Все стайкой в неведомый край

 
 
Хайку позднего лета
 
 
 
 
 
 
К бабочке
 
Вчера над цветком летала. Сегодня на нем недвижна.
Куда родилась ты, здесь умерев?
Рождаться страшно?
 
 
 
Клев
 
Рыбы клюют отражение рыбака.
Глаза выклевали  и не видно куда  спастись.
А птиц отражения утонули в небо.
 
 
 
 
***
В солнце закатное не смотри.
День  не послушался – ослеп, в ночь свалился.
И захлебнулся.
 
 
 
 
***
Шорох листьев крадется по хрупким птичьим трелям.
Срывается. И – тишина. Ее никто не заметил.
За звуками пряталась.
 
 
 
 
***
Помнишь ночное купание?
Ты плыла ко мне меж звезд, что в воде отражались.
Тобою был млечен путь.
 
 
 
 
Прогулка с собакой
 
Солнце вот-вот взойдет.
Птицы в нетерпении крыльями режут  мякоть неба.
Раны глубокие, кровь сочится.
Впился, жадно, но вкуса не чувствую.
Собака испугано смотрит:
вернись
 
 
 
 
***
 
День и ночь тело тянут-потянут,
перетянуть не могут.
Ночь перетянет – днем  пишу:
бессонница – небо где парят строки...
День перетянет – ночью
упавшие звезды подметаю…
 
 
 
 
Гриль
 
Кот завороженно смотрит на тушку курицы на вертеле.
Контроль над ней сохранить пытается.
Отслеживает вращение.
 
Утро, день, вечер, ночь… Смотрю завороженно на время.
Контроль над ним сохранить пытаюсь.
Отслеживаю  вращение.
 
Между кем его поделят, с вертела сняв?
 
 
 
 
***
 
Комната ночью. Свеча. У  зеркала ночной мотылек
в отчаянье бьется, брата спасти хочет,
 не может пробиться к нему.
 
Полетел  к свече, в огонь бросился: как быть?
А в зеркале брат в свое  улетел бессветье.
И никогда не узнает об этом.
 
 
 
 
 ***
 
Нашел старую тетрадку. Небесно-голубого цвета.
Десятки лет где-то пряталась.
Открыл. Мой почерк. Дневник первой любви.
 
Все сохранила бумага. Не растворила, не растеряла.
Разжег ею костер. Смотрел как горела память.
Ярко. Не больно.
 
 
 
 
 
К N***
 
Все что у нас есть –
сердца, души, тела –  слиты, неразделимы
всегда.
 
Как мы с тобою порой,
заблудившись во времени, найти не можем
всегда?
 
 
 
 
 Школа
 
Учителя  – немые стеклодувы -
стеклянные куклы выдувают
и жить учат – вверх бросают.
 
В школе внутреннее небо тёмное,
и многим куклам страшно делается.
Падают поскорей и разбиваются.
 
Немногие то небо преодолевают,
и в настоящем  бабочками становятся -
летают, легкие, целый день, что для них оставлен.
 
А те, что разбились,
даже понять не успевают,
что бабочками могли бы стать.
 
 
 
 
 
Не догнали МКС, но зато полетали от души (если, конечно, у  них есть душа)
 
Кто наблюдал едва заметный трепет век у ведьм, когда те стайкой скромной мчатся
вслед за космической ракетой,  из метел выжимая все эл. эс.,
тот понимает, что такое зависть –  не черная иль белая – земная,
а зависть-восхищение полета, когда летишь над миром на метле,
но медленней летишь, чем эмкаэс, и обречен сверхзвуковой полет
быстрее быть всего лишь только звука…
Ты – ведьма. Рождена, чтобы летать. Но вот ракеты выдумали суки.
 
Но трепет век – еще не все движенье. О, наблюденье шевеленья шерсти
у выгнувшего спину черного кота! Когтями впился в шерсть метлы,
как ветер в дым
(буква Ч наоборот – конструкция одной отдельно взятой летящей ведьмы.
Читать, читать пока не улетела стайка!)
свистящие вокруг о чем-то мусорном своем обломки метел, спутников и снов
в глазах не отражаются кота, и черной шерсти волнуется желтеющая нива
и тень шерстинки каждой на Луне растет.
 
А в притяженье притянувшись,  ведьмы языками пошевелят
о том, кому из них за хвост подергать удалось
сегмент американский или русский,
коты движенье воздуха вокруг Земли запустят хором
о том,  кто больше видел звезд.
 
 
 
 
 ***
- Джипиэс навигатор «сапоги сусанина».
- Силок истории!  Шута ник! В-е-р-г-и-л-и-й!
- Мне не до ада. Дао потерял.
 
 
 
 
Ирригация
 
Время расчерчено каналами:
Первый канал, второй канал, третий, четвертый…
В каналах помои текут и время ими пропахло.
 
Там,
где чистых вод река журчит,
ирригация не нужна.
 
 
 
 
***
Ночью стихи писал. Утром открыл блокнот:
строчки ночные ползут  на меня,
языком шевелят: свет живой покажи…
 
Захлопнул блокнот,
зашвырнул не помню куда.
 Остались там запертые.
 
Иногда прогрызают дно памяти,
ее мертвым теням язык показывают.
Живучие.
 
 
 
 
***
 
Щенок.
Принес в зубах блокнот.
Юношеские стихи? Открываю.
 
 «Ты проглотила боль мою… Верни!»
Кормлю щенка свежим мясом.
Чтобы падаль не подбирал.
 
 
 
 
Вес слов
 
Слово  «время» тяжелое, неподъемное.
Буква Я своим весом у земли его держит,
взлететь не дает.
 
Слово «вечность» легкое, почти невесомое.
Мягкий знак – пустышка, воздушный шарик,
в небо взлетает.
 
И все за ним стайкой в неведомый край.

 

X
Загрузка