
АЗОРОВ        Чтобы там не говорили запрещенные фотографы, вид обнаженных тел не всегда привлекателен.
КОНЕК          Что с тобой, Аннушка?
ГОРБУНОВА            (Розовой.) Я не знаю, что сказать. У меня нет этого текста.
РОЗОВА        Это – диалог из постельной сцены. Вот это я помню со всей ясностью. Почему-то запомнилась именно эта сцена. (Коньку и Горбуновой.) Ну, что же вы застыли? Постельная сцена! Говорю же, постельная сцена!
 
Конек и Горбунова без промедления забираются под одеяло, крепко обнимаются, чтобы согреться. Их бьет мелкая дрожь.
 
АЗОРОВ        Друзья! Дозвольте мне с вами. Я много места не займу.
РОЗОВА        (Азорову.) Мы уходим.
АЗОРОВ        Куда?
РОЗОВА        Переодеваться.
АЗОРОВ        В кого?
РОЗОВА        В состоятельных друзей семьи. После постельной сцены – визит состоятельных друзей.
АЗОРОВ        (Берется за горло.) Что-то першит, Розочка…
РОЗОВА        Это цирроз.
АЗОРОВ        Думаешь?
РОЗОВА        Уверена.
АЗОРОВ        Типун тебе на язык.
 
Розова и Азоров уходят.    
 
ДАФНИС И ХЛОЯ
 
          Конек и Горбунова в постели. Едва согревшись, они размыкают объятия и отодвигаются друг от друга.
 
            КОНЕК          Божий промысел.
            ГОРБУНОВА            Что?
            КОНЕК          Божий промысел, говорю.
ГОРБУНОВА            Не пойму, что ты там бормочешь.
КОНЕК          В кои-то веки оказались в одной постели.
ГОРБУНОВА            Вот ты о чем?
Пауза.
КОНЕК          Согрелась?
ГОРБУНОВА            Не очень.
КОНЕК          Еще погреть тебя?
ГОРБУНОВА            Нет, спасибо.
Пауза.
            КОНЕК          Ты обратила внимание, он плакал?
ГОРБУНОВА            Кто?
КОНЕК          Этот пожарник.
ГОРБУНОВА            Какой пожарник?
КОНЕК          Тот, что обмочил меня.
 
Горбунова смеется.  
 
КОНЕК          Я серьезно с тобой разговариваю.
ГОРБУНОВА            (Смеется.) Выходит, ты не сам обмочился? 
КОНЕК          Да нет, ну, что ты? что ты? Разве ты не видела шланг?
ГОРБУНОВА            (Справившись со смехом.) Просто такое настроение сегодня.
            КОНЕК          Он, когда читал письмо той девочки, мне показалось, плакал по-настоящему.
ГОРБУНОВА            Кто?
КОНЕК          Пожарник.
ГОРБУНОВА            Ветеринар?
КОНЕК          Это был ветеринар?
ГОРБУНОВА            Ну, конечно.
КОНЕК          Так я и подумал. Зачем пожарнику письмо о животном? (Пауза.) Между прочим, близорукость, действительно,  нарастает… Может быть, мне сделать операцию?
ГОРБУНОВА            Может быть.
Пауза.
КОНЕК          Если бы я стал калекой, ты бы меня сразу бросила.
ГОРБУНОВА            Не говори глупости.
КОНЕК          Бросила, бросила бы.
ГОРБУНОВА            Почему?
КОНЕК          За мной пришлось бы ухаживать, кормить с ложечки. Кому это понравится?
ГОРБУНОВА            Конек, я устаю от глупости.
Пауза.
КОНЕК          Каждый час подносить таз для прогревания ног…  
ГОРБУНОВА            Это еще зачем?
КОНЕК          При прогревании ног восстанавливаются мысли. Нередко приходят решения. Прогревание ног творит чудеса. (Пауза.) Нет, я не в претензии, Аннушка, я как раз все понимаю. Это – чересчур тяжелое испытание. И обиды нет.
ГОРБУНОВА            Гоша, прошу тебя…
Пауза.
КОНЕК          Не все могут, как та девочка.
ГОРБУНОВА            Какая девочка?
КОНЕК          Та девочка из ветеринарного письма.
ГОРБУНОВА            Конек!
Пауза.
КОНЕК          Слушай, а весь этот балаган, в котором мы участвуем тебе не надоел?  
ГОРБУНОВА            Не ной.
Пауза.
КОНЕК          Слушай, а правда, зачем ему все это?
ГОРБУНОВА            Веление времени.
КОНЕК          Что?
ГОРБУНОВА            Веление времени. (Вдохновенно.) Время – не веретено, чтобы им крутить, склони голову и получи свою порцию пепла.
Пауза.
КОНЕК          Он хотя бы понимает, что говорит?
ГОРБУНОВ   Больше чем.
КОРНЕК        И что же это за веление времени?
ГОРБУНОВА            Таинство, тайна, постижение тайны. Не понимаешь?
КОНЕК          Нет.
ГОРБУНОВА            Сейчас все подглядывают. Правильнее сказать – как будто подглядывают.
            КОНЕК          А на самом деле?
ГОРБУНОВА            А на самом деле делают вид, что подглядывают. Как бы подглядывают, понимаешь?
КОНЕК          Нет.
ГОРБУНОВА            Просто подглядывать – опасно. А как бы подглядывать никто не запрещает.
КОНЕК          Хорошо, а мы?
ГОРБУНОВА            А мы, как бы не знаем, что за нами подглядывают. Видишь, как интересно?  
Пауза.
КОНЕК          А на самом деле?
ГОРБУНОВА            А на самом деле живем, как жили. Спим, ходим, болтаем, кушаем,  снова спим. Только нам за это еще платят деньги… Как бы платят.
            КОНЕК          Погоди, погоди, тебе что, денег не дали?
ГОРБУНОВА            Нет.
КОНЕК          То есть, как?!
ГОРБУНОВА            Ты же знаешь, он взял сумасшедший кредит под представление.
Пауза.
КОНЕК          Тебе не дали денег?
ГОРБУНОВА            Как бы дали. Как бы расписку… Дали бумагу, То есть, дали пока конверт, на котором написано «аванс» и стоит его подпись. Намек, на аванс, понимаешь?.. Но вполне задокументированный намек. Подпись подлинная… После того, как отыграем первое представление, в конверт вложат расписку, на основании которой, когда представление окупится, можно будет получить карточку, и уже с карточки снять деньги. Одним словом, все будет как бы хорошо. (Пауза.) Не понял? (Пауза.) И не забивай себе голову.  
Пауза.
КОНЕК          Подожди, подожди…
ГОРБУНОВА            Не забивай себе голову.
КОНЕК          Но...
ГОРБУНОВА            Тебя же не интересуют деньги.
КОНЕК          Да, но тебя-то они интересуют.
ГОРБУНОВА            Они интересуют наших кредиторов. Вчера звонили двадцать семь раз. Я считала.
            КОНЕК          Что говорят?
ГОРБУНОВА            Говорят, что если мы не выплатим проценты за ссуду, нас опечатают.
КОНЕК          Как опечатают?
ГОРБУНОВА            Очень просто, придут и опечатают.
КОНЕК          Как это?
ГОРБУНОВА            Да не волнуйся ты, ничего страшного. Пусть опечатывают.  
КОНЕК          То есть?
ГОРБУНОВА            Мы-то здесь.
            КОНЕК          Так они нас и здесь найдут.
ГОРБУНОВА            Думаешь?
КОНЕК          Проще простого. А как они опечатывают?
ГОРБУНОВА            Заклеивают рот бумажкой и ставят печать.          
КОНЕК          Куда?
ГОРБУНОВА            Получается на щеку.
КОНЕК          Ну, это не страшно. Я люблю помолчать.
ГОРБУНОВА            А есть? Как ты будешь есть?
            КОНЕК          Не подумал. (Пауза.) Вот, дурень! Не черта было капризничать. Роза же предлагала. Нужно было есть, не слушать тебя… И выпить нужно было до Ромки. Теперь, когда придется?..  А если и после опечатывания деньги не возвращают?
            ГОРБУНОВА            Вернем мы деньги.
            КОНЕК          А все же?
            ГОРБУНОВА            Тогда приходят так называемые «кондукторы».
            КОНЕК          Кто это?
            ГОРБУНОВА            Что-то наподобие приставов.  Да ты их видел. Они еще в таких синих галстуках ходят.
            КОНЕК          И…
ГОРБУНОВА            Забирают опечатанного с собой.
Пауза.
КОНЕК          И куда они его забирают?
ГОРБУНОВА            Говорят разное, но я думаю – в тюрьму.
КОНГЕК        А что говорят?   
ГОРБУНОВА            Да успокойся ты, все обойдется.
КОНЕК          Говорят-то что?
ГОРБУНОВА            Ну, зачем тебе это? Ты – человек эмоциональный, впечатлительный.
КОНЕК          Что говорят?!
ГОРБУНОВА            Говорят, что отправляют в питомники, где…
КОНЕК          Что?!
ГОРБУНОВА            Кормят особым образом, а потом…
КОНЕК          Что?!
ГОРБУНОВА            Ну… готовят.
КОНЕК          Что готовят?
ГОРБУНОВА            Вот уж как эти блюда называются, я точно не знаю. Какие-то лакомства для естественных людей.
КОНЕК          Что это за люди такие?
ГОРБУНОВА            Естественные, то есть свободные люди, стало быть, ничто человеческое им не чуждо.
Пауза.
КОНЕК          Мясо?
ГОРБУНОВА            Что, «мясо»?
КОНЕК          Человеческое мясо?
ГОРБУНОВА            Не знаю, отстань.
КОНЕК          Мясо, конечно, что же еще. Я читал, знаю…
ГОРБУНОВА            Все будет хорошо.    
Пауза.
КОНЕК          У меня тревожные предчувствия.
ГОРБУНОВА            А я говорила тебе, стараться нужно! А ты – Домой хочу.
КОНЕК          Что же делать? 
ГОРБУНОВА            Работать, Конек, работать!
КОНЕК          Что делать, что делать?
ГОРБУНОВА            Играть.
            КОНЕК          Что играть? У меня практически нет текста. Ты знаешь, что играть? У тебя много текста?
ГОРБУНОВА            Какой текст? Кому сейчас нужен текст?
КОНЕК          А что нужно?
ГОРБУНОВА            Действие. Action. Движение… Как он говорит? Движение – камень на шею глухому. Понимаешь? Камень на шею глухому! А ты – как сумчатый тюлень!
КОНЕК          Слушай, оставь ты эти свои намеки. Я не из ревнивцев.
ГОРБУНОВА            Какие намеки?         
            КОНЕК          На вашу связь с этим… ветеринаром, мать его. То и дело тычешь мне им в глаза.
 
            Горбунова смеется.
 
            КОНЕК          Перестань! Перестань!
 
Горбунова умолкает.
 
КОНЕК          Слушай, а может быть ему нужно, что бы мы того?  
ГОРБУНОВА            Чего того?     
КОНЕК          Ну, как это?.. переспали?
ГОРБУНОВА            (Шепотом.) Здесь?
КОНЕК          Ну да… Как бы переспали. Как бы занялись сексом… Секс – это action?
ГОРБУНОВА            Еще какой! А ты помнишь, как это делается?
КОНЕК          Откровенно говоря, не очень.
ГОРБУНОВА            А вообще ты когда-нибудь занимался этим?
КОНЕК          Откровенно говоря, не помню… Но ты научишь меня. У тебя вон сколько любовников…
ГОРБУНОВА            Было.
Пауза.
КОНЕК          Что, ты больше не встречаешься с ними?
ГОРБУНОВА            Не встречаюсь.
КОНЕК          Правда?
ГОРБУНОВА            А зачем бы я стала, в таком случае, ложиться с тобой в одну кровать? Я, знаешь ли, однолюб.
КОНЕК          Подожди, так ты ложишься со мной в одну кровать, что бы я…
ГОРБУНОВА            Нет, в данный момент я легла с тобой в одну кровать во-первых, чтобы согреться, а во-вторых, потому что постельная сцена. 
            КОНЕК          Ну, да, ну, да.
Пауза.
ГОРБУНОВА            Потом, знаешь, откровенно говоря, я и сама многое стала забывать.
КОНЕК          Ну, да, раз у тебя никого нет. (Пауза.) И что, они уже не проявляют к тебе знаков внимания?
ГОРБУНОВА            О чем ты говоришь? Какие знаки внимания? Они же знают, что я замужняя женщина.
КОНЕК          А раньше они не знали?
ГОРБУНОВА            Раньше не знали.
КОНЕК          А как? ты обманывала их?
ГОРБУНОВА            Они не спрашивали.
            КОНЕК          А теперь спрашивают?
ГОРБУНОВА            А теперь их просто не стало.
КОНЕК          Вот оно что? (Пауза.) Слушай, а этот приходил…
ГОРБУНОВА            Кто?
КОНЕК          Пожарный или ветеринар, я их путаю все время.
ГОРБУНОВА            И что?
КОНЕК          Зачем он приходил?
ГОРБУНОВА            Осмотреть нашу крошку.
Пауза.
            КОНЕК          Ты уверена?
ГОРБУНОВА            Да. Он прямо так и сказал.
Пауза.
КОНЕК          Осмотрел?
ГОРБУНОВА            Как он ее осмотрит, когда ее нет?
КОНЕК          И что?
ГОРБУНОВА            Ничего. Предложил осмотреть меня.
КОНЕК          А ты?
ГОРБУНОВА            Я разделась.
            КОНЕК          А он?
ГОРБУНОВА            Тут появился ты, и затащил меня в койку.
 
На этот раз смеется Конек.
 
ГОРБУНОВА            Чего ты?
КОНЕК          (Смеется.) Молодец.
ГОРБУНОВА            Кто молодец?
КОНЕК          (Смеется.) Я – молодец. Хороший актер всегда на реплику, как говорится.
ГОРБУНОВА            Идиот.
КОНЕК          (Смеется.) Нет, молодец.
ГОРБУНОВА            Молодец?
            КОНЕК          (Смеется.) Молодец.
ГОРБУНОВА            Посмотрю, каким ты будешь молодцом, когда тебе заклеят рот.
 
Смех обрывается.
 
КОНЕК          Совсем забыл. (Пауза.) Что-то последнее время у меня с памятью. Как эта болезнь называется?
ГОРБУНОВА            Альцгеймер.
КОНЕК          Вот-вот. Именно так.
ГОЛОС РЕЖИССЕРА         Ломбард. Сцена четвертая.
 
 
 
 
 
ЛОМБАРД
 
          Конек и Горбунова в кровати.
 
КОНЕК          Что он сказал?
ГОЛОС РЕЖИССЕРА         Не всяк тот пес, что хвостом виляет… Так, мысли вслух.
КОНЕК          Что он сказал?
ГОРБУНОВА            А вот и подсказка.
КОНЕК          Что-то у меня последнее время со слухом. Может быть, операцию сделать, как думаешь?
ГОРБУНОВА            (Громко.) Вот она и подсказка.
            КОНЕК          Да тебя-то я слышу. Я не расслышал, что он сказал. Какая подсказка?
ГОРБУНОВА            Ломбард.
КОНЕК          Что, ломбард?.. «Пиковая дама», что ли?
ГОРБУНОВА            При чем здесь «Пиковая дама»?
КОНЕК          Что, тогда?
ГОРБУНОВА            Давай сдадим кого-нибудь в ломбард.
КОНЕК          Кого?
ГОРБУНОВА            Тебя, например.
Пауза.
КОНЕК          Как это?
ГОРБУНОВА            Обыкновенно. Сдаешь, получаешь деньги. Получаешь деньги, расплачиваешься с долгами. Потом зарабатываешь, получаешь как бы деньги и выкупаешь кого хочешь.
Пауза.
КОНЕК          Кого?
ГОРБУНОВА            Тебя, кого же еще? Ты что, прикидываешься?
КОНЕК          Не прикидываюсь. Просто не очень представляю себе.
ГОРБУНОВА            Что ты не представляешь себе?
КОНЕК          Как можно живого человека сдать в ломбард.
ГОРБУНОВА            Легко. Времена изменились, дорогой мой.
КОНЕК          Что ты такое говоришь?
ГОРБУНОВА            Времена изменились, дорогой мой.
Паза.
КОНЕК          И что я буду там делать?
ГОРБУНОВА            Во всяком случае, скучать тебе не придется.
КОНЕК          Почему?
ГОРБУНОВА            Там много интересных предметов. Там есть телевизоры, магнитофоны, вентиляторы, обогреватели, посуда, ковры, бриллианты, часы, посудомоечные машины, яхты, пароходы, самолеты, детские железные дороги, разные наряды, зверушки и символы… Недостающее ухо Ван Гога, например, и… голова всадника… без головы.
КОНЕК          Так вот где его голова?
ГОРБУНОВА            Конечно.
Пауза.
КОНЕК          Страшно.
ГОРБУНОВА            Нисколько.
КОНЕК          Откуда тебе знать?
ГОРБУНОВА            Рассказывали.
КОНЕК          Кто?
ГОРБУНОВА            Люди. Не важно.
Пауза.
КОНЕК          Значит, ты уже давно вынашивала эту мысль?
ГОРБУНОВА            Честное слово. Вот, честное-пречестное  слово. Только что пришло в голову. Но мысль спасительная. Неординарная и спасительная. Не находишь? (Пауза.) Слушай, там ты, наконец, сможешь воплотить свою мечту.
КОНЕК          Какую мечту?
ГОРБУНОВА            Там ты сможешь лежать на диване целыми днями. Тебе придется только иногда вставать, чтобы поесть, ну и… справить нужду. И все. И больше никаких забот. Рай. Ты будешь как на небесах. Не нужно будет учить эти поганые тексты, выслушивать нудные речи режиссера.
КОНЕК          Ага, вот и ты заметила. Он – зануда, верно?
ГОРБУНОВА            Не знаю… Но твоя точка зрения тоже имеет право на существование. А почему ты не должен иметь своей точки зрения? Чем ты хуже других? Разве у тебя не может быть своей правды? Или ты права не имеешь?
КОНЕК          Имею.
ГОРБУНОВА            Да. Не сомневаюсь, уверена. Ты им еще покажешь!
КОНЕК          Кому?
ГОРБУНОВА            Всем им.
КОНЕК          А что, там будет кто-то еще?
ГОРБУНОВА            Где?
КОНЕК          В ломбарде.
ГОРБУНОВА            Конечно. Думаешь, я одна такая умная? Я слышала, там полным-полно народу.  Как в аэропорту. В основном милые люди. Не милых людей кто же возьмет? Да там у тебя будет отличная компания. И еще разные предметы, вымпелы…
КОНЕК          Счастливые минуты…
ГОРБУНОВА            Да, счастливые минуты. Да! А почему нет? Отличная компания, отличные вещи, счастливые минуты…
КОНЕК          Воспоминания.
ГОРБУНОВА            Размышления.
КОНЕК          И самолет.
Пауза.
ГОРБУНОВА            И самолет.
КОНЕК          Весь мир…
ГОРБУНОВА            Вот именно.
КОНЕК          …ломбард. Так говорил господин де Мольер? Весь мир – ломбард. Я ничего не путаю. Аннушка?
ГОРБУНОВА            Иронизируешь?.. Напрасно. Совершенно напрасно. Не над чем тут…
КОНЕК          Кормят, говоришь?
ГОРБУНОВА            Кормят – не то слово.
Пауза.
КОНЕК          Зачем?
Пауза.
ГОРБУНОВА            Что ты меня путаешь?
КОНЕК          Я не путаю тебя. Аннушка. Мало того, я все понял.
ГОРБУНОВА            Нет, ты понял не так, ты понял по-своему, как всегда...
 
Вбегает запыхавшаяся Розова.
 
РОЗОВА        Конец!
ГОРБУНОВА            Что, что случилось? 
РОЗОВА        Кошмар! Finita la comedia!
ГОРБУНОВА            Да что случилось, объясни толком?!
РОЗОВА        Запороть постельную сцену! Уму не постижимо!
ГОРБУНОВА            Что, что он?..
РОЗОВА        Не видит!
ГОРБУНОВА            В каком смысле?
РОЗОВА        Перестал видеть.
Пауза.
КОНЕК          Ослеп что ли?
РОЗОВА        Я говорила тебе, Август, я просила тебя, Август! Я говорила, Август!..
 
Розова хватается за сердце.
 
ГОРБУНОВА            Розочка, милая, да объясни все толком!
РОЗОВА        Он больше не видит Августа!
КОНЕК          (Оживляется.) Слава тебе, Господи! Нет, жаль, конечно, я собирался многое сказать...
РОЗОВА        В роли мужа.
Пауза.
КОНЕК          То есть?
РОЗОВА        (Коньку.) То есть, вы больше не муж и жена.
Пауза.
КОНЕК          А кто мы теперь?
РОЗОВА        Летчики.
ГОРБУНОВА            Летчики?
РОЗОВА        Вместе ходили в авиа-кружок, там и познакомились… небо ваш родимый дом… там и полюбили друг друга… но не можете быть вместе по той причине, что Конек разбился.
КОНЕК          Как?
РОЗОВА        Насмерть.
ГОРБУНОВА            Допрыгался, Конек? (Розовой.) Что же?..
РОЗОВА        Общаетесь ментально. Конек на небе, Аннушка плачет. Кончает с собой…
ГОРБУНОВА            Какой финал!
РОЗОВА        В том-то и дело, что нет… Кончает с собой, но остается живой, испуганной, раскаявшейся. Оставляет затею с самоубийством. С горя выходит замуж за пожарника. Пожарник пьет. Аннушка не любит его. (Коньку.) Любит только тебя, Август Иванович. Пусть и покойного…
КОНЕК          Не знаю. Нет такой пьесы. Я не согласен.
РОЗОВА        С чем ты не согласен?
ГОРБУНОВА            (Коньку.) Кто здесь спрашивает твоего согласия?
ГОЛОС РЕЖИССЕРА         Небо зовет и...
РОЗОВА        Все слышали?
КОНЕК          Я лично ничего не слышал.
Пауза.
ГОЛОС РЕЖИССЕРА Мимо любви. Все – мимо любви. Не вижу. Никого не вижу. (Пауза.) Очень хочется спать и...  
ГОЛОС ЗВУКООПЕРАТОРА        Сейчас, сейчас…
ГОЛОС РЕЖИССЕРА Зачем они все голые?
ГОЛОС ЗВУКООПЕРАТОРА        Тише.
ГОЛОС РЕЖИССЕРА         Я пошел.
ГОЛОС ЗВУКООПЕРАТОРА        Тише!
Пауза.
КОНЕК          (Невидимому режиссеру.) Простите, что вы сказали?
 
Раздается звук шагов, кашель, грохот захлопнувшейся двери.
 
РОЗОВА        Все.
ГОРБУНОВА            (Шепотом.) Что?
РОЗОВА        Ушел.
КОНЕК          (Невидимому режиссеру.) Простите, что вы сказали?
ГОРБУНОВА            (Коньку.) Да не ори ты!
РОЗОВА        Ушел. (Пауза.) Он всегда так уходит. Я с ним четыре спектакля делала. Он всегда так уходит. (Пауза.) Доигрывать будем без него. (Пауза.) Вольница, Август Иванович!
КОНЕК          Да как же?
РОЗОВА        Настал ваш час. Допрыгались! Ваши бесценные комментарии были-таки услышаны.
КОНЕК          Сволочь. (Пауза, невидимому режиссеру.) Простите, что вы сказали?  
 
Кровать, с чудовищным скрипом, начинает подниматься. Горбунова в ужасе кричит, успевает прыгнуть на пол. Конек возносится под потолок.
Затемнение.
 
(Действие второе следует)

X
Загрузка