Аномалии объективности

 

 

Однажды Арнольд Арестович зашел в автосалон посмотреть новые модели мини-куперов и вдруг в рекламном буклете увидел свою фотографию, на которой он каким-то чудом сидел в новенькой машине.

– Извините, но это я! — изумленно сказал Арнольд Арестович менеджеру, показывая буклет.

– Какие люди в Голливуде, — сказал менеджер, — но на скидку не рассчитывайте…

В соседнем здании был еще один автосалон и Арнольд Арестович зашел туда, открыл буклет и… в еще одном буклете, на этот раз с навороченными БМВ, опять увидел свою фотографию.

– А если я зайду еще в один автосалон? Буду ли я опять в буклете? — подумал Арнольд Арестович и решил разбудить лихо.

В третьем автосалоне, как не странно, он опять обнаружил себя в буклете в новенькой машине.

– Три разных буклета, и везде я! — радостно произнес он, но в четвертый автосалон решил не идти, потому что наверняка он и там будет в буклете.

Он понял, что бесконечно растиражировался, причем каким-то необычным способом.

– Не смерть ли это? — подумал Арнольд Арестович. — Но чья? Моя или окружающего мира?

В конце света нарушаются все видимые законы и Арнольд Арестович понял, что, раз такие вещи стали происходить, то это конец света.

И тут Арнольд Арестович «пошел конем» — он сделал пластическую операцию, чтобы на буклетах его никто не узнал.

Но, когда он опять зашел в автосалон, на буклетах его фотография оказалась обновленной с уже новым его лицом….

“И именно в конце света могут возникать вот такие вот чудеса, хотя на самом деле это не чудеса, ведь последние открытия физики показали, что есть универсальное единство, что, если человек где-то на фотографии — то это он же самый. Плоть также мистична, как и дух, об этом писал еще Бердяев”, — стал рассуждать Арнольд Арестович. “Если материя также мистична, как и дух, она может также, как и дух быть абсолютно пластична и меняться, и это вполне оправданно, что так случилось. Все мы живем в какой-то гигантской матрице и все суть какой-то высшей единой программы и все виртуальны. Может быть поэтому программа не допустила такого разнобоя между мной и моей фотографией. Но почему это возникло только сейчас, а раньше не возникало? Не иначе это конец света?” — понял Арнольд Арестович и стал ждать новых чудес.

 

X
Загрузка