Ель

 

Фантастический рассказ

(Окончание)

 

Из виманы по трапу вышел Николай Горев и направился в мою сторону. Он, как всегда, в пижонских дымчатых очках и с бородой. (Уже старческая – седой лопатой). А еще он одет в парадную форму, пирамидка на его рукаве сияет всеми десятью разноцветными лычками, искрит зеркальным зрачком. Градации «до десяти» – на виду, а всё что выше – остается в секрете. (Но я знаю: мой Наставник  – досточтимый член Верховного Совета,  у него двадцатая градация.)

За его спиной в проеме сначала горел свет, потом потух – значит, он был один. Горев подошел к костру, помахал мне в традиционном приветствии и по братски обнял.

– Привет, Соломон. Я чуть раньше. Прибыл один – не удивляйся. У твоего достопочтенного Мастера срочные дела, решил его подменить, а заодно посидеть с тобой у реки.

– Очень вам рад, досточтимый Николай Николаевич! – иронично-уважительно ответил я, реагируя на библеизм. – Надеюсь, вы объясните  странности.

– Ничего странного. Вон смотрю, у тебя уже и удочка подготовлена. Дожевывай и пойдем, порыбачим.

«Дожевывай, хе-хе» – намекнул, что на подлете различил в оптику, как я кашу ел. Хитромудрый старикан столетний, не забывает подтверждать своё чекистское прозвище «Соколиный глаз». Хотя, наверное, потому и склонен подтверждать, поелику старик… И тут он сделал условный знак MUM, означающий «Молчи!», будь я проклят… В ответ только и оставалось кивнуть: «Принято!»

Горев подошел к удочке, точнее, к удилищу, вытащил его из кочки – и быстро двинулся вдоль по берегу, подсвечивая себе фонариком. Я двинулся следом. Прошли шагов триста и остановились, Горев изрек: «Смерть шпионам! Здесь нас не услышат».

Известно, что летательные аппараты Системы автоматически записывают всё вокруг себя (когда не летают) и внутри (когда летят). Оснащены видеорегистраторами, и «черными ящиками» – на всякий недобрый случай. Можно было бы понять Николая в том смысле, что предстоит обсудить нечто, не предназначенное для ушей техобслуживания, однако по тону собеседника я понял иное. Слушают нас целенаправленно.

Горев никакую рыбалку не стал изображать, просто положил палку на землю, встал в свете моего фонарика вплотную и спросил:

– У тебя шлем с собой?

– Да, – ответил я. – Собирался сдать на профилактику.

– Это хорошо. Знаю, ты постоянно подстраховываешься. Вот и нынче загодя заявился, потому я и не сомневался, что тебя застану… Корону сдашь, но вот назад можешь не получить.

– Как так?

– А так. Связистов, ты понял, собирают аврально. Систему Контроля решено реформировать. Ты об этом еще узнаешь. Выбор сделан, жребий брошен. Нет худа без добрых людей (хе-хе)). Так что, моё тебе поучение: за корону держись, ни с кем не спорь, со всем соглашайся. Диктофон тебе включить не дадут, поэтому вот что… – Горев положил в накладной карман куртки свой карманный фонарик, а из брючного достал плоскую гофрированную коробочку.

Я лихорадочно раздумывал: сказать ему про мою шпионскую технику? Сознаться, мол, запись у меня и сейчас ведется? Решил – позже скажу. Но не сказал, и пожалел потом.

Горев открыл портсигар, взял из него пинцет, потом пинцетом подцепил невидимое.

– Вот «золотой волос». Записывающее устройство древнее. Подставляй лоб.

Я посмотрел на волосок в луче света – тонкий, отсверкивает, не длиннее мизинца. Проворно снял бейсболку и нагнул голову. Горев отогнул ремешок фонарика, и я ощутил укол повыше уха.

– У тебя волосы густые, незаметно. Смысл в том, чтобы фиксировать всё, что будет на слёте. Записать и передать в Центр. Наденешь Корону – волосок-умница все сведения перекачает в ментальный канал. Старая проверенная технология. Короче, твоя задача с этого момента сканировать всех и вся, особенно грядущий шабаш, а в ближайшее полнолуние ретранслировать всё Нооскопу, – и без перехода уточнил, – Они потому и созвали съезд сейчас, за три недели до Луны, чтобы иметь больше времени на свою революцию. Хотят в тайне от Галактического Центра свернуть Эксперимент и конвертировать влияние Системы Контроля в осязаемую всепланетную власть. Мирового господства им захотелось! А Связистов сейчас заставят проголосовать – свернут все контакты с Внешними Мирами. Пошли назад. Вопросы – после. Сейчас полетим на Север, там еще встреча.

 Горев поднял удочку: «Это отцовская?» Я смутился, кивнул. Потом мой Наставник учинил трюк: отделил первую секцию удилища – ту, что потолще. Затем взялся одной ладонью за бамбук, другой за медную трубку сочленения – потянул, скручивая, и снял её. Внутри обнаружился желтый металл, стало ясно: древесность – только внешняя облицовка. Из углубления в металле Горев вынул стекловидную штучку вроде градусника – показал мне. Я увидел ртутные переливы и понял, что это маленький «столбец» – импульсный источник энергии. Горев перевернул «столбец» и вставил вновь в гнездо, чуть подвинув. «Совмещает контакты», – понял я. Затем он накрутил медную трубку на место и взялся за нее как за рукоять рапиры, направил другой конец в сторону реки. И вдруг из бамбуковой палки выскочила молния – в темноту метров на пять (оттуда раздалось шипение).

Горев засмеялся: «Работает, надо же! Ты ведь не знал, да? И, наверное, мать не знала? У отца твоего, получается, два спаркера было, один сдавал, как положено, а этот припрятал. Ну, вот получай – световой меч отца твоего. Прямо, космическая опера!»

Я уже разобрался в ситуации, о спаркерах располагал сведениями – разрядники, нелетальное оружие прежних времен. Убить таким невозможно, но вывести из строя или даже ослепить – запросто. Поскольку «столбец» – практически вечный источник энергии – разбрасываться такими устройствами нельзя. Отец нарушал инструкцию. «Столбец» (как своего рода солнечная батарея) получает энергию Солнца – только ту, которая распространяется в попутном измерении. Тысяча вольт выдается импульсно, и схема простая: сначала искра пробегает в трубке вдоль рельсовых электродов и вылетает из дула с огромной скоростью – образует на несколько метров ионизированный след, а следующий разряд выскакивает с катода, замыкается на землю через канал ионизации и пораженную цель. Словечко «спаркер» перекочевало к нам из сейсморазведки 18и вытеснило архаичные номинации. В морской геологии есть такие мощные разрядники, создают в воде ударные волны – те передают импульс подземным слоям, частично отражаясь – так делается УЗИ материнского чрева планеты.

18 Спаркеры, см http://dspace.nbuv.gov.ua/bitstream/handle/123456789/19184/16-Gonchar.pdf?sequence=1 - П.П.

– Будешь вторым пилотом, – сказал Горев, когда мы залезли в наш летучий корабль, – взнуздай новую «лашку»!

«Лашка», сиречь – ЛА, летательный аппарат. Так называли виманы в середине ХХ века (имею в виду, конечно, русский сектор), но потом в Северной Евразии опять возобладала лексика «Махабхараты». Данная новенькая виманка – из русского белого сектора, судя по надписям приборной доски (так обозначен «порт приписки»).

Легли на курс, я смотрел на зеленый экран монитора и размышлял. «Добрые люди» не хотят, чтобы информация уходила в Галактический Центр, а Горев хочет. Что, полагаю, умно. Изменение формата Эксперимента (тем более такое вроде как радикальное – вплоть до сворачивания его, как сказал Николай) рано или поздно обнаружится, комиссия прилетит разбираться... Но в чем изменения? Мне бы самому кто разъяснил…

Был случай. В Анналах Системы, описана история Атлантиды. Поселенцы из созвездия Ориона – вполне себе обычные светлокожие гуманоиды без затейливых особенностей. На беду небесные прародители со звезды HD37605 Ориона начали втихушку помогать близким по расе.

   

Для своих колонистов они не пожалели ресурсов – несколько раз метрику сворачивали, уйму энергии потратив, погасив пару бесхозных светил. Никто в Галактике не заметил – скорость света, как известно, невелика, и даже сейчас та потухшая парочка видна с Земли. Но известна в Галактике также и методика наблюдения в поле опережающих потенциалов, тогда её уже применяли, однако Галактический Центр постоянным сканированием не занимался – проморгал. Ну, и Система Контроля тоже ничего не ведала: никто не подумал  – с чего это вдруг одна из колоний на острове в Атлантическом океане пошла в отрыв? Везде рабство да аграрные деспотии, а тут уже электричество, всеобщее образование – фонтаны на площадях, лодки в каналах, и пальмы в садах на крышах пятиэтажных зданий...

Однако в Нооскопе соотнесли все данные и сделали выводы, потому и прибыли из Галактического Центра агенты – устранять нарушение Регламента. (Впрочем, не знаю... Может, просто кто-то «настучал» – ведь не все планеты-колонии беззаветно любят отцов-основателей, да и затраченный звездный ресурс мог бы пойти на какие-либо дела с пользой для кого-то...)

Как там разбирали казус в Галактическом Центре, какое оправдание придумали орионцы – только пришел Атлантиде конец. Населению сообщили пророки, дескать, материк скоро погибнет. И материк, действительно, начал тонуть: посланцы Нооскопа вызвали резонанс в мантии, произошел тектонический сдвиг – извергся вулкан, остров утоп.

Всех посадили на корабли – отчалили вдаль. Игра закончилась: на одних поставили крест, на других – нолик. Сначала атлантов держали в лагерях беженцев, внушали печальную историю о божьем наказании за гордыню – уязвляли сентиментальными червячками. Потом, когда молодь подросла, расселили по имеющимся деревням и весям. Технологии были позабыты, зато остались легенды. А в Системе Контроля появились ужесточенные инструкции.

– Ты чего там шепчешь? – спросил Николай, заметив шевеление моих губ (я сидел в своей шпионской бейсболке и вел диктовку).

– Формулы для мантры придумываю-проговариваю, – соврал я. Подумал: «Признаться, что веду запись? Нет, нельзя.»

– Рано еще придумывать. Послушаешь, что скажут на съезде...

– Это как стихи. Выбираешь мелодию, создаешь некую ритмическую сетку, а потом можно по ходу содержание корректировать. Я сейчас подбираю варианты ритмики из прежних сводок.

– Ага, так я и поверил! Отрабатываешь уклонение от ответов. Лучше гляди на свой дисплей и следи за полетом, рифмач.

Собственно, я ведь не врал. Сводки и есть своего рода стихи. Иногда даже стихи – в точном смысле. Ритмическая структура важна. Это, насколько  могу понять, один из элементов кодировки для передачи информации по ментальному каналу. Поэтому всех Связистов учат поэтическому ремеслу. Обожаю рифмоплетчестство!

Огромный аппарат взлетел с земли на небо,
Пружинками звеня и дребезжа стеклом.
А я по полю шел, жевал кусочек сена –
И под ноги глядел, и думал о былом.
Но аппарат гудел – так призрачно и жутко,
Что я прервал свой путь и посмотрел туда…
– О, Господи! Ого!
Вот это, братцы, штука!
Я выплюнул траву.
И аппарат – упал.

Помню, как весь наш выпускной класс Связистов смеялся над этой моей шуткой… (Лишь годы спустя понял, что там вызывало смех – какой «аппарат упал» в коллективном бессознательном юнцов озабоченных.)

...На мониторе высвечивалась высота полета – пятнадцать километров, а скорость – около двух «махов», двойной сверхзвук почти. У этих новейших виман параметры победные. Похоже, есть ноу-хау, выходящие за знания школьного курса: я привык считать, что всё дело в тороидальных вихрях, но на такой высоте – получишь ли подъемную силу? Наверное, включается самолетный принцип: не случайно же наша «палатка» имеет плоское дно и обводами напоминает «Стелс».

Пока я размышлял, сочинял и надиктовывал, красная бусинка на ниточке курса пересекла Северный полярный круг и приблизилась к Арктическому океану. Над одним из островов Карского моря мы пошли на посадку…

«Лашка» закачалась, перестала раскачиваться. Горев развернул своё кресло, поднялся, откинул крышку багажной полки (как на рейсовом самолете) – извлек куртку необычной защитной расцветки.

– Одевайся. Костюмчик, специальный для российских арктических войск – из серии «лето», под цвет тундры. Хотя, по моим расчетам, в ближайшие три часа спутники над нами не пролетают, но подстраховаться надо.

Я застегивал пуховик, а Горев из-под приборной доски вытащил энергетический элемент. Этот «столбец» был размером с сувенирную бутылочку – будто коньячок – там блеснула ртуть необычного рыжего оттенка. Перехватив мой удивленный взгляд, Наставник резко выпрямился.

– И вот еще что… – Он снял с моей головы кепку-шпионку, кинул на кресло. Натянул мне капюшон на лицо, дернул чуть ли не до носа. – Так будет лучше. Пошли, ошибка резидента...

 «Остров… Сибиряков…» – прозвучало в стороне. Горев, похоже, обошел аппарат сбоку.

– Не жителей Сибири, тут нет жителей, а в честь Сибирякова, первопроходца, – донеслась уточняющая справка.

– Да, знаю я… – мне оставалось только ворчать вдогонку. – Он не первопроходец, здесь ни разу не был. Золотом промышлял. Из богатства финансировал экспедиции... Остров Сибирякова в Енисейском заливе...

Ответил. Попытался смыть водой слов позорное клеймо обманщика. Как он догадался про бейсболку? Я брел весь такой самонедовольный, отмахиваясь от кусачих факторов заполярного лета. Ну, почему мне уже скоро сороковник, а я в присутствии Наставника чувствую себя несмышленышем? Учит дед молодого…

Горев стоял у естественного волнореза, прислонясь к скале, покрытой с одной стороны оранжевым лишайником, а с другой – подчищенной абразивом снежной крошки. Аккуратная бухточка, в неё стекает ручей. На острове, как я заметил, много речушек – тает вечная мерзлота. Сейчас лето, однако на обрывах торчат обнажения жильного льда, а по краю берега  козырьки припоя – на белизне виднеются то ли гуси, то ли утки, то ли и те, и другие.

Горев опустил бинокль, взглянул на часы и сказал:

– Задача у нас такая. Мы встречаем американцев, они прилетят через 125 минут. Заберем десятерых и полетим с ними на Базу. Американцы перед общим слетом провели свой – только что на Аляске. Часть Связистов оттуда и прибудет. АЛСИБ они припомнили (хе-хе)).

Я отдышался и заготовленной уловкой попробовал взять реванш.

– Понятно! Потому вы и «столбец» извлекли, чтобы ковбои нашу лашу не угнали?

Горев понял, что придется отчитаться, ответил деловым тоном.

– Сол, я потом поставлю новый «столбец», а этот – из списанных – нужно протестировать старые запасы. Не бойся, смена элементов не фиксируется. А зачем это мне надо? – сам догадайся. Раз такой умный.

Ну, вот опять меня в угол поставил... Я знал, что «столбцы» вырабатывают свой ресурс за 5-6 тысяч лет. Об этом говорит изменение цвета ртути, этакое «красное смещение». Столбцы состарившиеся списывают и строго хранят. Они опасны. Если   элемент разрушить – происходит сверхмощный взрыв. (В древности были случаи, когда такое Wunderwaffe попадало к людям и использовалось во зло.) Так что вопрос о том, зачем Горев таскает в своей сумке списанный «столбец» – опасный вопрос.

– Американцы тут ни при чем, – продолжил старый диверсант, – точнее, при том, что у них с дальним транспортом какой-то затык, то ли не хватает, или на своих «тарелках» они над Россией боятся летать... Потому встреча здесь… повезем их мы с тобой. А твой Мастер – остальных наших. Я уговорил отдать тебя, мол, кресло свободное, а ему как раз хотелось в Антарктиду лишний груз взять – подарки начальству (хе-хе)). Мне о том ведомо, потому и предложил. Ты мне потребен посекретничать, а еще познакомлю тебя с одним человечищем, он сейчас явится. Да, вот и он!

Тут я заметил, как большая льдина у берега, вдруг сдвинулась, подплыла и плотно причалила в пяти метрах от нас. По очертаниям симметрично-угловатым я вдруг догадался, что это вимана. Похожа на нашу, только замаскирована под ледяную глыбу. Наехала на галечник, открылся вход: нас приглашали. Николай быстро преодолел темную полоску берегового контура, я – за ним, и мы с дух шагов заскочили по трапу внутрь.

Попали в кабину аппарата. Там оказался человек-русалка: старый мужчина – абсолютно лысый с глазами навыкате, длинные руки с перепонками между пальцев, хвостище в застегнутом кресле – так, что разница наших нижних половин не отвлекает внимания. Из стены выдвинулись еще два кресла – как раз напротив мармианца – там расположились мы с Учителем.

Мармианцы – таково прозвание людей-русалок. А ещё, надо отметить, у них лица приятные (японскую анимацию напоминают). Так, во всяком случае, у тех, с кем приходилось общаться. Однако этот старик, с толстой складчатой шеей, с окулярами окуня, – он по рыбьи карикатурен. Вот к чему приводят возраст и диета из морепродуктов.

– Познакомьтесь, – сказал по-русски Николай Николаевич Горев. – Мой старинный друг, его зовут Велес. А это ученик мой, молодой русский паренек – Сол, по фамилии Сикорский. Он живет на Енисее – недалече, так что сможете даже встречаться иногда. Думаю, еще не раз встретитесь, поскольку впереди общее дело.

Я повел глазами, оглядывая кабину. В наших виманах интерьер из пригнанных модулей, вроде пластикового конструктора – тютелька в петельку. А здесь нет плоскостей: будто вокруг дешевая эмалированная посуда. Я внимательно посмотрел на хозяина летающего тазика: «Никогда не слышал, чтобы мармианцы рассекали на виманах, да еще специально под них оборудованных.»

– Сол… – повторил Велес. – Хорошее имя. Но я вижу, наш юный гость отметил мою непохожесть на обычных мармианцев. Должно ему объяснить.

…Потом был разговор. Перескажу сейчас. Но надо восполнить пробелы, чтобы открылись вам все смысловые дверцы.

Мармианцы прибыли на Землю вместе со всеми. Прибывших – столько же, сколько в других группах поселенцев, но хвостатое племя быстро всех опередило – занялись скоростным размножением. Среда обитания способствовала: мелководье шельфа, где пищи в избытке, а естественных врагов нет. Русалки заполнили шельфы теплых морей. Но рыбо-человеки плодились, а не развивались. Оставались на первобытной стадии: ни письменности, ни огня, только копья деревянно-каменные, ножики-режики из ракушек, да музыка и песни.

А потом появились новые земляне – двуногие переселенцы, которые тысячелетиями перемешивались между собой и с местными, расселяясь по планете. Им тоже понравились побережья, были у них лодки, сети, гарпуны. Все это обрушилось на смирных любителей морских игр и подводных танцев. Не получилось у них с людьми синхронного плаванья. В итоге, популяции ихтиандров сократились до абсолютного минимума: как они ни дудели в кулак, как ни махали своими рыбацкими вилками-трезубиками: оборонная мобильность не спасла – родовые гнезда оказались во власти мародеров.

Всё это я проходил в школе. Знал, что мармианцы сохранились в пределах Системы Контроля, что они технологически недалекий народ, используются на подсобных должностях в портах наших баз. Однако, не все так грустно, как говорится. Сидя в капитанской рубке пучеглазого толстяка-налима, я узнал и альтернативную историю.

Оказывается, была еще одна линия развития рыбо-людей. Часть первичной популяции ихтиандров расселилась в регионе, который сейчас именуется Арктикой. Шельф Северного Ледовитого тогда не радовал курортными местами, но и не был столь мерзлым, как сейчас. Природные условия способствовали борьбе за жизнь с помощью колес технологического прогресса, на которых русалки и въехали в ворота индустриальной цивилизации. А когда на Севере появились люди, у них сложились с плавающими соседями добрососедские отношения. Они даже общую культуру составили, и язык у них стал общий. Вы будете смеяться, но водяной народ себя называл именно русалками, русалами, русальцами – название появилось по их же слову «русло», поскольку расселялись они и вдоль крупных рек, что впадают в Ледовитый океан. Прямо скажу: современный язык русальцев – вариант древней лингвистики, от которой и русский язык пошел. Велес говорил по-нашему без малейшего акцента, даже с какой-то родной, с пеленок знакомой интонацией...

Итак, в Северной Евразии процветала русальская цивилизация. Лукоморье, всякие совместные всплески на Ивана Купала, поездки Садко в гости к Морскому Царю, романтичные истории юных экстремалов с нетвердой биологической ориентацией – ну, и прочие дела, дошедшие до нас в виде сказок. Русальцы пробовали даже осваивать крупные озера: по Волге – Каспий, по Ангаре – Бай-куль.

     Однако в последние тысячелетия симбиоз  разрушился. Изменение климата, привело к тому, что у русальцев возникла государственная целевая программа по переселению с ледяного шельфа в глубины. Вот и ушли этим курсом. Там у них сейчас города и полноценная техническая мощь, а условия на поверхности им просто-напросто уже не подходят.

Некоторые индивиды, вроде нашего друга, могут с помощью медицинских ухищрений существовать в условиях давления на уровне моря, но это касается по большей мере тех, кто входит в Систему Контроля.

Пока дела минувшие обрисовывали, я сидел, будто в рот набрав арбуза (в том смысле, что молчал, но делал жевательные движения). А тут нащупал точку отпора:

– Послушайте! – воскликнул я, – Что-то не сходится. Мы бы знали о подводной цивилизации, не скрыть же целый сектор Системы!

Горев помахал указательным пальцем.

– Это ты не знал. И не многие знают. Только на уровне градаций высших чинов СК. А русальцам всем всё известно – и про Эксперимент и про Контроль… Но достигнуты договоренности о невмешательстве. У Системного спрута на глубину единичные щупальца простираются. Если же сейчас пойдет реформа, то и те обрубят. Подводным людям перемены не нужны. И нам с тобой перестройка не нужна. Мы должны рассказать Галактическому Центру о происходящем на Земле. Общую картинку высветят Связисты русальцев, но это будет выглядеть как слух. А вот тебе предстоит стать внедренным агентом: передашь в Галактику всё, что увидишь и услышишь на слете в Антарктиде. И так дальше: будешь в космос ментальные мантры гнать, пока у тебя «золотой волос» торчит.

«Ты пойми, – учили меня эти два старика, – от тебя зависит судьба Эксперимента!» Они говорили, что есть надежда: реформаторы не успеют зайти далеко, прибудет комиссия и наведет порядок. Старый уклад восстановит, или же новый какой... Да, в Системе накопилась масса нестыковок (засекреченность цивилизации русальцев – наглядный случай). Но не нам Регламенты менять. Закон нарушать нельзя – даже дурной из благих намерений...

В заключение Велес передал мне «пароли и явки», проще говоря – электронную почту, токены с адресами-паролями сайтов глубинного Интернета, а также номера сотовых...

Мы с Учителем натянули пуховики и выбрались из русальской виманы. Остались сидеть на берегу. Молча смотрели, как белая субмарина тихо отходила от берега. Выглядело все так, будто она медленно поплыла, подхваченная течением, покидая зону Арктического заповедника. Волна выбросила на берег забавное существо – «морского таракана». (Говорят, именно такой был взят за образец инопланетного вредителя в голливудском кино «Люди в чёрном»).

Но я не успел рассмотреть ковыляющего по галечнику, подлетела полярная чайка, подошла к нему и прекратила крабье карабкание  – съела таракана.

– Николай, давайте поговорим, – мой голос прозвучал жалко.

– Давай. О чем?

– Об этих, о русальцах. Я раньше ничего не слышал о подводных городах.

– А фильм «Звездные войны» смотрел? Согласись, что Велес с его толстой шеей похож на тамошнего подводного царя?

«Вот он кого мне напоминал!» – вздрогнул я.

– Но там сказки, а тут целая цивилизация на Земле обнаруживается!

– Сказка ложь, да в ней намёк! Ты хоть понял, что русалки – суть другая раса, не мармианцы? На планете-метрополии их две, они друг от друга отличаются. Велес нам своё хозяйство не показал, а там у него не хвост рыбий, а что-то типа ласт моржовых, он на них даже стоять и ходить по земле может. Морской лев, грифон земноводный! Эти две расы водоплавающих отличаются не только внешне. Одна как бы техническую цивилизационную ментальность воплощает, а у другой – культурно-художественный уклон.

– Получается, рыбо-люди не целостный социум? По логике вещей русальцы должны были с мармианцами жить вместе...

 – Не получилось. Потому и выпали из Эксперимента. Мармианцы отдыхают, а русальцы ушли светлым путем в подводную темноту и биологически даже изменились. Сделали свой оригинальный выбор. Да, и не оригинальный. Ты же знаешь про серых.

 

Да, я знал. Серые маленькие безносые люди. Им тоже досталась неполноценная судьба. Гномов поселили на Американском континенте. Точнее, было несколько мест, но устойчивый социум смогли образовать только те, кто в Америке ушел глубоко под землю (поняли, что на виду им свободно жить не дадут – гномов индейцы планомерно геноцидили). В трех подземных муравейниках прозябает почти миллион серых (у них там геотермальная энергия и полный круговорот воды в природе). Цивилизация серых находится в рамках Системы Контроля, но, насколько я знаю, там всего три Связиста и еще десяток семей из других кланов.

Есть у серых козырная карта – виманы старого образца, на которых они вылетают на поверхность через недоступные людям отверстия в горах и ущельях. Система Контроля приняла решение, и Прогрессоры постарались: технологическая подсказка признана резонной (с учетом убогости подземелий). Города питаются от термоэлектрических преобразователей, а самопальные виманы им оснастили гальваническими батареями, где сгорают магниевые ленточные электроды. Много не налетаешь, но канал связи с поверхностью обеспечен. И не просто связи, но и снабжения. Контакты с людьми у гномов под запретом, но, как вы, наверняка, поняли: пресловутая мифология серых инопланетян на «летающих блюдцах» появилась в США из-за инцидентов, происходящих раз за разом – от Мэна до Калифорнии. Будете смеяться, но мясной скот у фермеров серые действительно воруют.

Я посмотрел на Горева и спросил:

– А ближайший подводный город русальцев далеко?

– Не далеко. Он практически под нами, и он не столько подводный, сколько подземный.

– Что они тут делают?

– Как что? Добывают полезные ископаемые. По безотходной технологии. Впрочем, это не важно. Отходы, как и энергосистема производства, интегрированы с Норильском и тамошним металлургическим комбинатом. Собственно, сам «Норникель» – ответвление индустрии русальцев.

Я нервно расхохотался: «Алюминиевый РУСАЛ – тоже их дочурка?» 

– Нет. Просто «Русский Алюминий». Но можешь не сомневаться: эпопея освоения Арктики в советские годы, Северный морской путь и Норильский комбинат за Полярным кругом – все делалось при негласном участии русальцев.

– Помогали в СССР коммунизм строить?

– Коммунизм не коммунизм, но, ты думаешь, там, в подземных городах – бродвеи и супермаркеты? Должен тебе сообщить: там жесткий режим с трудовыми обязанностями и нормированным распределением продуктов.

Николай помолчал немного.

– Послушай, Сол… Революция в Системе Контроля начата потому, что есть опасность – Антарктическую Базу люди могут раскрыть. Нужны превентивные меры. И лучшая из них  – объявиться самим, первыми. Это всё так. Наши перестройщики правы даже в том, что согласование с Галактическим Центром – тянучка, можно опоздать. Беда в другом: вожди Антарктиды решили выйти на контакт с правительствами основных земных государств, но правду им не говорить, а изобразить себя этаким посольством Галактического Центра. Хотят наобещать с три короба, чтобы приобрести влияние, и еще поставят условие: срочное создание планетарного правительства и проведение целенаправленной политики общего интегрирования – стирания расовых, этнических, культурных, языковых, религиозных и прочих различий. Дескать, только в таком виде Земля будет принята в Галактический Союз Миров.

– Но ведь, получается, это вынужденные действия и революционная цель прогрессивная. В чём же тогда наша контрреволюционная задача? Выгребать против течения?

– Ага, ты засомневался! По первости взглянешь – картинка пасторальная. Но вот потом сугубо кошмарно. Наши супермены хотят не просто покрасоваться на «летающих тарелках». Они запланировали Пришествие. Проще говоря, хотят устроить провокацию: подвести сверхдержавы под ядерный конфликт – десяток-другой атомных взрывов, чтоб громыхнуло. Потом, конечно, заблокируют эскалацию уничтожения – сработает агентура Системы Контроля. А наши революционэры объявятся как спасители. Ввиду Апокалипсиса земные правительства потеряют доверие, а к Системе Контроля, наоборот, все люди любовью воспылают. Затевается дьявольский бессовестный обман... Еще они хотят под шумок похоронить русальские города и срыть инфраструктуру подводно-подземной цивилизации. Давно уже планировали «войну с саламандрами».

– Конкурентов устранить?

– Да. Индустриальный социум русальцев не только от Системы независим, но во многом уже интегрирован в человеческую цивилизацию. Они же добывают цветные металлы. Золото, например. Знаешь, сколько, у них золота? У Системы Контроля столько не накопилось. (Если не считать виртуальные капиталы в банках и прочие бумажные заначки, которые испарятся по ходу ядерного конфликта, когда фондовый рынок обрушится.) Русальцы не просто рудокопы-старатели, но и купцы – связи давно налажены. Сибирякова сегодня вспоминал – их человек был.

– Ну, чудеса! А, в самом деле… Технологическое преимущество Системы мизерное, от древних технологий – рожки да ножки. Сильным козырем станут финансы!

– То-то и оно... Энергетических источников наших вечных – доли процента от общей энергетики землян. Новые такие делать мы не умеем.

– Можно было бы пообещать доступ к энергетике спина…

– У нас же нет такого доступа! Только теория, да технические комментарии к Анналам. И это не энергетика в полном смысле слова, а только фотонный привод звездолетов. На фига он землянам? Так что козырять Системе нечем. Только блефовать. После падения финансового рынка и дедолларизации, единственной нормальной валютой вновь станет золото, а этого металла в закромах русальцев много. К тому же Россия в той ситуации будет представлять их интересы в глобальном плане. Так что все амбиции новой Системы Контроля накроются – вранье и блеф разоблачат. Русский сектор отколется – две наши базы с какими-никакими, но небольшими технологическими арсеналами. Вон у твоего отца завалялся спаркер, а в нем «столбец». Думаешь, такого добра у нас нет? Дюжина «лошадок» к нашим конюшням приписана. Как тебе такая диспозиция?

– Наставник, а мы с вами куда стремимся? Спасаем Регламент Эксперимента или заступаемся за русальцев? Или же наша задача – предотвратить атомную вакханалию, где и Россию термоядом забрызжут?

– Пока мы просто защищаем Регламент, но, боюсь, до галактического путина нам не достучаться. Опоздает благая весть. Так что будем вести партизанскую борьбу за все хорошее, против всего плохого. Я тебя с Велесом для того и свел, поскольку сам не знаю – когда и где свои карие очи закрою (хехе)).

– А если так поступить: легализации Системы не мешать, а войну скрытно предотвратить. Если зловреды решили продвинуть в президенты США своего кандидата с функциями поджигателя войны, мы ведь можем запросто это предотвратить! Если помешать таким планам – вся затея сорвется. Тогда вождям Антарктиды не удастся изобразить из себя спасителей и стать царями планеты.

– Ты прав, юный Соло. Но не забывай: лидеры СК работают в связке с земными транснациональными элитами, точнее, часть элитариев – просто акторы Системы. Там и Супервайзеры есть, и Структурщики, и даже Связисты. Собственно, вся затея оттуда и пошла – они хотят конвертировать подспудное влияние в открытую власть над миром. Это не узкий заговор, а тренд. Если даже в международных кругах кто-то затеет сопротивление войне – посадят всё это Сопротивление на «Титаник» и отправят на дно.

– Так, может, надо наоборот – поторопить легализацию Системы, раз уж есть опасность обнаружения Антарктической Базы. Откроем всё – отпадет необходимость войны?

– В твоих словах, Соло, есть резон. Я эту думу думаю. И, кстати, База от опасностей пока прикрыта. Легендами прикрытия мы тут уже на три ряда всех запутали, архивы спецслужб подчистили. Целевых государственных экспедиций точно не будет. Геологоразведку в Антарктиде удалось заблокировать, мораторий действует до 2041 года. Так что спешки нет. Об опасности раскрытия давно уже информирован Галактический Центр, я лично на это рассчитывал – прилетят волшебники и рассудят. Эксперимент затянувшийся надо прекращать даже по формальным признакам, заданным в Регламенте. Человечество вышло в Космос, в Центр наши Связисты и о достижении Луны отрапортовали. Потому ГЦ давно должен был выйти на контакт с Землей, сориентировать новобранцев в космической иерархии.

– Так зачем же революционеры спешат? Ждать не желают?

– Они заврались и виноваты. Обманули Центр, теперь боятся ответственности. Они ведь хотели смухлевать: для того и поставили лунный спектакль. Однако пафосному рапорту о посещении ближайшего космического тела – уже полста лет без малого, а ГЦ не реагирует. Обманщики поняли, что Нооскоп не проведешь – и перепугались. Ведь на «блеф NASA» списать не удастся, уши Системы Контроля явно торчат из A11. Поэтому зачинщики хотят вывернуться – срочно организовать мировое правительство. Тогда по законам Галактического Сообщества Миров появляется суверенитет: не допускается вмешательство в дела цивилизаций с общепланетарной властью. Если они успеют таковую создать – уйдут от ответственности.

– Я в восхищении! Вот это танец! Столкнуть Регламент Эксперимента с Межзвездным Правом. Вот честно, если бы не военные приготовления провокаторов, я бы поддержал такую стратегию. Надоело быть кроликом подопытным. И ведь общепланетарное правительство – это же всеобщее благо и ясный путь. «К вечному миру!», как призывал Иммануил Кант в своем трактате.

– Так, да? А ты читал, что писал о таких планах твой предок Игорь Сикорский?

– Вы имеете в виду его книгу «Незримая борьба»? Но там же он говорил об атомной войне и опасности коммунистической диктатуры...

– Коммунизм здесь просто идея, да и той нет. Он описывал общепланетную власть благонамеренную – тот самый мир без войн. И Сикорский показывает, как благие цели приводят к конфликтам, а всеобщий мир оборачивается всемирной гражданской войной с уничтожением человечества. Он же был Прогрессор, штатный актор СК. Советский Союз его не заботил, а вот о планах некоторых деятелей из Системы Контроля он знал. Пытался предупредить.

– То есть эти планы были еще в 40-е годы ХХ века?

– Конечно же! И задолго до этого. Всё по законам пирамидальной социологии. Лучшие должны доминировать. А лучшие на Земле – люди Системы Контроля. Они служат высокой цели – великому Галактическому Сообществу. Они воспитаны продвинутыми Учителями, они обладают высшим знанием. Равнодушны к деньгам, нет мотивации к накоплению и частной собственности (они члены организации, которая обеспечивает их общими ресурсами). Идею власти наилучших людей изложил ясным образом еще Платон в диалоге «Государство». Он, правда, предостерегал, рассказывал о судьбе Атлантиды. Но выразил идеал – власть наиболее достойных. Задал цель: Система Контроля должна не только контролировать, но и властвовать, поскольку акторы СК живут вне земной пещеры и знают космические смыслы.

– Но ведь так и есть!

– И что? Игорь Сикорский тоже пишет «о связи, которая существует между предназначением человека и необъятной вселенной». И вот из этой позиции просматриваются удручающие перспективы: власть лучших ведет к самоуверенному господству, затем к кастовому расслоению и вырождению избранных. Самовластие новоявленных спасителей рождает вакханалию восстаний и саботажа, благовестники начинают подавлять и убивать непослушных плебеев. Кто захватывает власть, неизбежно превращается в дракона. Тут и Прогрессором не надо быть, чтобы догадаться.

 – Ну, да. Об этом и братья Стругацкие писали.

 – Еще бы. Твой отец, когда в Красноярском крае жил, с Аркадием Стругацким в одной разведшколе работал. Уж, наверное, они там трактат Игоря Сикорского не раз обсуждали.19

19 Это известный факт (см., например, "Аркадий Стругацкий и Канск" Владимир Колпаков-Устин http://www.proza.ru/2014/12/11/277) Имею в виду, конечно, работу А.С. в качестве преподавателя японского языка в школе ГРУ (насчет присутствия там «Сикорски» - не известно). – П.П.

Про разведшколу в Канске я осведомлен был, а на сантименты не ловлюсь. И отсылка к трактату далекого американского родственника не показалась мне основательной. Да, Игорь Сикорский анализировал вариант, когда общепланетарная власть строит цивилизацию по рациональному плану «счастье для всех», но при этом неизбежно выясняется, что есть «несознательные», с которыми надо бороться – и весь проект рассыпается. Однако такой прогноз – подножка самому себе. Волков бояться – в лес не ходить. Надо хотя бы пытаться! Нам в Системе Контроля всем в детстве рассказывают притчу про египетские пирамиды: вот пустыня – равнина из песка и камней известковых пород, но если известняк мелко измельчить, просеять до пыли, прокалить, смешать с водой и органикой  – получится цементный раствор. Добавим песка и щебня – начнем заливать бетон в кубические формы – ряд за рядом. Так над плоскостью пустыни мы возведем здание Великой Пирамиды. Из множества – Единое! Это очевидно. Это доказано тысячелетиями Космического Эксперимента… И я решил возразить своему Наставнику.

– Получается, человечеству Земли ничего доброго не приходится ожидать? Сейчас вся планета постепенно объединяется, становится органичным целым, значит, общепланетарная власть так или иначе настанет рано или поздно. И что же – бояться диктатуры? То есть нам надо бороться против самой перспективы глобального объединения?

Я взглянул на Наставника вызывающе, но Соколиный Глаз опять одержал победу. Николай снял очки, посмотрел на меня насмешливо и кротко спросил:

– Помнишь, Соло, как я привез тебя впервые на Базу? Ты хоть понял, почему новогодняя елка в главном зале Системе Контроля такая странная была?

Я этого не знал. Странность… И мыслей о том не было! Может, какой психоаналитик объяснит причину многолетнего недомыслия… Я не знал, да, но сейчас, глядя в глаза Наставника, вдруг сообразил (или просто прочитал его мысль)…

– О, Господи! Это же наша пирамидка с цветными лычками, только вместо всевидящего ока  – снежинка на макушке!

– Вот именно. Ель – дерево божественное, но символизирует оно собой не всеобщую солнечную любовь, а строгую иерархию. Ведь развешивая елочные игрушки, мы наверх норовим самые красивые водрузить… Но почему на Земле все государственные иерархии вырождаются в деспотии  – я не знаю. Аристотель, ученик Платона, пробовал реализовать другой вариант, когда достойный умник становится наставником и советником властителя-царя. Правда, посмотрел он, как его воспитанник Александр Македонский обустраивает свою империю, и сделал неутешительный вывод: господство и подчинение – суть родовые качества человека. Никуда от того проклятия не деться: равенство и братство невозможны, а конфликты неизбежны. Ты вспомни, где находишься: Космический Эксперимент потому и эксперимент, поскольку даже Галактический Центр не знает – к чему ведет взаимодействие разумных существ разнородных. И, кстати, результаты неутешительные – специализированные гуманоиды умом никому не уступают, но все время оказываются в проигрыше. Да, и разноцветные кроманьонцы постоянно выясняют: кто над кем. В Системе Контроля такой исход Эксперимента не приветствовался. Я думаю, верхние градации нашей СК в 20-м веке всерьез надеялись на мировую революцию, верили и в Земшарную Республику Советов. Только в середине ХХ века стало ясно, что «объединенные нации» – просто символ и пожелание. Тогда они и решили искусственно свернуть Космический Эксперимент, заменив естественный ход событий своеволием.

– Учитель, я вот что подумал. А ведь Система Контроля – существенная часть Эксперимента. Мы не просто наблюдаем, но и участвуем. Так, может, революция – захват власти на планете – всего лишь один из возможных и прогнозируемых исходов? Своеволие человека – это же его естество. Не так ли? Вдруг и нынешний революционный процесс протекает под контролем Нооскопа – кем-то внимательно изучается?

– Думаешь, контролеры из ГЦ давно уже здесь и смотрят, что получится?

 – Да. Может, вы и есть контролер?

– Поймал меня! Вот сейчас тебя как озадачу! Тогда сразу поймешь: контролер я или участник.

– Еще какой-то наказ?

– Просто задачка. Тем паче – я тебя ею уже озадачивал. Ты же на шпионскую кепку свою надиктовываешь, составляешь рассказ о Системе Контроля и сопутствующих перипетиях? Вот и составляй. Понадобится.

– Хотите кого-то моим рассказом осчастливить?

– Да. И не кого-то, а всех землян.

– Как? Письмо постоянным членам Совета Безопасности ООН? Так ведь не поверят.

– Есть Интернет и прочие медиа, так что заканчивай свой опус – начнем распространять. Сделай в виде фантастического литературного произведения, опубликуем в Сети, продвинем в печать, переведем на разные языки… Вирусные мемы, видеоролики, тематические форумы и всё такое.

– Весело. Но, боюсь, ролевая игра в итоге получится. Не более того. Вроде проекта «Disclosure», типа «Orion Conspiracy» – и все прочие уфологические космопоиски.

– Пусть пока так. А потом мы с тобой оседлаем «лашку», покормим её «красной ртутью» и прискачем на саммит БРИКС. Главное, как говорится:  «Лишь бы не было войны!»

И мантра сложилась:

Красивый соболь на скале сидел –
так Император, удалясь от дел,
взирает на простор горизонтальный.
Был соболь хищн и аппетит имел,
но в данный исторический момент
он сытым был и размышлял о тайном...
– Откуда я – такой – произошел?
И почему я крылышек лишен?
Ведь даже белки, хоть не все, но могут
летать средь елей, сосен, кедров, пихт…
Так чем я – соболь – недостойней их?
Ужель мой промысл не угоден Богу?!
Я убиваю... Белочек, мышей,
тетерочек и прочих глухарей,
пищух и леммингов употребляю в пищу.
Что делать, если требуется есть?
Насытит ли меня Благая Весть?
Кто виноват, что я родился хищным?!
Пусть я зверушкам причиняю боль,
но я же соболь! Я хорош собой!
Мой мех всегда был ходовой валютой.
Я украшал царей и королев,
так неужели должен грызть орех -
по воле миролюбца Абсолюта?
…И соболь хмуро глянул в небеса.
Потом направил гордые глаза
на горы – «мягкой рухлядью» одеты...
Внизу темнели хвойные леса,
и в легкой дымке, тонкой, как слеза,
лежали заповедные места.
Куда непосвященным –
входа нету. 20
 

 

20 «Мягкая рухлядь» - так когда-то в Сибири называли шкурки пушных зверей... А о дальнейших приключениях Сола Сикорского – расскажу попозже. – П.П.

 

г.Красноярск, декабрь 2017 г.

 

 

X
Загрузка