Петр и почтальоны. Петр

 
 
 
 
 
 
 
 ***
 
 
или вот и тоже мчатся облака и океаны
голова и рукомойник мчатся мчатся мчатся мча
тот же мед и голова не пропала голова
голова и рукомойник блохи беглые собаки
сельский праздник мухи осы
вот такая пастораль
 
рукомойник руки мыло если цинковая ванна
лунным рыба в формалине
в формалине керосине в невесомых облаках
мчатся мимо пролетают неподвижные особы
разговоры коромысло черноглазая оса
молча молча пролетают
это лето лето лето
лето лето лето лето
духоплаванье пейзаж
 
мчатся белые собаки домик дворик за оконцем
мухи стало быть торговки
мчатся черные собаки мчатся Чичиков пожар
чижик-пыжик мусор сказки и зареванные письма
пролетают лето лето
мимо мимо пролетают
пролетает самовар
 
там под ложечкой жаровня а  кузнечики прекрасны
осы стало быть торговки
мчатся мчатся мчатся мчатся
луноликие с морковкой головами вавилоны
на подносе близорукость или вот и тоже мчатся
ленты влажные от жизни
косы влажные от света косы визги и шнурки
мчатся мчатся мастерить 
и петля и макраме между делом плавники
смерть и брызги на плите
были белыми не стали
вот такой апофеоз
 
речь приправлена укропом
голова и рукомойник блохи беглые собаки
простодушные кобылки простодырые чудес
нет чудес не счесть чудес
 
уж если в пляс пустились клены
в пляс и тополя и клены
крылья провалиться лето золотые петушки
ослепительных алмазов семена живой воды
нет чудес не счесть чудес
у порога у реки
 
не заметить не исправить мчатся мчатся мчатся мчатся
просто нет дождя и рыба
рыба бражники возница
даром кофе золотой
даром что душа дымится мчат зира и дух заморский
вот тебе и страх и трезвость
обморок удар сопрано
колесницею Привоз
 
Мчатся мчатся мчатся мча храп и карп и след холодный
при прощанье на плече
пригороды трубочисты облака и океаны
мчатся мчатся мчатся мча
дым возносится и мчатся
мчатся мчатся мчатся мча
не труба но каланча
истопник и саранча
 
Бог молчит деревья воют даром трубы золотые
мчится Атлантида остров
выплывает мчится остов
выплывает желтый остов
бывший бражник Гулливер
 
мчатся мел несмел и мчится мчатся мельница и мельник
сон веснушки золотые
мчатся осы солнце мальчик
был ли мальчик доигрались 
был бы мальчик черепаха
 
пусть летит себе спокойно больше маятник не будет
цифры кончились и буквы
скачут мчатся убывают здравствуй небо океан
скачут мчатся убивают здравствуй небо океан
на серебряном подносе на крючке и океан
 
убывают строчки тоже мчатся вот как тают мчатся
строчки мчатся мчатся мчатся
мчатся мчатся умывальник
мчатся мальчик черепаха мчатся голова и лев
вот такие времена
 
 
 
 
***
 
наутро вонзаясь пшеничной стрелой
поезд дневной всегда новобранец
сон и тоннель и вода преисподней
подушка чернеет рай позади
заспан в сравнении с раем грядущим
вода в подстаканнике угли и чай
деготь и соль и зрачки верхней полки
будет домчимся однажды куда
 
Воронеж Воронеж Воронеж Воронеж
Воронеж предвестники степь да игла
будут и сливы наверное вишни
русский пейзаж и этрусский и овен
подушка чернеет и мчится овалы
поезд белесый до судорог солнце
повинное мечется утро в стакане
живое в сравнении с мертвенным днем
сделать глоток продолжается жизнь
там за окном слава Богу безлюдно
 
рогож пастораль посланница счастья
судорог солнца ночного пейзаж
в темень в макушку в висок пробужденье
тише малыш пассажир обнищал
 
Воронеж Воронеж Воронеж Воронеж
дневные там трудятся стог и ежи
на солнце сверкает пшеничные иглы
Воронеж в остатке спелый хмельной
Воронеж и лодка и глянец и зев
на солнце икра перламутровых рыб 
немое посланники сила и солнце
церковка нет не утонет на солнце
пусть даже Потоп не утонет не тонет
пусть даже Потоп не утонет на солнце
 
начало и кончено зыбкий пейзаж
и кончено утро пустой и безбровый
тише малыш почернела подушка
а все же домчимся однажды куда
свет простыни сизокрылою печкой
 
 
 
 
На Рождество
 
 
очнувшись снежный белый чистота
проснувшись день декабрь и облака
и белый день и снежный и мороз
дождался кажется родник стекло узора
застыл в ночи седою прядью
опасной бритвой тайною стрелой
летящей голос глаз ломаться
но убивать убийство невпопад
не выбросить декабрь и облака
и простыни хрустящие и рыбы
окрест и крест крестообразно
покрытый сновиденьем небосвод
 
не спрятать преступления озноб
за леденящей песней и молитва
сугроб сугроб еще сугробы
история мертва и бездыханна
но грош цена  когда звезда и Рождество
звезда сугроб звезда и звезды
 
светящееся нечто снегопад
узора невпопад как линзы детства
не ожидал такая чистота
не зрелость леденец и колдовство
за леденящей песней и молитва
светящееся шествие сосулек труб
серебряные иглы  поколение волхвов
зима родил навек новорожденный
слеза, сосулек и волхвов
звенит небесный сад и снегопад
 
дождались кажется по капельке узоры
дождался в проруби купели
дождался звон волхвов и смотрит
звезда звездой на дне колодца
дождался звон волхвов и смотрит
зрачок укол звезда на дне иглы
свет остывает серебро а веки
через века улыбка воскресит
 
ступает шествует со дна нерукотворный
светящееся белый-белый сон
все из-под над и после славословий
от чешуи заиндевевшей слов
от лепестков заиндевевших рыб
от шелеста молитвенный нерукотворный
огромный жизнь крестообразно снегопад
огромный снег трещат на солнце рамы 
в ночи оставшихся в тени на белый свет
как мертвеца на белый свет выносят
свой голос и берут с собой в дорогу
 
 
 
 
***
 
 
окончательный день бесконечный но явь
бестелесное яблочко блюдечко явь
быть не может но может еще акварель
небывалые знаки волнуясь вода
окончательный возраст не явь но эмаль
птичьи лопасти ветра воды и зеркал
это птичьи лопатки воды и зеркал
 
вновь огромный во сне и мерцает и страх
вновь огромный во сне вновь беспечный и страх
пустота ворожба пустота пустота
вновь вернулось летать и чудесно и страх
пара яблочек свист по холодной траве
катит яблочки свист по притихшей траве
гусь прозрачное облачко гусь на бегу
день прозрачный холодный летать и летать 
к сожалению только во сне под стеклом
к сожалению явь к сожалению прячь
 
к сожалению явь к сожалению прячь
этих мыльных картинок воздушный во сне
этих Уточкин пар задохнуться и пар
этих Уточкин краги и кожа и пар
этих Уточкин краги и кожа и смерть
этот пористый запах полет и висок
 
этих Тышлер приморский захлопнул трюмо
этих Тышлер  захлопнул мечта как трюмо
этих мыльных чудес поворот как рассвет
этих мыльных чудес как портрет сквозняка
этих мыльных Можайский портрет старика
прощевайте аквариум небо земля 
 
керосиновый синее всё и без дна
керосиновый матовый будто без дна
это синее небо в крылах птицелов
это синее спирт чуть живой птицелов
птиц не ловит но так называет себя
ибо летчик и свист и следы серебро
чуть живой от чудес укрывается в шкаф
чуть живой и воздушный проследовал в шкаф
там уже не ослепнуть от счастья и жизнь
этот шкаф птицелов называется жизнь
эта жизнь называется шкаф птицелов
 
 
 
 
***
 
 
Памяти Б. Рыжего
 
горячих рыб горячечных любовь такое слово
вокзал голубка станс потухший нож
вам не впервой не огорчайтесь всё исправим
весна любовь потухший нож голубка
не в голос ласка стансы поражение любовью
что пригород что оглушение толпящихся вокруг
 горячих ртов горячечных любовь такое слово
светает
 
страсть видите ли страсть треска газеты пожелтевшей
светает пригород газеты ржавой нашатырь
пригреет пригород депо светает лезвие конечно
нож не блеснет играет капелька на дне не больше
 
намучилась не спит а ты усни немного
пускай рассвет а ты усни немного
кровь из носу молчи поспи немного
кровь светится зато усни и будут сны тебе
а всё одно повсюду жизнь голубка
спит Рыжий вот и ты поспи
 
тем временем не в голос разверзай шатры цветные
не в голос солнце разверзай шатры цветные
не в голос шелест разверзай шатры цветные
не в голос разверзай меха шарманка
не в голос юбки разверзай бумажная душа
тугое небо двери отворяй бесшумно
оцепенение немного и любовь конечно
была
 
играй играй ложатся Рыжий ваши годы
кровь из носу любовь такая с высоты
не рыжий Рыжий пожелтевшая газета
весна сплошная Масленица Русь Святая
тела ложатся горка блинная такое дело
тела ложатся горка блинная разлука нашатырь
не рыжий Рыжий дальний и печальный
базар вокзал голубка Масленица нож
не рыжий Рыжий горе двери отворяй
спешит свистит вихор шарманка синева
достать из голенища запах ваксы шоколада
из подворотни запах ваксы шоколада
из подворотни солнце вот вам Рыжий солнце
вы Рыжий не один желток на свете были
и не один могли убить такое дело
не в голос молча
 
белесые выносят бледные горячечные тело
цветы бумажные к измене рой такие
горячих рыб горчичных рыб тепло помянем
горячих рыб горячечных треску и прочих
закуску к жизни жизнь саму помянем
тугое небо двери отворяй депо светает
газета шелестит порывы ветра принимайте
еще один уже светает принимайте
зато февраль
 
зато весна сплошная Русь ступайте с Богом
лазоревая светится ступайте времена
лазоревая светится фунфырик письмена
лазоревая светится Любава
сочится дымка небо проступает
взасос такая синева такая с высоты
такая слезы созерцаю непременно счастье
такая созерцаю непременно счастье
здесь непременно поцелуй
 
 
 
 
***
 
 
восторг наверное не сметь восторг тряпье ну ветошь
да ветошь ветхое тряпье сквозь солнца мокрое тряпье вскипают
пустые пузыри глазницы ветви гул все оживет да наверное весна
весна весна весна весна весна
 
так оплели сиянье эти ветви и эти брызги нянчиться и плыть лелея
и тучных птиц безбрежное дыханье май уже проспали тучных птиц
еще без крыл пока и поцелуй пока не оборачивайся слепнет слепнут
веретено изрыт уродцы здравствуй ну янтарь восторг конечно
свое вращенье затевает клюв и глаз восторг наверное не сметь голубка
кому-то кад кому над и май разрушен царственный чертог семиэтажный
а так казалось бесконечность лад и красота семиэтажных крыл на воле
с такою волей нянчиться сходить с ума и голова чужая волн томленье
глубокой ванны свет любовь другое и не морочьте голову во сне
ну молоко живое тоже оживает постель и непогода жизнь опять живая
а так казалось бесконечность лад и красота любовь другое
веретено всего скорее но не май не знаю
 
так долго строили молитв и вот и брызг и пачкотня маляр идет
так долго строили молитв и вот и брызг и пачкотня корыто
в дорожных черных сапогах и хлюпает и брызжет Гулливер
весна весна весна весна весна
 
все пробуждается все здравствуй чем не лечь постель сырая печь остыла
еще холодный фартук не согрелся обрати внимание лоснится быть беде
кому-то счастье и восторг прощай январь сгорела Жанна тоже в мае
и мокрый сон и мокрая подушка оспою изрыт хохочет все хохочут радость 
синюшное белье и брызги сапоги не спать стоять разинул рот и солнца
стоит безносый Гулливер стоит и ноги широко расставил оспою изрыт
стоит безносый Гулливер стоит ну ноги широко и эти сапожищи
угадан и велик болезни от щедрот весна красна как говорится
творог и каланча конечно дети тоже бесконечность
сочится май по капельке сочится май сновать смеяться безутешно
пусть краж пусть непогод повсюду жизнь как говорится бесконечность
хоть кончено столетняя война окончена солдатики январь разграблен сразу май
разрушен царственный чертог корабль уносит маленькая смерть по лужам
пустые паруса кораблик утоли моя печали
 
 
(Продолжение следует)

X
Загрузка