Смотрю в оптический прицел

 
 
 
 
 
 
 
 
КАК Я СМОГУ ИЗ ЭТИХ СТРУН ВЫПУТАТЬ
 
как я смогу из этих струн выпутать
то, что вырвалось и заплакало
и вот пальцы режу в кровь
и неистово
рычу, рычу, рычу
рычу
и весёлой кровью
на космически бледный кафель
кашляю
 
 
 
 
 
КОГДА СЛИШКОМ ХОЛОДНО
 
когда слишком холодно
можно отвлечься, скажем
на кенгуру какое-нибудь
или же подышать
внимательно
на занемевшие пальцы –
без разницы –
лишь бы голову
удержать
и не спать, не спать, не спать
не спать еще
 
 
 
 
 
НУ И ГДЕ Ж КАВАЛЕРЫ
 
ну и где ж кавалеры
что проводят меня на двор задний
что тыкнут мне в спину уверенным пальцем
иди мол
иди мол
и хоть рычи тогда
а хоть плачь уже
всё едино
 
 
 
 
 
СТОЮ РЯДОМ С ОГНЕТУШИТЕЛЕМ
 
стою рядом с огнетушителем и даже не знаю, как им воспользоваться
вдвоём с ним смотрим
на пожар адский
 
 
 
 
 
МНЕ ВСЕГДА НЕДОСТАВАЛО ХРАБРОСТИ
 
мне всегда недоставало храбрости
а вот сегодня – достанет!
сегодня нас из стечкина убивают
а я как раз уже
на той самой невидимой грани
откуда – ландыши!
 
 
 
 
 
МНЕ ВСЕГДА НЕ ХВАТАЛО КАКОЙ-НИБУДЬ АРГЕНТИНЫ
 
мне всегда не хватало какой-нибудь аргентины
каких-нибудь невероятных усыпальниц
и смотреть вот так близко на великолепие пальцев
своих
когда они извлекают жизни
из тугих
деревянных
клавиш
 
 
 
 
 
И САБЕЛЬНОЙ АТАКИ КРОВЯНАЯ ДУРЬ
 
и сабельной атаки кровяная дурь
конь подо мной рычит
ноздрями собирает ветер
я никогда еще на этом свете
не помирал под столь звенящий шепот пуль
 
 
 
 
УМИРАТЬ НА ВОКЗАЛЕ НЕ СТРАШНО
 
умирать на вокзале не страшно
все же тоже куда-то едут
может быть, и меня не заденут
волочащего день вчерашний
где мне выдали даже фуражку
для вокзальной скамейки
 
 
 
 
 
ЕНОТЫ УСНУЛИ...
 
Еноты уснули...
И город замер!
Клубочком свернулось небо!
И даже, кто этого никогда не делал –
им улыбается.
 
 
 
 
 
ВОТ И ДУЙТЕ ТЕПЕРЬ НА ОДУВАНЧИКИ
 
вот и дуйте теперь на одуванчики
им давно всё равно уже
только не трогайте их своими цепкими слащавыми пальчиками
спугнёте
 
 
 
 
 
ВЕРТИТСЯ ЛЕТО
 
вертится лето
как над правильным мангалом вертел
как под проливным дождем хотел я
из сердца
выколупать
ну хоть собачонку какую-нибудь
ну хоть котеночка
а выколупалось что?
сидеть на качелях
и горланить песни
до самого позднего вечера
пока не достигнут своих дворов самые правильные
самые настоящие
самые красивые
человеки
 
 
 
 
 
ПЛЕТЕТСЯ МЫШЬ
 
плетется мышь
ей трудно было жить во вторник
ей трудно будет жить в четверг
но – в среду!!!
мышь довольная
смеется!
 
 
 
 
 
НАМ СЛИШКОМ ТРУДНО БЕЗ ОБЁРТКИ
 
нам слишком трудно без обёртки
о счастье говорить...
 
 
 
 
 
ХОЖУ, БРОЖУ, СМОТРЮ НА КАМНИ
 
хожу, брожу, смотрю на камни
чихаю в носовых платков
шальную тайну
 
 
 
 
 
СМОТРЮ В ОПТИЧЕСКИЙ ПРИЦЕЛ
 
смотрю в оптический прицел
а там – весна
 
 
 
 
 
РЕБЕНОК ПОДБИРАЛ С ЗЕМЛИ
 
ребенок подбирал с земли...
 
смеемся
 
 
 
 
 
НЕЖНОЕ
 
как не случаен выстрел СВД
так не случаен ты под этот выстрел
 
 
 
 
 
А ТАПКИ МЫ СЕЙЧАС ЗАМЕНИМ
 
а тапки мы сейчас заменим
на злого сердца
стук
 
 
 
 
 
Я ПРОСТО НОГУ
 
я просто ногу, что болит – меновазином
но уже поздно
ухожу
 
 
 
 
 
МОИ ГЛАЗА НЕ ПЕРЕСТАНУТ
 
мои глаза не перестанут
из сумерек тончайших пить
 
и мне бы в раковине не забыть
корявые
ростки
бурьяна
 
 
 
 
 
 
РУБИНОВЫЙ РАССВЕТ
 
рубиновый рассвет
приталенное платье
веревочка на холодеющем запястье
и дым случайных сигарет
 
 
 
 
 
КОГДА ТЕБЯ НАСТИГНЕТ СНЕГ
 
когда тебя настигнет снег
попробуй на язык
 
вот также поступает смерть
когда косу вздымаю вверх
чтобы ее убить
 
 
 
 
ЗАВЯЗЛИ В НЕБЕ ФОНАРИ
 
завязли в небе фонари –
рисуй Ван Гог!
в небрежно-черное вверни
их желтоватый сок
что жадно
пью
с руки
 
 
 
 
 
Я ВЫГРЫЗ КАРАМЕЛЬКУ
 
я выгрыз карамельку
из ледяной скалы
 
жую
 
 
 
 
 
НЕ ТРОГАЙТЕ МЕНЯ
 
не трогайте меня, когда я умираю хомячком
мне не нужна огромных ваших пальцев
любовь
 
 
 
 
 
УДАРОМ СБИЛИ СО СПИНЫ
 
ударом сбили со спины
лицом в песок
и слишком медленно
штыком
моё рычание пронзая
 
 
 
 
 
КО МНЕ ЛЕТЕЛИ МЕДЛЕННЫЕ ПТИЦЫ
 
ко мне летели медленные птицы
сквозь дыры в облаках
они всё силились кому-нибудь присниться
а я пшено держать устал
рассыпал
 
 
 
 
 
А НЕ ЯНВАРЬ ЛИ УЖЕ?
 
А не январь ли уже?
Нет, не январь уже.
Не январь, нет.
И не сентябрь.
Уже и не август.
Просто – мел
сегодня слишком на пальцах крошится...
 
 
 
 
 
ЗДРАВСТВУЙ
 
Здравствуй, Райнер Вернер,
или кто ты там сегодня –
Хосе Фернандес?
Ладно уж,
теперь говори...
 
Черепаха пряталась в панцирь,
а я всё кутал озябшие ноги
твои...
 
Мягкий плед
всегда начинался
с ветром!
И только с ним...
 
И сегодня далеко уже не пятнадцатое...
И хотелось бы
запах цветущего клевера
нарочито медленно
в сердце твое
вонзить
 
ласково
 
 
 
 
 
СТРЕЛЯТЬ НАС ГРАМОТНЕЕ ВСЕГО ПОД УТРО
 
стрелять нас грамотнее всего под утро
тогда мы тихие, даже убежать не пытаемся
мы просто садимся и не бояться стараемся
и только лишь слушаем, слушаем, слушаем, слушаем, слушаем...
 
 
 
 
 
МНЕ ОЧЕНЬ ТРУДНО ПОВОРАЧИВАТЬСЯ К СОЛНЦУ
 
мне очень трудно поворачиваться к солнцу
стою к нему спиной
 
и вот смешная пуля надо мной
кружась, смеется
 
 
 
 
 
ВСЕ, ЧТО МОГУ – ДЕРЗАТЬ
 
все, что могу – дерзать
а остальное – выжгло
я в этом пламени стою по стойке смирно
и мне в нем хорошо, я не желаю вспять
 
 
 
 
 
ЕДВА ЗАМЕТНО ТЮЛЬ
 
едва заметно тюль
от вздрогнувшего ветра...
 
так, словно ястребом в звенящей тишине пропето
последнее: adieu!
 
 
 
 
 
УЖЕ СЕНТЯБРЬ. ТРАМВАЙНЫЙ КРУГ. ГРОЗА.
Уже сентябрь. Трамвайный круг. Гроза.
Бреду вдоль кладбища. Смотрю перед собой. Сутулюсь.
По мокрой коже недоверчиво пугливых улиц
Я в эту ночь к теплу и свету опоздал.
 

X
Загрузка