Река Однаждывойтиневыйти

 
 
 
 
Сталевар
 
жизнь точно каша из топора.
точно снеговик в феврале.
чуть тревожно, заворожено
гляжу на летящих грачей.
в крови все меньше алкоголя
всё больше мраморной крошки,
в длинных мыслях блестят
залысины классицизма.
рукописи не горят, но автор
стареет,
сморщивается, как яблоко в духовке,
еще несколько десятилетий
и стихи – большие желтые курицы –
станут обходить меня стороной,
потешные тираннозавры,
пренебрежительно
трясти малиновыми гребешками.
"мы не знакомы"...
будто не я создал их...
вылупил из небытия...
а ведь это правда.
я только провод оголенный, но не ток,
не голубой сгусток спрессованной боли.
рука, придающая кувшину форму,
часть кувшина, холодный глоток.
-
отставь пафос, скромность, эгоизм.
и тысячу голодных
химер на жердочках.
честолюбивые замыслы кусают
орущего младенца в люльке – как тараканы
за щеки и за пальчики.
и что такое творчество?
выстрел наугад
в первобытную тьму звериную
из мушкета, заряженного тишиной,
пылью, прахом, детством,
сердцем. первой любовью.
паутиной, смоченной слюной.
и что за зверя ты подстрелил?
трехтомник – разрубленный питон.
но растет душа.
растет термитник вглубь.
хочешь плавить сталь?
Господи,
используй меня, как доменную печь.
да хоть целую вечность!
человек может быть бесконечным. чек
жизни
с не проставленной суммой дней.
с акварельной подписью творца.
борись. люби. стихи.
расти до конца.
 
 
 
***
топтала мой мозг, как в валенках – костер.
затушить не вышло.
летели искры, воняло паленым войлоком.
рассвет, молчит пойманная мышь,
белеет косточка хребта, застежка лифчика.
легко завоевать, но что с тобой делать,
когда ты у моих ног?
одуряющие кандалы заботы,
пускаешь корни в мозг.
женщина женщина женщина.
наваристый борщ с кусками говядины
но – стальная ложка раскалена добела.
обжигает глаза.
сердце.
 
змеи в пододеяльнике – это ты во мне.
я не знаю где разрезать кожу ножом – подмышкой?
на бедре, где артерия?
чтобы ты вылезла, выхлесталась,
вытекла из меня.
так маяк ничего не видит, но позволяет
другим созерцать себя, слепит мужчин.
но зачем беснуются
над шелестящей пропастью водопада
зеленые прыгающие огоньки?
хочется уйти, а ноги живут своей жизнью.
 
нырнуть в тебя с головой,
задержать дыхание мысли
но не прикрывать глаз, чтобы видеть сквозь муть
русалочью косу с вплетенными водорослями.
выползать из тебя как из моря
кистеперый мужик измотанный.
мои мысли теперь длинные цепи, якоря.
ощущаю тяжесть,
слон без костей.
пепельница воспоминаний переполнена
окурками с золотыми кольцами,
фиолетятся следы помады –
стоп. нужно снова влюбиться
но – осторожно. может, на этот раз
розовая гангрена охватит не всего
и, очерчивая мелом разума круг за кругом,
не сожрет полностью. но она,
смеясь, переступает ножкой в босоножке –
пластырь кровит – через мои нервы.
рвы, редуты.
привет…
 
ты оказалась в моей голове.
готовят ангела:
режут горло, спускают темную кровь над ведром,
ощипывают, варят
нужно всё расставить по азбукам.
но есть в тебе тонкая косточка,
похожая на сюрреальный костыль
или первобытное ружье.
она останется навсегда со мной.
серые глаза. так  подносишь
тлеющую сигарету к мордочке
свернувшейся в кольца змеи -
последствия предсказуемы. но я не могу
остановиться. не дразнить,
не дать себя ужалить. схватить узорчатую плоть.
вдавить пальцы в мягкое горло.
 
чего-то там существительное еще одно
глагол глагол запятые,,,,,,,,,,
за моим окном.
вселенную можно понять только вдвоем.
одинокий Бог бессилен.
 
 
 
Созвездие Сталина
 
я так больше не могу.
лес-оборотень принимает душ
из расплавленного свинца.
здесь, среди сырых дождей, в октябре
веснушчатые демоны
играют на голубых костях,
на трамвайных нервах.
и ветка вишни дрожит, дрожа,
острием ножа отбивает жесть, дробь
между растопыренными пальцами
подоконника.
жизнь, неужели такое бывает?
вертится точное слово на языке
как фигуристка на льду, но нет,
не вспомнил, лишь ледяная стружка…
миллионы мозгов-моллюсков
рождают уродливо-прекрасные
жемчужины миров.
планета Apple со следами укусов.
в громадное райское яблоко вцепилось
множество челюстей.
мигают рыла, морды, пасти, жвалы.
сочно чавкают, сопят, потеют и плюют.
текут перламутровые слюни облаков.
на JavaScript шпарят дожди.
подожди.
человек еще не приготовлен
в духовке эпохи.
разум – приправа, инопланетный перец.
возьми правей,
подальше отползи от сердца, от колодца с ураном.
просто люби. обними детей перед бураном,
поцелуй.
и – ты в домике. накрой собой
продрогшего щенка.
детям пора возвращаться домой
через лес, который уже не лес, а монстр.
и мне лень быть. мне лень
быть человеком.
кто-то заливает в меня смерть,
сыплет сахарный песок в бензобак
Боинга.
кому то выгодно, чтобы я замер. остановился.
зарос снами, как олень – тринадцатью рогами,
застрелен в лоб вишневой косточкой, в упор.
но тянется комнатный лес людей –
до самого потолка.
до созвездия Сталина.
 
 
 
река Однаждывойтиневыйти
 
сказочный лес, но деревья растут без листьев.
точно волосы под микроскопом:
чешуйчатые, гибкие. вместо певчих
птиц топырятся лоскутья омертвелой кожи.
свистят, пищат, хрипят юродивые заводы.
как сомнамбулы, бродят прохожие
в железных масках,
болтаются пыльные мозги на резинках.
и течет река Однаждывойтиневыйти, но без воды –
лишь прозрачная плотность изгибается
под натиском ветра
и обнаженные караси –
хромированный стриптиз чешуи – 
ровно плывут по воздуху, вихляют,
отбрасывают косые тени на тротуар.
растет, как перевернутый ядерный гриб,
город.
где
каждый горожанин
на три четверти одинок,
радиоактивен, обезличен, ребенок.
-
детей оставили в каменных джунглях
поиграть в прятки, квача, войнушки, любовь.
смотри выпускное фото – тонкие белые шеи,
большие головы, зализанные челки, улыбки,
лица-подсолнухи тянутся к солнцу
будущего,
умильная лопоушесть, наивность, вера, живые глаза.
где же теперь все они?
ходи-броди с прожектором перестройки
в темных обморочных лесах,
колодкой стучи в королевстве интернета,
но найдешь не всех, по настоящему – никого.
только – устаревшие модели полубогов,
фотогеничные клетки, циничная яркая плесень.
всплески одуряющего веселья...
и закат, как вставную гладкую челюсть,
ты всовываешь в разинутый от удивления рот –
абрикосовая муть, стакан окна.
жизнь, как краб, пятится задом наперед.
 
Последние публикации: 

X
Загрузка