Стихи из сборника «Птицы»

 

 
 
 
Птичка
 
Еще не выцвела прохлада,
Вдоль неба облачный налет
И птичка на четыре лада
На ближнем дереве поет.
 
Не дожидается ответа -
Как россыпь звонких леденцов,
Канцона, что настало лето
И вдоволь корма для птенцов.
 
И, улыбаясь беспричинно,
Мы погружаемся на миг
В зеленый шелест тополиный
И щебетания родник.
 
 
 
 
Хищники
 
Нам ястреб милей, чем стервятник,
И оба над рощей кружат,
Над беличьим пнем, голубятней,
Над полем, где колос не сжат,
 
Наметанным глазом сличая
Движенья и стылости код.
 
И ястреб парит, и качает
Стервятника сбивчивый лет.
 
Расклевана падаль до шкурки
Под жухлой осенней травой,
А рядом когтистые жмурки
С убийством и кровью живой.
 
 
 
 
 
Вороны
 
Сегодня неймется воронам:
над крышами черный раздрай,
спустились на голые кроны -
хоть ведрами их собирай!
 
Кружение аспидных пятен
все яростней, громче, видней,
как будто дают на закате
премьеру театра теней.
 
 
 
Рисунок птицы
 
Нарисована цапля на ширме,
пересмешник порхает к тебе -
плотным шелком и тюлем эфирным
мир участвует в птичьей судьбе.
 
Красный падуб и сосны им фоном,
скоро в лужах проклюнется лед,
и прикинулся воздух шифоном,
и обивка пустилась в полет.
 
 
 
Синица
 
Где поздняя ласка воскреснет
и смех шелестит по садам,
какие завещаны песни
далеким холодным годам?
 
Какие завещаны строчки
за мельничным скрипом колес?
 
Котенок со сползшим носочком,
синица на вишне в мороз.
 
 
 
 
 
Весенняя страница
 
Cколько потерям ни сниться
и ни сбиваться с пути,
вновь на весенней странице
листьям и травам расти.
 
Юные песни далече —
но погоди, погляди:
утки летят мне навстречу,
гуси кричат позади.
 
Черным обводам дивлюсь я,
вас не держу за врагов,
злые канадские гуси,
бедствие здешних лугов.
 
Пусть расцветает черешня,
пусть ковыляют стихи,
пусть мой двойник - пересмешник
дразнится в кроне ольхи.
 
 
 
 
Кречет
 
Студенческой вольницы речи,
Горит на столешнице ром.
 
И память, прикованный кречет,
Касается жарким пером.
 
Урал, и мосты через Волгу,
И летний сухумский вокзал.
 
Мы с птицей подолгу... подолгу
Глядели друг другу в глаза.
 
 
 
 
 
Птичий цех
 
Литая зеленая тень
из кленов, ольхи, пондеросы
выводит тропу в яркий день,
где цапли скользят вдоль откоса,
 
где нежный фарфор и агат -
здесь серая с белой породы;
крылатые пики летят
сквозь солнечный ветер природы.
 
И ястреб безвредный вверху,
и блики стрижей черно-белых.
Как радостно в птичьем цеху,
как славно поставлено дело!
 
 
 
Зарянка
 
Зарянка летает тревожно
И стонет в вечерних кустах,
Как песня любви невозможной,
Как детство, познавшее страх.
 
Так жалится птаха кому-то,
А рядом, на сгибе времен,
Оранжевый бантик уюта
Из ленты огней заплетен.
 
 
 
 
Пасхальное воскресенье
 
              "Пойте, честные чешские птицы"
                                А. Тарковский
 
Я с утра пересмешников слушал
На деревьях вокруг пустыря.
Может, это веселые души
Мне весенней толпой говорят:
 
«Здравствуй, здравствуй, случайный прохожий,
Птицелюб, птицегляд, птицелов!
Ты напрасно бессмертьем встревожен -
Немудреное счастье дороже
И журчанье неслыханных слов».
 
 
 
Занятия
 
Ветерок, и проснувшийся лес,
и пригорок покосами выбрит.
Пересмешнику наперерез
промелькнул изумрудный колибри.
 
Кто поет, кто кормиться летит,
кто жилище из прутиков строит,
и у каждого свой аппетит
и занятие летней порою.
 
 
 
 
Три месяца цапель
 
Три месяца цапли гнездятся вблизи,
летают, и бродят в овраге,
и желтые клювы торчат, и в грязи
ступают их желтые краги.
 
Здесь серую цаплю зовут голубой;
взлетает красавица с кочки,
широкие крылья неся над собой
в простой вороной оторочке.
 
Весь день по верхушкам бежит говорок,
посменно еда и учеба,
где сотне птенцов объясняют урок
семейства, глядящие в оба.
 
 
 
Овражек
 
Нынче утром синь такая,
даль белёсая слегка.
Постепенно подсыхает
паводковая река.
 
Бродят гуси неуклюже,
грязь и камешки меся,
и в зеленой длинной луже
отразилась цапля вся.
 
Приюти меня, овражек.
Пусть бессонные глаза
мне воздушным соком смажет
голубая стрекоза.
 
Дай мне спрятаться, низина,
и былинкой укажи,
как тропою мошкариной
мчатся ловкие стрижи.
 
 
 
 
 
Фрегат «Паллада»
 
                                                        И.Б.
 
Мне критик намекнул однажды,
что строится поэма жизни
из мелких ежедневных слепков,
картинок, обрамленных в речь.
 
Пусть так. Но глаз усталых жажду
никто живой водой не сбрызнет,
и семьи вытянувших репку
не станут корнеплод стеречь.
 
И вспомнился фрегат «Паллада»,
затопленный в далеких водах,
оставив по себе записки,
великий путевой дневник.
 
Стихи - отсроченная радость
изменчивой красе природы
и цапле, пролетевшей близко
и приземлившейся в тростник.
 
 
 
Трехслойное кружево
 
В аллеях дождевые лужи,
над ними теплый пар плывет.
Три яруса зеленых кружев
загородили небосвод.
 
Ревнуют пасмурное небо
ольха, и клены, и сосна,
и, словно соль на ломте хлеба,
сквозь тучи россыпь звезд видна.
 
А на просторе, за оградой,
толпа стрижей, как на пиру,
вскипает черным водопадом
и истребляет мошкару.
 
 
Прилет цапли
 
Враз потеплело. Как много необлетевшей листвы! Свесилась с веток убого, с прошлого года застыв. Желтые пятна сквозь воздух сумерек реют везде.
 
Первая цапля, как гвоздик - серая в сером гнезде. Скоро заполнятся хоры: здесь инкубатор, детсад; вскормят птенцов под надзором - и восвояси летят.
 
 
 
Вешки
 
Уже просыпаются птицы,
Пернатые вешки зари,
Но долго приснившимся лицам
В рассеянных мыслях парить.
 
Уже распеваются птицы,
И длится межвременья час,
Где сердце не может ужиться
С тенями, пленившими нас.
 
Уже заливаются птицы,
Выходишь по узкой стезе
К тому, что сегодня случится.
И где твоя Федра, Тезей?
 
 
 
Цапля (детское)
 
Пахнет тиной у ручья,
Вдоль бежит тропа ничья,
 
И огромной серой каплей
У воды застыла цапля.
 
Тень, журчанье - благодать
Здесь лягушек поджидать.
 
Эй, держи окольный путь,
Чтобы птицу не спугнуть.
Последние публикации: 

X
Загрузка