Пускай летучи декабри…

 

 

 
 
 
 
 
Цветной узор
 
Красное, белое, чёрное
Мне угрожало во мгле.
 
Петли фортуны кручёные –
На небесах, на Земле
Тонкой иголкою времени
Из неудач и потерь
Связаны,
Свиты,
Промерены…
Тем измереньям – поверь!
 
Красная нитка, вплетённая
Злобой и болью в узор,
Душу тревожит лептонами
Страхов, сомнений и ссор!
Белая нить извивается
Змеем случайностей. Так –
Цепью проблем обращается
Малый, незримый пустяк.
 
…Если кровавою раною –
Солнце на небе с утра –
То сплетены со старанием
Чёрные нити утрат!
 
Мне б перевить с ними – синие,
Жёлто-зелёные. Но
Нет их! Тревожные линии
Вижу на этом «панно».
 
Только отдельные локоны
Синей надежды-мечты
Изредка радуют око мне.
Их и не видно почти…
 
 
 
 
 
 
 
Один из путей
 
Тихое кружение звёздных пространств
Быстро убаюкало злую судьбу…
Кто-то мне нашёптывал: всё позабудь –
Знания, традиции, творческий дар,
Счастье, вожделение, злобу и страсть…
Направляй наитием в небо радар!
 
Мысленно исполнил я просьбы его.
Память окружила вдруг... синяя мгла!
Сквозь укоры совести страсть истекла
Чёрными потоками. В ком-то другом
Стала безысходностью, после чего
Некто опечаленный стал мне врагом.
 
Вирус одиночества умер во мне.
Так ли это значимо – с кем я теперь?..
Главное – бездушие больше терпеть
Надобно, ненужно ли – мне всё равно.
Снова в том, что было – я? или вовне?
Или бытие во мне?.. очень темно!
 
К высшим измерениям путь недалёк.
Надо же, а думалось – так далеко!
Кем-то подгоняемый, тайной влеком,
Скукою ускоренный, быстро бреду.
Вижу – ожидание, как мотылёк,
Мечется неистово, словно в бреду.
 
Двигаясь по лестнице скользких времён,
Вскоре я приблизился к энным мирам,
Где от напряжения дух замирал.
Связи меж событьями рушились там.
Мира многомерного общий закон
Мультиголограммою ярко блистал.
 
 
 
 
 
 
 
Попытка
 
Как тягостны пространства злые путы!
Как тяжко их полон преодолеть!
Смогу ли я, причину перепутав
Со следствием,
Покинуть эту клеть.
 
Смогу ли я в ромашковом просторе
Грядущее украдкой подсмотреть,
В истории увидеть сто историй,
Ну, или же хотя бы только треть?
 
Да, помню: будто ветра дуновенье,
Однажды я почувствовал тепло,
Какое-то хмельное вдохновенье
По венам вместо крови потекло.
 
И в поле расцветавшие ромашки
Мерцали бледно-розовым огнём…
Но вышла у меня одна промашка:
Подумал я о чём-то об ином,
 
И мир, в котором даже время зримо
И где настолько всё упрощено,
Что прошлое, как мысли, повторимо
И будущее знать разрешено, -
 
Обрушился осколками печали
На душу истомлённую мою.
Наития навеки замолчали,
Доверив бытие небытию.
 
 
 
 
 
 
      На небесах…
 
      Ольге О.
 
Строкой счастливой и живой святую душу оперив
И отперев ключом мечты врата в простор, где дремлет время,
Ты прилетела в край чудес, и, подсмотрев секреты рифм,
На светлом краешке луны пропела мне стихотворенье.
 
Твои ресницы щекотал эпох забытых тихий свет,
И улыбалась тишина, мигая звёздными лучами.
Сам лунный бог, поняв, что ты не стихотворец, а поэт,
Поставил свечи пред тобой, молился лунными ночами.
 
Там, на луне, бывает ночь, какой не видела Земля,
С круженьем белых огоньков, зажжённых в будущем желаний,
И ты, стихи свои пропев, по небесам пошла гулять.
И было видно мне с Земли твоё мерцающее пламя.
 
 
 
 
 
 
Астральное
 
В небе рисуя зигзаги удачи
И пролетая над тёмною бездной,
Слышишь, как в ней начинают судачить
Страсти земные о страсти небесной?
 
Ты поднимаешься выше и выше,
Где не делимы событья на части,
Где озарений узорами вышит
Горний предел, позабывший несчастья.
 
В нём полыхают цветные зарницы
Всеми оттенками сказочных истин,
Тихим свеченьем ложась на ресницы
В сон погружаемых временем мистик.
 
Звёздное пламя раздув, улетает
В небытие одинокая вечность,
И обращаются миги летами,
Взяв на прицел пустоты бесконечность.
 
И ничего никогда не случится. –
Прошлого нет и грядущего тоже,
А настоящее – тонкая спица –
Вышить причинный рисунок не может.
 
Там сопрягаешь удачу со счастьем,
Переплетая лучистые нити
Чистых мечтаний с волокнами страсти,
Синей звездою мерцая в зените.
 
 
 
 
 
 
Без тебя
 
Творило бытие событий серых строчки
Пером унылых дней на листике тоски.
Я помню: был апрель, порвались оболочки
Терпенья ждать тебя, стянувшие виски
 
Тугою пустотой, пульсирующей болью…
И шла моя весна, босая, по стеклу,
Поссорившись опять (в который раз!..) с любовью,
Реальность погрузив в томительную мглу.
 
Отсутствие твоё, мерцавшее печалью,
Молчанием легло на плечи тишины,
И в гавани мечты к судьбе моей причалил
Корабль, который вёз спокойствие и сны.
 
Сундук обычных дел закрывши на замочек
Бездействия, забыв, что мир и зол, и крив, –
Из трюма корабля  забрал бутылки, бочки,
Усталостью своей мгновенно их открыв.
 
И пил я их, когда роняло небо слёзы,
И сон заполонил простор моей души.
Игла небытия вшивала нить угрозы
В цветные ткани снов, где видел миражи.
 
Но выхода из сфер, где расцветали ночи
Огнями всех цветов, не испугался я,
И – как хотел – менял оттенки одиночеств,
Познав закон миров иного бытия.
 
 
 
 
 
 
На сквозняках запретных чувств
 
Лови полночных мотыльков
В сачок луны, не забывая,
Что где-то очень далеко
Ещё горит звезда живая,
 
Ещё поёт лучами даль,
Где обратима бесконечность,
И на губах горчит миндаль
Простого слова «человечность».
 
На сквозняках запретных чувств
Легко – ты знаешь – простудиться,
И я одной тобой лечусь,
Глотая пламя, как водицу.
 
И в небеса твои иду,
За облака держась неловко,
И – то срываюсь, на беду,
То – обретаю вновь сноровку…
 
Пускай летучи декабри,
И под крылом уносят время, –
На снежных птиц ты не смотри,
Лети по лучику мгновенья!..
 
 
 
 
 
 
Восходя к декабрю
 
От пасмурных дней восходя к декабрю,
Мой мир обживает цветные чертоги,
Жасминовой дымкой окутав зарю,
Былое упрятав в небесные тоги.
 
Обитель моя и пуста, и чиста,
И сотнями радуг под нею смеётся
Вобравшая мудрость веков высота,
Зарницей мигая закатному солнцу…
 
Ты шепчешь мне что-то, ты молишь: «скажи,
Узнаю тебя ли в сиянии истин,
Где в прятки играют с мечтой миражи,
Где воздухом тайны пропитаны мысли?»
 
Молчи!.. и певучих лучей не спугни
Бездонной, как пропасть, словесною тьмою…
Пылают над вечной печалью огни,
Чтоб розы в снегу расцветали зимою.
 
 
 
 
 
 
Ты слышишь…
 
Ты слышишь, как память прощает себе
Возможность обратного хода времён,
Когда утомлённый в усердной мольбе
К безумью –
Рассудок собой полонён.
 
Ты видишь: разлука, мечтою пьяна,
Блуждает раскаяньем грустных сердец
По тропам, которыми бродит весна,
Надев из лучистых событий венец.
 
Ты чувствуешь, время тебя предаёт,
И ты каменеешь в трясине секунд,
Забыв бесконечный, беспечный полёт
В какой-то всю жизнь ожидаемый пункт!..
 
На лютне луны отыграв, небеса
Пролили звезды золотую печаль
На утренних влажных лесов голоса.
Ты веришь –  прошедшего стало не жаль!
 
Гуляет лучами рассветный восток
По кладбищу утром уснувших теней…
Гляди же: любви расцветает цветок
На поле поющих о будущем дней.
 
Гляди же, гляди, наполняется высь
Ответом на твой постоянный вопрос:
Зачем обретает бессилие мысль,
Когда обжигается пламенем слёз?
 
 
 
 
 
 
Я дам объясненье грядущему дню…             
 
Я дам объясненье грядущему дню
Разрывностью линий былого.
В копилке времён тишиной сохраню
Тщету объясненья такого.
 
На плечи беспечных загадок о том,
Что кровью пульсирует в венах
Событий,
Наброшен прозрений хитон,
Пошитый из ткани мгновений.
 
Усилие мысли – и порвана ткань,
И ветром космических буден
Обветрена кожа, белее листка
Бумаги, где вписана будет
 
Рукой наводнившей миры пустоты
История некой вселенной,
Где правила быть не собой так просты,
Что быть лишь собою – бесценно!
 
В ковше иномерных просторов, без нас,
Густеет бесцветное время,
И в меру длины обращается час,
Смущая вселенскую темень.
 
И там, где порой сгущены времена
До плотного дыма проклятий,
Роняет бессмертье свои семена
В сырой чернозём благодати.

X
Загрузка