И тогда мы будем счастливы

Елена Ханн

 

  

                                

   Гости всё прибывали и прибывали, несмотря на поздний час. Всякий раз, услышав звонок в нашу квартиру, прибегала соседка снизу и интересовалась – может нам стульев не хватает? Или тарелок? А, может, водки маловато будет?
   Всего у нас хватает, даже с избытком, отвечал я и рассаживал новых гостей за столом. Супруга моя любимая, Ольга Фёдоровна, восседала во главе стола и радовалась, что квартира наполняется людьми, и люди все голодны невероятно. Я без устали приносил новые закуски, наполнял салатницы, менял тарелки.
   – Славочка, сынок, ты бы присел, скушал бы чего, – шепчет на ухо Марья Петровна, тёща моя родная. – Хлопочешь, а жёнка-то твоя весь вечер только водку кушает, ни разу задницу жирную не приподняла, чтобы тебе помочь!
   Потупившись, тёща спрашивает еле слышно: "Придет он сегодня?".
   Я киваю. Придёт.
   – Папочка, милый, отдохни, я сама всё сделаю – тарелки уберу, перемою быстренько, – тянет за рукав Танюшка, моя тринадцатилетняя дочка. – Пап... он придёт сегодня?
   – Ах ты, моя ласковая дочурка, всегда у тебя для отца тёплое словечко найдётся! Да придёт он, не волнуйся, – похлопав по худенькому Танюшкиному плечику, отвечаю я и направляюсь к супруге моей любимой.
   Иду, и как школьник, робею: вдруг Оленька мне откажет? Заметила уж меня и смотрит сурово, исподлобья.
   – Оленька, видишь, гости танцуют все... А пойдём тоже... Ну, давай же, вставай, хватит сидеть.
   Оленька насупилась, руку мою отталкивает.
   – Славка, не видишь, что-ли, устала я. Завтра вставать рано.
   – Опять на рыбалку с подружками собрались?
   – А что – нельзя? – Оленька начинает злится.
   – Что ты, что ты! Утречком с тобою встану, червячков накопаю... А ты со мной потанцуешь?
   – Вот пристал, говорю же – устала! – рявкнула Оленька, залпом стопарик водочки опрокинула и в окно покосилась... Вижу, ждёт его, с нетерпением ждёт.
   В другой раз я бы расстроился, да сейчас не до того было. Гостей набежало – повернуться негде. Непонятно, где танцующие, а где едящие и пьющие. Музыка грохочет, дети орут.
   Вот стоят одноклассники мои и мирно, увлеченно беседуют:
   – Совершенно верно, Фима...
   – Да слава богу, что Крым...
   – Мужики, а давайте за нашу дружбу выпьем...
   – Будемо разом, Серёга...
   – Поехали, Богдан...
   Хотел поскорее мимо пройти, да Фима меня за лацкан пиджака схватил: "Ну когда же он придёт?".
   Серёга – он только вчера из дальних краёв вернулся – поднял брови удивлённо:
   – Ребята, кого это вы все ждёте?
   Фима помялся немного и забормотал:
   – Тут, Серёга, скоро гость один появится. Придёт и спросит: "Любезные, а не хотите ли, чтобы в вашей жизни всё стало наоборот? Кто не хочет, может на улицу выйти!". Никто не выйдет, ясное дело. И тогда он поднимет руки и трижды звонко хлопнет ладошами.
   – И что будет? – удивляется Серёга.
   – Как что? Непонятно разве? – вмешивается Богдан. – Всё станет наоборот. И тогда мы будем счастливы.
   – Именно так!  – говорю я и на балкон выхожу – покурить, нервы успокоить. Вижу – лимузин фиолетовый бесшумно подъехал. Он! Из окна приоткрытого лишь ручища его видна. Ладонью небрежно руль крутит, паркуется.
   Сейчас он в квартиру зайдёт, в ладоши трижды хлопнет, и у нас всё станет наоборот. Наконец-то, заживём как люди.
 
  Это не важно, что он уже раз пятнадцать к нам приходил и в ладоши хлопал. Или двадцать?...
Последние публикации: 
Я – густатус (06/12/2016)

X
Загрузка