Скит (11-14)

 
 
Окно в деревне, 1915 - Марк Шагал
 
 
11
 
Стежок за стежком
 
 
***
Вороватые сумерки, крадучись, проступали
миг за мигом, пятно за пятном и шажок за шажком,
день и ночь, свет и тень неотступно сшивали
день за днем, тень за тенью, стежок за стежком.
 
 
***
Оплывала свеча, редким дымом печаль уплывала,
и в разрывах звеня, зеленея, зияла земля,
улетал, уносясь, и любовь от меня отлетала,
обвивалась, душила тупая тоска, как змея.
 
 
***
Из туманов, обманов, из счастливых бесспорных иллюзий,
полуправд и бравад, полуслов наугад, невпопад
возвратилось гнетущим и горестно тягостным грузом,
улететь без оглядки, а багаж переправить назад.
 
 
***
К полумертвой душе неотступно слова подступали,
беспощадно давила кряжистая плотная речь,
а внизу проплывали пустые и полые дали,
и Творец не спешил утешения слово извлечь.
 
 
***
Сверкнуло над левою бровью предвестье,
как немоты бесконечной предместье,
мелькнуло, обрушилось: игры заклания,
лезвия блеск — бесконечность желания.
 
 
***
День, источенный сомнениями,
ночь, обласканная сновидениями,
сновидения — жизнь напролет,
несуразно, отважно, на взлет.
 
 
***
О равнинном аршине
поздно здесь рассуждать,
холодно на вершине,
невозможно дышать.
 
 
***
В отдушине злобно свистит,
ропщет ветер, рыща по крыше,
задыхаясь, душа шелестит,
одышливо дышит.
 
 
***
Перед времени ложью
кто славен, кто слаб?
Пленник, заложник,
бунтующий раб.
 
 
***
Дуновение — флейта не злая
жизнь блаженную напролет,
день за днем, не зовя, не взывая,
листая звуки, поет.
 
 
***
Бесконечная тень легла от креста
бессильной мощью отчаяния
во всю обреченность пустого листа,
во всю беспредельность молчания.
 
 
***
Похоронив, избыть, разбить,
с ненужной памятью расстаться,
раскаяться и расквитаться,
назойливое разлюбить.
 
 
***
Все кончится, и все начнется вновь,
замкнувшийся, круг снова разомкнется,
и он во времени со мною разминется,
как  все, начавший с рифмы кровь-любовь.
 
 
***
Вот, и снова дожди по утрам,
вот, опять вечера бесконечны, дни не вечны, а ночи беспечны,
путь такой же, по-прежнему Млечный,
вот, и снова дожди по утрам.
 
 
***
С кем не холодно, далеко,
с кем не голодно, те не близко,
тяжело без тех, с кем легко
на пиру и на тризне.
 
 
***
Поле боя и волчьего воя,
поле горя, увечной угарной тоски,
поле боли сожженной, которому низкие колкие звезды близки,
поле воя и злобной завистливой неприкаянной воли.
 
 
12
 
Не умыслом ломким людским
 
 
***
Не умыслом ломким людским,
не вымыслом зренья и слуха,
но помыслом Божьим живым,
но промыслом Божьего духа.
 
 
***
Замедляют  звуки свой лёт,
зеленея, краснея, чернея,
снег не тает, и хлеб не черствеет
весь остаток судьбы напролет.
 
 
***
Сминая, сметая преграды,
руша, корчуя, круша,
миг за мгновением кряду
истины жаждет душа.
 
 
***
День шел за днем,
за ночью ночь шагала,
и Витебск озарялся за окном
сапфировым видением Шагала.
 
 
***
Ночь безмолвием гулким полна,
безграничной бездонностью сонной,
и осколком осокою колкой
пробирается желто луна.
 
 
***
Город, гордо парящий во мгле,
прикорнувший неловко в тумане,
спит во лжи и проснется в обмане,
когда ангел блеснет на игле.
 
 
***
Необузданный, буйный рассвет
и закат из тишайших тишайший,
перекресток последний ближайший
хорошо различим на просвет.
 
 
***
Покинув родные голодные дали,
позабыв отечества дым,
ненасытно глодали
варвары Рим.
 
 
***
Из нерезкого образа, тени,
из брожения дерзкой волны
станешь пеною ослепления,
вырастающей из глубины.
 
 
***
Неуютная юная плоть,
дух, искрящийся на изломе,
в упоении, страсти, истоме
страх восторга не перебороть.
 
 
***
Юность, светом и музыкой полнись,
Ариадны разматывай нить,
чтобы было, что в старости помнить,
чтобы было, чем в старости жить.
 
 
***
Зеленые звуки грузинских судеб,
под небом гортанное эхо,
жизнь бесконечно прекрасна для всех
вином, песней и хлебом.
 
 
***
Перепишем прошлое начисто,
грязноватый порвем черновик,
ничего то, что было, не значит,
вытертый половик.
 
 
***
Пересохшая рыжая хвоя,
ожидания мелкая дрожь,
тени пляшут, пятная обои,
за окном в пустоте ржавый дождь.
 
 
***
Стать деревом? А может, лучше камнем
на краешке обрыва, на скале.
На солнце в полдень? Лучше в полумгле,
когда в ущелье зажигают лампы.
 
 
***
Из земли выползает змея,
извивается, зеленея,
ей навстречу небесного цвета земля,
в заморозках индевея.
 
 
***
Ветер с моря, тревожащий горы,
в пене белой могучей волны
выкипают больные укоры
не забытой, не смытой вины.
 
 
***
И будет, случится: заметят меня,
узнаю забытые лица,
и при сретении льда и огня
стих от меня отделится.
 
 
***
Не пора ли на склоне отпущенных дней
прекратить, плутая, искать
ту из плоти непрочной моей,
с кем над Витебском мне летать.
 
 
***
Застыло акварелью на стене,
светлея вечерами в тесной раме,
как будто выходя неспешно к рампе,
художник обращается ко мне.
 
 
***
Изгибы плоти и извивы речи —
все пожирает тонкий пар речной,
и, озаряя топкий сон ночной,
горят и не сгорают в небе  свечи.
 
***
Это больше его самого,
его воли и жизни живее,
глубже бездны глухой глубоко,
сыновей и потомков важнее.
 
 
***
Это светлая, хрупкая рань,
это колко, тревожно и сонно,
это тонкая, топкая грань,
это юное терпкое соло.
 
 
***
Я его ни о чем не просил,
мог, не мог, не в этом ведь дело,
не просил, потому что он был,
я был рядом, лишь это посмел я.
 
 
***
Огромный день обрывается сном
бесконечным, детским, несложным,
утром в доме один, за углом
зимнее солнце тревожно.
 
 
***
Рассыпается звонко мороз
и ложится на стекла узором,
в лунном свете блестит под забором
тонкий лед навсегда и всерьез.
 
 
***
Прелюдия Божьего гнева:
в больнице средь белого дня
ангелы справа и слева
вослед целуют меня.
 
 
***
Начала не было, не будет и конца,
все состоится, без меня случится,
красой невиданной отмеченные лица,
ни одного знакомого лица.
 
 
***
Вот, и отжило всё без остатка,
вот, и прожито всё, сожжено,
только образ: парящий в крылатке
одинокий, и море одно.
 
 
***
Вначале свет, и свет в конце. Иначе.
Вначале тьма, а свет в конце. Иначе.
Вначале свет, а тьма в конце. Иначе.
Вначале тьма, и тьма в конце. Иначе.
 
 
13
 
Здесь, в скиту
 
 
***
Скукоживаясь на свету,
устав от терзаний,
в светлом скиту
спастись от дерзаний.
 
 
***
От витания и скитания
на ходу, на бегу, на лету
взойти в центр мироздания,
поселиться в скиту.
 
 
***
Не кипят круговерти,
слова не терзают,
в скиту не до смерти,
в скиту умирают.
 
 
***
В слова обращаются звуки
в к`ипенном, снежном лету,
долу снег, гор`е руки:
слову тесно в скиту.
 
 
***
Схлынет печалей орда,
стихнут заботы,
беспечальное время труда,
пора беззаботной работы.
 
 
***
Вдруг, час не ровен,
на помине легка,
потому не из бревен,
из слов — на века.
 
 
***
Дерзаниями, смятениями
считал дни за днями,
раньше  — рождениями,
ныне — смертями.
 
 
***
Жизнь клонит плечи,
разгибая, продлись,
дни — бесконечно,
стремительно — жизнь.
 
 
***
Подчинившись власти стихий,
покорившись воле разлада,
перестанут слагаться стихи,
на звуки начнут распадаться.
 
 
***
Тихо, несмело
тоска за тревогой,
всё за пределом,
всё за порогом.
 
 
***
Нет в округе следов.
Не протоптаны? Замело?
Бесконечно, бесснежно, без слов,
оледенело, не зло.
 
 
***
Скорби тише и страсти не злы,
перекрестки все реже, все шире распутья,
затянувшиеся узлы
все равно не распутать.
 
 
***
Все, кто здесь, все по праву,
снегом скит намело
всем, кто пережил славу,
не дожил до нее.
 
 
***
Здесь светло,
здесь никто никого никогда не осудит,
замело,
здесь времени больше не будет.
 
 
***
Здесь сложность обернется простотой,
и перед ней отчаянье смирится,
соткутся в круговерти снежной лица:
попросятся скитальцы на постой.
 
 
***
Здесь небрежно и нежно,
неизбежно светло,
ослепительно снежно,
безбрежно легко.
 
 
***
Здесь земля слишком к небу близка,
здесь незримое слишком понятно,
здесь тоска невозможно светла,
здесь немыслимо сложное внятно.
 
 
***
Прибивает к причалу:
время движется вспять,
и — начать все сначала,
повторить все опять.
 
 
***
Будут утром следы,
зверь бродил ночью молча,
голодны, холодны,
заячьи или волчьи.
 
 
***
С чистого начиная листа,
чудо являю,
обживаю пространство скита,
ход времени оживляю.
 
 
***
Не изгнанник и не скиталец,
не на лету — на свету,
постоялец
в скиту.
 
 
***
Дар или изъян?
Отмечен ли? Уличен?
Из пространства изъят,
из времени исключен.
 
 
***
Из ветра и снега,
из бури и льда
скит для побега
из куда в никуда.
 
 
***
Вверх по откосу!
За собою? За ней?
В чьей руке посох
от обилия дней?
 
 
***
Круг отчуждения,
мир круговерти,
тайна рождения,
таинство смерти.
 
 
14
 
Я ведь жив, чтобы вас воскресить
 
 
***
Созвучий неопознанные знаки,
созвездия событий и судеб,
пророчества не сеяные злаки,
и — слеп пророк, и зов его нелеп.
 
 
***
На мелководье солнце плещется,
играет радужная взвесь,
и мнится, грезится, мерещится,
что день, хоть прожит, но не весь.
 
 
***
Загоню себя в клетку стиха,
сочинением дух усмиряя,
мех мой пуст, раздувая меха,
все допил, но в огне не сгораю.
 
 
***
Медленно, неуклонно,
ожидая последней поры,
камни сползают по склону
Масличной вечной горы.
 
 
***
От чужого спасаясь,
себя собой окружаю,
в роль вживаясь,
себя из себя выживаю.
 
 
***
Безнадзорная тень на стене,
беспризорные вольные мысли,
стих крылато на время нанизан
в не распахнутом миру окне.
 
 
***
Господь нам даровал желанья эвфемизмы —
сливать слова и звуки сопрягать,
не чуждость смерти, но превыше — жизни,
смерть не поправшую, живую благодать.
 
 
***
Артефактом древнего Рима,
как в руинах сокрывшийся Рим,
стану образом, мутным, незримым,
неподатливым, неживым.
 
 
***
День, вечер, с самого утра
катрен, терцина,
была сонетная пора,
тоски и сплина.
 
 
***
Стихи сочиняют меня
сбивчиво, ломко, неточно
ночами, при свете дня
прерывисто и непрочно.
 
 
***
Напоследок улов:
невод полон добычи из страхов,
необузданных слов
и судьбы неопознанных знаков.
 
 
***
Всю жизнь за ним я двигаюсь вослед,
и, вот, настиг в стерильности больничной,
в эпохе громогласной и безличной,
где от удушья умирал мой дед.
 
 
***
Родился я, хоть Каспий пенился
и перехлестывали волны,
прищуриваясь, немец целился,
на маму сбрасывая бомбы.
 
 
***
Кроткое детство, краткая юность,
минуло все, мигом метнулось.
Осенний предел осенила беспечность,
короткая, краткая, кроткая вечность.
 
 
***
Жизнь не проходит, но проживается,
смерть, отрицая, с ней уживается.
Вспыхнул, исчез неосознанный миг:
не смог, не сумел, не успел, не постиг.
 
 
***
От привычного дня не отлично,
в час назначенный солнце взойдет,
будет все это очень обычно,
не случится — произойдет.
 
 
***
Что и требовалось: напророчили
снежные круговерти.
Длинные, зимние ранние ночи —
репетиция смерти.
 
 
***
К утру ли, к скончанию дня,
не суть, не случится — но будет,
и будет: не будет меня,
и ничего не убудет.
 
 
***
Всем идущим на меч нараспашку —
щель спасительная бытия,
всеблагая броня черепашья,
а затем, как и всем, лития.
 
 
***
Ни страдания, ни мучения,
тихий белый закат за рекой,
ни отчаяния, ни влечения,
покой.
 
 
***
Все впереди, конечно, впереди,
конечно, впереди, не все, конечно,
все впереди, хотя не очень спешно,
рубеж последний, Боже, отведи.
 
 
***
Все поздравления лживы,
лишь когда поминаем,
с тем, что мы еще живы,
себя поздравляем.
 
 
***
Еще не все! Глоток! Один глоток!
Последний? Нет! Он только предпоследний!
Все бредни?! Нет! Еще один гребок!
Поток могуч?! Меня сильнее?! Бредни!
 
 
***
Не проползти, но пройти
достойно, без снисхожденья
все искушенья пути
от рожденья до смерти.
 
 
***
Утро, вечер — за днями дни,
утро, вечер, вся жизнь день за днями,
а на сцене проносят огни
в антракте между смертями.
 
 
***
Я войду, я надежду у входа оставлю,
подожду, а когда призовут,
словно в детстве, захлопнутся ставни
и туго затянется жгут.
 
 
***
Я праздники отпраздновал, пора,
теперь настало время для работы,
забот, сказалось лучше бы, турботы*
труда и требы до ночи с утра.
 
* Турбота. Забота (укр.).
 
 
***
Воспою на свой риск, на свой страх
громыханье и стоны,
корабль, затонувший в снегах,
судно, песком занесенное.
 
 
***
Посмертное бессмертие души?
Бессмертная посмертная удача?
Тишь глуши,
ни смеха, ни плача.
 
 
***
Успеть, долететь, попрощаться,
добраться в последний миг.
Зачем? Все равно расставаться,
не лицо запомнив, но лик.
 
 
***
Подставляя под ношу плечо,
горизонт в край небесный вминая,
позову я живущих еще,
не живущих уже поминая.
 
 
***
Едва белеющий покой
нас освятит, сокроют хлопья
реченье мудрости благой
и слово глупости холопье.
 
 
***
Таинство прихода и ухода,
тайна почерневшего листа,
беспечальна природа,
непорочно непрочно чиста.
 
 
***
Пробирается смерть не спеша,
словно солнце на запад с восхода,
жизнь за жизнью восходит душа,
истончается дух год от года.
 
 
***
Я рожден, чтобы вас воскресить,
чтобы вспомнить, запомнить, напомнить,
душу памятью светлой наполнить,
я ведь жив, чтобы вас воскресить.
 
 
2014-2017

X
Загрузка