Привкус счастья

 
 
 
 
 
 
Капитан
 
Когда, себя превозмогая,
Взойдёт луна и упадёт
Последний луч её, срывая
Звучанье нежно-синих нот
Святейших льдов, тогда на баке,
Где темень, трос, брезент, навес,
Зевнёт и заскулит собакой
Ночной тоски бездомный бес.
И я за ним завороженно
Пойду и стану в тишине
Смотреть, как мечется зеленый
Огонь звезды в седой волне...
И трав придонных зелье злое
На взлёте вдоха, дне глотка
Наполнит душу свежей болью
О том, что стрелка коротка,
Но механизм её исправен -
С часами плюсовать года,
Что расставания звезда
С младенчества висит над нами,
И оттого бездомный бес скулит
И душу рвёт на части,
А в горле третью ночь стоит
Солоноватый привкус счастья.
 
 
 
 
***
Этот узкий серп небесный
И растерянность погоды.
В свежем зеркале отвесно
Мачты, реи парохода.
Только, только, тонко, тонко
Лёд сковал живую воду –
В склянки, вдребезги, в осколки
Плен, и с шумом на свободу! -
О, совсем по-человечьи –
Вечно вон – из плена лона,
Круга рук и кровотечью
Клетки рёбер... Ни уловом,
Ни ловцом не быть мне боле –
Странница иных пределов,
На простор, в полёт, на волю –
Вечно вон из плена тела.
 
 
 
 
 
***
 
Караваны кораблей.
Вечный день.
Там, за тридевять земель
Память – тень
Надо льдами –
Лазурит, малахит
Вслед за вами
Всё летит, да летит.
Долетит, и ледокол –
Грохот, гром –
Поле битвы и молитвы о том,
Чтобы Женщина ждала, дождалась...
И до срока в лёд спрессована страсть.
 
 
 
 
 
***
 
Душа оттает в синем сколе льда –
В холодном, вечном и родном просторе.
Я здесь была. Не помню кем, когда.
Я здесь плыла над этим белым морем.
Игра огней на острых гранях льдин,
Ожог мороза лезвием по коже –
Всё – тень иных восторгов и глубин,
Что помнит сердце, но понять не может.
 
 
 
 
 
***
 
А плаванье для моряка,
Чтоб маяться по берегу,
Чтобы тоска виски в тиски
И некуда деваться,
Зато, когда земля пойдёт
Зелёными побегами,
Он станет, пьяный, в кабаках
Без моря задыхаться...
 
 
 
 
 
 
***
Море мирное в мареве – мерой
Благодати, молитвы, любви.
Я служил тебе правдой и верой.
Позови меня вновь, позови!
Aльвеол ликованье и сердца –
Только давняя память о том,
Как валил нас с враждой иноверца
Восьмибалльный бушующий шторм,
Как с нездешней, невиданной силой
Забрала мою душу волна...
И ушёл я от тайно любимой,
И ушла, не простившись, жена. 
Вот он берег... обкатанной галькой
Я лежу в столбняке на песке.
Надо мною кричащая чайка
И ушедшей корабль вдалеке. 
 
 
 

***

 
Возвратись, мореход, по волне, по весне,
по любви!
Полюби возвращенье, прощенье, объятья,
Шелк летящий весеннего платья,
Взрыв и обморок страсти в крови.
Мореман, мореход, одолей
Недуг мании шторма, штурвала,
Чтобы море покорно лизало
След ступни королевы твоей!
Берег, быт полюби, мореман, –
Штилевой, незатейливый глянец,
Но о том, что «Летучий Голландец»
Режет парусом черный туман
По морям твоих снов, гореман,
По девятому валу в крови,
Умолчи! 
Возвратись, капитан,
По звезде, по судьбе, по любви!
 

 

 
Колыбельная  волчищу
 

Сольферино*, гри-де-лень** –
Витражи рассвета.
Колокольчик – дон-динь-день
Разболтал секреты,
Что на поле клевера
Лета первой трети,
А на море – кливера***
Обнимают ветер.
А у моря – мореман –
Сам морской волчище. 
В полночь пьян и в полдень пьян –
День вчерашний ищет.
Паруса ему, как нож,
ПО сердцу и коже.
Берег – логово и ложь,
И тоска до дрожи.
Это всё – моя вина:
Песни – яд и якорь...
Забирай его, волна! –
Море – лекарь, знахарь!
Исцеляй его звездой,
Штормом и туманом,
Запредельной синевой
Неба трамонтаны!****
Пусть от радости рычит,
И свободу славит...
Сбереги его в ночи,
Когда горло сдавит –
Память голубем взлетит
И вернётся с песней...
Ты не дай ему уйти
В штормовую бездну.
И солёную ладонь
Не клади на рану...
Ты тоски его не тронь –
Волчьей, окаянной.
Он одною ею пьян...
Тихо, под сурдинку:
«Растворяется туман
В поднебесной синьке,
И качается луна
В облачной корзинке.
Поплыла по морю сна
Нежности былинка...
Спи, бродяга-гореман,
Под волны волынку...
Море, море-океан –
Вечности слезинка...»

___________
* Сольферино – ярко-красный цвет
** Гри-де-лень – розовато-серый цвет
*** Кливер – вид паруса
**** Трамонтана – холодный северный и северо-восточный ветер в Европе.
Когда дует трамонтана, небо, как правило, приобретет интенсивный синий цвет. 

 
 
 

***
 

Да как же ты покинуло меня! –
Отхлынуло, отринуло, изгнало!
Мы оба помним, как швартовы рвало,
И в поднебесной не было огня
Сильней твоей грохочущей волны –
Подобострастно саламандры вИлись
И, угасая, в зелени змеились,
Венчая завершениe войны.
Давным давно, на краешке земли
Я помню, как хрустальною турбиной
Врывалось ты в расколотую льдину,
Качая, как младенцев, корабли.
И гневное твоё: «Ступай, иди!»
Я помню. Знаю чтО ты не простило,
Какой огонь в душе не погасило,
Какой пожар не залило в груди!
Я книгу под названием «Судьба»
Уже давно не по складам читаю
И рыбою на суше замечаю
Секунд-притворщиц вкрадчивые па.
 
 
 

***
 

Вы слыхали как парус поёт на ветру,
А бом-кливер выводит скрипичное соло?
И альтовую партию чайки ведут поутру,
Океан же им вторит в регистре басовом.
Мне нужны музыканты затем, чтоб зимой,
Когда я поселюсь на заброшенной вилле,
Этот штиль, этот шторм, этот мощный прибой
Под гуденье огня мне они повторили...
 
 
 
 
 
Романс
 
Отжужжали шмели и шершавые осы, и шершни; 
Нашептала листва все секреты свои небесам. 
Осень дарит деревьям янтарные серьги и перстни, 
Глубину придаёт голосам, золотит паруса...
Ты бы спела мне песню о море, моя Станислава!
И наполнила грудь – разбудила бы давнюю грусть 
Этим трепетом нежным и тремоло в низких октавах, 
Чтоб забыться... запомнить навечно, навзрыд, наизусть. 
Корабли, корабли... – Помнишь, как провожала, встречала?..
А моря бушевали, манили в провалы глубин,
Но всегда уводили, срывали с причалов печали, 
Чёрный жемчуг дарили, кораллы да аквамарин... 
Здравствуй, мой океан! Яркий парус мне дарит дубрава, 
И Борей, как трубач на заре, выдувает прибой...
Не смотри мне вослед, моя радость, моя Станислава! 
Никому не смотри! – Только пой, mon amour, только пой! 
 
 
 
 
 
Морские байки
 
 
Бегунья-спринтер – нежная заря –
Летящие шелка по горизонту.
Пастельным бликом лесу и болоту,
Лавиной алою в зелёные моря.
В зелёном море парус голубой,
Моряк весёлый, грешный и беспечный,
В любом порту есть у него скворечник.
В одном порту он ходит сам не свой.
Там женщина – «приди или приснись!» –
Насмешница, печальница, певунья...
И не поймёшь – святая или лгунья...
И никогда не говорит: «Вернись!».
Любовь её – блаженство и беда,
Но сколько раз он видел сам воочью –
В гляделки одолеть Циклопа Ночи
Блаженной ей не стоило труда...
Не догадался, нет! Взбешён и зол,
Он уходил, и вновь она смеялась. 
В удвоенных зрачках змеился парус –
В шелках зари летел за горизонт. 
 
 
 
 
 
***
 
Нахлынуло – люблю, как в первую весну!
В холодный пламень льда уставясь отрешённо,
На вмёрзшем корабле, здесь, в ледяном плену, –
Нахлынуло! Люблю! И стало быть – свободна! –
Свободна увидать – в разломах синих льдин
Посланника небес малиновые кони
Несут, взрывая лёд малиновым дон-динь...
Малиновую горсть беру с твоей ладони
В тишайшем из лесов, где хвойный бред-дурман
Плывёт над нашим сном, над сонным сеновалом...
В малиновом плаще, в разорванный туман
Через судьбу летит посланник небывалый.
А у тебя в окне – луны большой ломоть,
А у тебя во сне – тревога и сраженье...
Угомонись, усни! Я знаю чтО Господь
Вдохнул в сердца в раю пред первым пробужденьем...
 
 
 
 
 
***
 
Ты помедли, волна, в моей малой горсти!
Мне, быть может, недолго осталось гостить –
Слушать струйную, струнную песню твою:
Знаю ждут меня в дальнем краю.
Вечной странницей мимо родных берегов
Океанами странных реалий и снов
Я, как ты, навсегда – чужестранка,
А в предсердии рваная ранка
КровотОчит... Волнуйся и бей в берега!
Мой поклон, что так долго меня берегла –
Корабли моей жизни качала
Далеко от приюта-причала.
Как люблю твои грозные штормы и штиль,
Но уже паруса наполняет Энлиль*
В усмирение мне,  непокорной –
Алый парус!..
И белый.
И чёрный...
А как только рассеется призрачный дым,
Поднимусь и пойду я по гребням твоим,
Над которыми песней летела –
Стану чистой любовью – 
Вне тела...
Так сбываются время, судьба и мечта...
Убегаешь... 
В ладонях моих пустота...
И в закатном пожаре во все небеса –
ПАРУСА, паруса, паруса...
 
____________
* В мифологии шумеров – бог ветра и воздуха
 
 
 
 
 
***
 
Парус, парус – парящий, весёлый!
Мимо бухт малахитовых лета,
Над бедою моей невесомо
Ты летишь в волнах моря и света.
Словно голос поющей сирены, 
Искушаешь бродячую душу –
А она: "Лучше пеной, чем пленной!
Дом разрушу и клятвы нарушу!"... 
В миражи горизонта, в воронку
Плавно падает парус пернатый, 
А душа всё вдогонку, вдогонку:
«Я крылата, я тоже крылата!»
 

X
Загрузка