Вот и лежит на столе подсолнух...

 
 
 
 
 
 
 
 
ЛЕНИВО ЛАПОЙ АКСЕЛЬБАНТЫ...
 
лениво лапой аксельбанты...
 
среда
гвардеец
первый снег
 
 
 
 
СИЖУ У МУСОРКИ НА TRAFALGAR SQUARE
 
сижу у мусорки на Trafalgar Square...
то посмотрю на Strand
который с Темзой исчезает
потом на Whitehall...
на текущий в Букингем The Mall...
крошу в озябших пальцах школьный мел...
и осторожно
еле слышно
улыбаюсь...
 
 
 
 
ЛЕЖУ ПЕРЕД РАССВЕТОМ НА ПОЛЯХ ПАРИЖА
 
лежу перед рассветом на полях Парижа
смотрю на облака – они всё ниже
они уже вонзаются в меня...
 
 
 
 
А ЧТО Я, СОБСТВЕННО, ЗАБЫЛ В TEATRO ALLA SCALA?
 
а что я, собственно, забыл в Teatro alla Scala?
сижу на мраморе, смеюсь...
что ж, ладно...
я по фойе счастливой кошкой пробегусь
и на портьерах
нервно
поболтаюсь...
 
 
 
 
МОРОЗНО. ЗЫБКО. Я ДЫШУ НА ПАЛЬЦЫ...
 
Морозно. Зыбко. Я дышу на пальцы...
Январь. Девятое. Три двадцать семь.
Сегодня уезжаем насовсем.
Спокоен я, спокоен кот, лишь мыши суетятся...
 
 
 
 
НАС ДОЖДЬ С КОТОМ ЗАСТАЛ ПОД ЗНАКОМ “WASHINGTON”
 
нас дождь с котом застал под знаком “Washington”
мы, получается, отменно прогулялись...
 
 
 
 
МЕРТВЕЦКИЙ СВЕТ ЛУНЫ И ТИШИНА
 
мертвецкий свет луны и тишина...
пересекаем Йорк уснувший
мы ищем жизнь, которая немного лучше
чем сейчас
 
 
 
 
ЛЕЖУ В ПОСЛЕДНЕЙ ЭЛЕКТРИЧКЕ
 
лежу в последней электричке
смотрю на потолок...
затылком чувствую, как мой палач идет
исправить неудачный выстрел...
 
 
 
 
ИЗ МАРЬИНОЙ РОЩИ
 
из Марьиной Рощи  выходят люди
а кто-то просто проходит мимо
а я живу здесь
 
 
 
 
СИЖУ И НЮХАЮ, КАК ПАХНУТ ПОЕЗДА
 
сижу и нюхаю, как пахнут поезда
я слушаю их грусть, их еле слышный шепот
когда они свой начинают топот
я закрываю лапками глаза
 
 
 
 
СИЖУ В ЗАКУСОЧНОЙ: НУ ЗДРАВСТВУЙ, БРАТ NEW YORK!..
 
сижу в закусочной: ну здравствуй, брат New York!..
тебя мне, если честно, не хватало
да и тебе одних рассветов было мало
прикинь, я – здесь! не плачь... теперь всё будет хорошо!
 
 
 
 
Я ЗАБЕРУ ТЕБЯ В МАРСЕЛЬ
 
я заберу тебя в Марсель...
 
сижу, верёвку проверяю...
 
 
 
 
СТРЕЛЯЛИСЬ В ПАРКЕ НА РАССВЕТЕ
 
стрелялись в парке на рассвете
с двенадцати шагов
как дети...
 
в живот...
 
 
 
 
ЗАПОЛЗ ИЗ ЛИВНЯ В ОЖИВЛЕННУЮ ТАВЕРНУ...
 
заполз из ливня в оживленную таверну...
 
надрывно кашляя, дышу...
я умирать сегодня не спешу –
пока погреюсь...
 
мы (мыши) – приучаем верить
пусть в крошечную
но – мечту
 
 
 
 
ШВЕЙЦАР ЗАМЕТНО ЗАСМУЩАЛСЯ
 
швейцар заметно засмущался
эрцгерцог был в ломину пьян...
а я с другим котом в прихожей
клубок катал...
 
 
 
 
МНЕ НА ПОРОГЕ РАССКАЗАЛИ
 
мне на пороге рассказали, что собак
держать не стоит...
 
ладно
 
как здоровско валяться в сумерках по спящему ромашковому полю
и гавкать, гавкать, гавкать, гавкать, гавкать...
 
 
 
 
МНЕ ДОЛГО ДО ТЕБЯ, Я НЕ УСПЕЮ...
 
мне долго до тебя, я не успею...
рву засыпающий навечно клевер
и всё пытаюсь им прикрыть пробитый алебардою живот...
 
 
 
 
ЛЕГКО ТАК СЕМЕНИТ ПОРТОВЫЙ КОТ
 
легко так семенит портовый кот
я тоже семеню за ним, стараюсь...
я очень маленькая мышь и этим отличаюсь
от офигеннейших портовых крыс...
 
 
 
 
ЕЩЕ СОВСЕМ ЧУТЬ-ЧУТЬ – И ПЛЕН...
 
еще совсем чуть-чуть – и плен...
 
от пота в латах ничего не вижу
я атакую! хоть и обездвижен
и я ликую! хоть и умерщвлен...
 
 
 
 
БРЕДУ ПУРГОЮ ПЕТРОГРАДА
 
бреду пургою Петрограда
приблудный пес бредет за мной
хотим с ним обрести покой
скользнув за баррикады
 
 
 
 
AUF WIEDERSEHEN, МОЯ ЛЮБОВЬ!..
 
Auf Wiedersehen, моя любовь!..
мы покидаем порт
нас ждёт в лучах закатных фьорд
остервенелый...
я на стене нарисовал углём и мелом
твой чуткий предрассветный сон...
 
 
 
 
СТОЮ В НЕЗАСЫПАЮЩЕЙ КОГОРТЕ
 
стою в незасыпающей когорте
чуть привалившись на копье и щит
осенний дождик моросит
и будто пахнет кофе...
 
 
 
 
МЕНЯ ВЗАШЕЙ ИЗ КЭБА
 
меня взашей из кэба...
лежу на мостовой
и яростно горжусь собой...
 
ведь всем известно, как мышей не любят англичане...
 
 
 
 
ПО БИТОМУ СТЕКЛУ
 
по битому стеклу
рычу
ступаю
а Ты мне улыбаешься раскрашенный во всё что можно камень...
 
я дальше
также
жить
хочу
 
 
 
ВДЫХАЮ ВЛАЖНЫХ БАЛОК СТОН
 
вдыхаю влажных балок стон
и за гранитом прячусь
сегодня ставили на кон
Braganca
 
ушёл
 
 
 
 
СИДИШЬ И ТИХО ЗАМЕРЗАЕШЬ
 
сидишь и тихо замерзаешь
на что-то смотришь
засыпаешь
 
 
 
 
ОПЯТЬ МЕНЯ УБИЛИ ИЗ НАГАНА
 
опять меня убили из нагана
пол пятого
 
 
 
 
ЕСТЬ КРОШЕЧНАЯ ЩЕЛЬ ПОД ПОТОЛКОМ
 
есть крошечная щель под потолком
и голоса
и брызги
там, похоже, дождь...
 
 
 
 
СПУСТИЛСЯ ПО СТУПЕНЯМ БОСИКОМ
 
спустился по ступеням босиком...
и дверь открыта...
вышел
 
прохладный ветер, запах нечистот...
коты с соседней крыши
 
а вы меня нарочно привяжите
 
сегодня
отплывает
пароход
 
 
 
 
КОГДА-ТО И Я БЫЛ ФЛЕЙТИСТКОЙ НА УЗКОЙ МАРСЕЛЬСКОЙ УЛОЧКЕ
 
когда-то и я был флейтисткой на узкой марсельской улочке
у меня был котик хромой, и нас осыпало листьями
принесенными
 
 
 
 
РАСПЛЕСКАЛСЯ ПО ОСТЫВАЮЩЕЙ ПЛИТКЕ НАБЕРЕЖНОЙ
 
расплескался по остывающей плитке набережной
выскользнувшим из слабеющих рук кальвадосом
теперь будут нюхать да лизать меня
пугливые
собаки
до самого моего настоящего солнца
 
 
 
 
БРЕДУ ПО СОННЫМ УЛИЦАМ УТРАЧЕННОЙ КОГДА-ТО БАРСЕЛОНЫ
 
бреду по сонным улицам утраченной когда-то Барселоны
навстречу каждый осторожный силуэт мне кажется знакомым
когда обрушится расплавленный рассвет на этот чуткий город
неспешно рассыпающийся человек сквозь зубы мне процедит: мы уходим!
 
 
 
 
Я ТУПО ПИЛ
 
я тупо пил...
 
Нью-Йорк, Центральный парк...
 
блин, не курю
 
 
 
 
В БЕРЛОГЕ ВСЕГДА ТУСКЛО
 
в берлоге всегда тускло
 
ты проползла?..
 
прикрой глаза, умри
 
 
 
 
В ЛУЧАХ РАССВЕТА РАЗЛИЧАЮ ЭРНСТА ТЕОДОРА
 
в лучах рассвета различаю Эрнста Теодора
(де ла Бастиста Вейра)
он, как обычно, пьян и пахнет табаком
с ним дюжина солдат тайком
а так хотелось к морю...
 
 
 
 
ХОЛОДНЫМИ РУКАМИ ТРОГАЮ, КАК ДЫШИТ ЛИССАБОН
 
холодными руками трогаю, как дышит Лиссабон
споткнулся о пустые фляги... лежу и слушаю неспешные раскаты волн
и шепчет мне на ухо Тахо:
мне – в океан, мой милый
но не уйду, пока не восстановишь силы
я буду слушать
осторожно
как улыбается во сне портовое вино...
 
 
 
 
КОГДА Я БЫЛ НЕИСТОВЫМ МЕДВЕДЕМ ИЗ СЕН-КЛУ
 
когда я был неистовым медведем из Сен-Клу
меня носильщики отчаянно боялись
и даже на рассвете не решались
уснуть
 
 
 
 
НЕ НАСТЕЖЬ ЛИ ДВЕРИ
 
не настежь ли двери
пойди, посмотри
дует сегодня чего-то
 
что говоришь
на пороге Царь?
зови Его в наше логово
 
 
 
 
ДЫШУ СВОЕЮ ПУСТОТОЙ И МРАКОМ
 
дышу своею пустотой и мраком
бреду своею тишиной во мгле
 
мне дёготь человека сладок
мне мёд его – на волоске
 
 
 
 
ХОТЕЛОСЬ КРУГЛОЕ ОКНО...
 
хотелось круглое окно...
 
 
 
 
НАС ВСТРЕТИЛИ ОГНЕМ ИЗ АРКЕБУЗ
 
нас встретили огнем из аркебуз
через доспехи жаля
а мы дистанцию нещадно сокращали
врачуя шпорами своих коней испуг
 
 
 
 
ТЫ ЗНАЕШЬ ЭТУ ИСТОВУЮ РЕКУ
 
ты знаешь эту истовую реку
которая сама себя несет
которая самой себе подвластна
которая питает свое счастье
прохладой своих быстрых вод
 
 
 
 
А ВОТ И ВАЛЛИЙЦЫ
 
а вот и валлийцы
с огромными
топорами...
 
 
 
 
Я ВСТРЕТИЛСЯ
 
я встретился не на пшеничном поле с команданте...
 
пожали руки, разошлись
 
 
 
 
Я ПРОСТО УЕЗЖАЮ
 
Я просто уезжаю
из Москвы...
 
Москва меня не отпускает:
Куда же ты?..
 
Стоим, как дураки
на ее сердце...
 
Приоткрываю ее сердца дверцу:
Только не смеши!
 
 
 
 
ЗАПИСОЧКИ
 
записочки...
 
в них – всё!
 
почти, конечно...
 
 
 
 
ПРЯТКИ
 
да Ты везде!
смеюсь...
 
и тем заманчивее прятки...
сегодня – я вожу!
 
Ты проиграл уже
Тебе давно пора во всём признаться...
я ж всё равно Тебя найду!
 
 
 
 
КАКИЕ ПТИЦЫ
 
какие птицы
в небе грозовом
резвятся...
 
хочу внимательно смотреть
в их птичьи лица
и с ними в воздухе валяться
 
и грянул гром
и грянул снег
и грянул этот зыбкий праздник!
 
 
 
 
Я ПАХНУ СЫРОСТЬЮ
 
я пахну сыростью
и пролитым на скатерть божоле
 
я искренен
когда рисую пальцами во мгле
 
не дожидаясь выстрела
я исправляю день в календаре
 
четверг
 
 
 
 
НАС ВЫВЕЛИ ВО ДВОР ЧУТЬ РАНЬШЕ
 
Нас вывели во двор чуть раньше, поспешили...
 
Стоим, рассвета ждём...
 
Зевают, кашель, сигаретный огонёк...
 
 
 
 
СЧАСТЬЕ
 
я выбежал на ветер подышать
договорился так с конвоем...
 
Спасибо!
 
 
 
 
БУЭНОС-АЙРЕС – ЭТО АРГЕНТИНА
 
Буэнос-Айрес – это Аргентина
уж ты поверь мне
 
мне нравилось тогда кривляться на сосне
и там же пить из горлышка испуганные вина
Аргентины...
 
 
 
 
 
МНЕ ТИХО
 
мне тихо
ночь растерянно дрожит
и сладко зябнут пальцы
чуть неуверенно листва кружится в вальсе
с надгробных плит
 
 
 
 
КОНЬЯК И БЕЛЫЙ КВАС С ЗЕФИРОМ
 
коньяк и белый квас с зефиром
в десятый час...
 
нечаянно
в пустой квартире
встречают, провожая нас...
 
 
 
 
ОСТАНОВИЛСЯ ПЕРЕД ПОДЪЕЗДОМ
 
остановился перед подъездом
смотрю на дверь, на фонарь, на окна
а может именно здесь суждено мне
в надежде
сдохнуть
 
 
 
 
НАС БЫЛО – ВОСЕМНАДЦАТЬ САБЕЛЬ
 
нас было – восемнадцать сабель
там – три максима и стрелковый взвод
а солнце весело встает за нами
и конь мой клевер с утренней росой жует
 
 
 
 
КОГДА НАМИ БЫЛ АТАКОВАН НАДМЕННЫЙ ФРИДРИХ
 
когда нами был атакован надменный Фридрих
мы крошили боевыми конями его солдат
нас было меньше, но мы неудержимо оставались живыми
а всё потому, что смерти не давали своими мечами встать
 
 
 
 
РАНЬШЕ НАС БЫЛО МНОГО
 
раньше нас было много
а теперь почти не осталось
капля малая, да и та уже
на веслах сохнет
 
 
 
 
И КТО БЫ НАРИСОВАЛ
 
и кто бы нарисовал
меня
отдирающего от себя одежду
вчера на это согласился Шагал
уже лестно
но из Царских Врат
глаза в глаза Самый Честный:
а Давид плясал мне...
 
 
 
 
И ВОТ ПО ПОДЗЕМНОМУ ПЕРЕХОДУ
 
и вот по подземному переходу
скорее уже под утро
будто окунувши в вязкий этот подземный воздух голову
плетусь
и совсем не холодно
разве только лишь
самую-самую чуточку
 
 
 
 
ВОТ И ЛЕЖИТ НА СТОЛЕ ПОДСОЛНУХ
 
вот и лежит на столе подсолнух
а чего ему надо?
а я даже
не задаю вопроса
так ковыряю
 
 
 
 
А РЕЛЬСЫ УХОДЯТ В ВОДУ
 
а рельсы уходят в воду
и вот как я буду останавливать этот ваш поезд?
кричать что ли?
руками размахивать и танцевать вдоль поля?
да кто ж мне поверит, что с вами может случиться такое?
 
кто, кто... хомячок из плацкарта в восьмом вагоне!
 
 
 
 
И ЛЕНЬ, И ВЕТЕР...
 
и лень, и ветер...
не буду никуда выходить сегодня
пусть даже останется дом голодным
в четвертую четверть
от чего-то
еле-еле заметного
похожего
если и ни на варение
(черничное)
то уж точно – на обруч
сверкающий
оцинкованный
 
 
 
 
Я ЛЮБЛЮ ТИШИНУ ГРОБОВУЮ
 
я люблю тишину гробовую
я люблю грохот поездов подземки
да я вам любую прямую закольцую
если гномы мои из застенков
выйдут
 
 
 
 
ВОТ И ЗАКОНЧИЛОСЬ ЭЛЕКТРИЧЕСТВО
 
вот и закончилось электричество
стало темно, тихо, холодно и осторожно
а у меня, кстати, в остывающем холодильнике
осталось два пирожных
на верхней полке
а мне только лишь хочется
вращать искренний обруч
и слегка пританцовывать
слегка пританцовывать
ему
 

X
Загрузка