Осенняя сага

 
 
 
 
 
 
 
Начни последнюю тетрадь…
 
 
1.
 
Начни последнюю тетрадь!
Смотри, внемли и осень сада 
Возьмись (дерзни!) живописать –
Живую сагу листопада!
Пройдись чуть исподволь, легко 
По эвольвентам волн полёта:
С игристостью "Вдовы Клико"
Дождь ретуширует пустоты –
Просветы, прозу октября:
Исчезновенье одеянья,
И блик сиянья сквозь зиянье
Скользит, пейзаж животворя.
Смелей! Палитры не жалей!
Озвучь партитой! Аллемандой
Окрась уныние дождей,
Салют рябины над верандой.
Вендетты привкус обозначь:
О, страсть борьбы борЫ* с листвою!
Ну, чтО с тобой, мой друг, не плачь!
Не все дороги в Рим – к покою,
Пожалуй, все... Уже темно.
В прощальном жесте лист янтарный...
Оставь тетрадь, закрой окно.
И лист осенний календарный 
Сорви! Мой друг, допей вино...
 
 
 
 
 
 
 
2.
 
Индейской осени ленивая неспешность –
Сентябрь давно ушёл, но сад зеленогрив, 
Чуть позолочен – о, святая безмятежность!
Свирелей времени заоблачный мотив
Настойчиво звучит, пусть исподволь, но внятно –
Не устаю внимать – мой абсолютен слух..
Давно растаял век... Я знаю безвозвратно
Ночь соловья уйдёт, лишь пропоёт петух. 
Рассвет рассыпет гроздь огранки редкой трелей
Секундам расклевать – ни звука не спасти!
Вчера в ночном саду так долго я смотрела,
Как вдовый лебедь плыл вдоль млечного пути...
 
 
 
 
 
 
3.
 
Золотокрылый листопад 
Как исполнение желаний:
Пройдя дорогами страданий,
В конце пути подняться над
Тем садом, городом, волной,
Что нас держали и хранили,
Семь футов даровав под килем,
Звались удачей и судьбой.
Увидеть женщину одну –
Непобеждённую гордячку:
О, боги! Королева плачет!
И радость – я её верну!
Опомниться... На вираже
Ей уронить янтарь в ладони –
Живей, невидимые кони!
Её мне не вернуть уже...
Мне только издали следить:
Не прерывается с годами
И серебром звенит меж нами
В струну натянутая нить...
 
 
 
 
 
 
4.
 
И медленно всплывать вдоль ласковых стволов
Со дна земли, влекома в водоёмы
Небесные... Прошу, не надо про любовь!
Лети, лети, осенний, невесомый,
Несомый ветром, прямо в кому-дрёму
Отгрезивший своё, в своё посмертье, лист!
Я в зареве малиновом заката
Хочу стоять, пока небесный органист
Не разразится фугой и токкатой,
И долгой левитации легато
Осенней темою вокруг оси земной
Волной впадёт в потоки листопада,
И возвестит отбой эоловый гобой
Стараньям славным леса, поля, сада...
Свершение – печальная отрада...
А в роще пауки последние стежки
В завесу паутинную пунктирно 
Кладут меж миром слов и миром, где стихи
В сплетенье тем виоловых, клавирных,
Ещё в плену у тишины надмирной...
 
 
 
 
 
 
5.
 
Сентябрь, солнце. Листопад
Ещё ленив и тянет время.
Как в сон, в туман впадает сад.
Слабее спелых яблок бремя.
Кузнечик скрипочку возьмёт,
Рассеянный, и вновь опустит...
И слово – влёт, и птиц отлёт...
Волна дионисийской грусти
Нахлынет памятью родства
Со всем, что не имеет речи:
Приговорённая листва,
Скажите мне, о чём лепечет?
 
 
 
 
 
 
6.
 
Тихой сапою сентиментальной
Сентября незаметно явление,
Будто не было битвы фатальной,
Будто августа ниспровержение
Неизвестно ему. Ясноликий,
Он в зеркальные реки глядится,
Ловит солнца весёлые блики,
Учит вальсу взлетевшие листья,
В летний полдень уводит дорогу:
Зелен лес – ничего не случилось,
Но откуда тревога, тревога
В этом вальсе, скажите на милость?
Ах, не надо, не надо, не надо
Истерии берёзовой чащи
И пророческих снов листопада!
Ах, сентябрь – имитатор, обманщик!
Годы, грёзы, леса, птичьи стаи
Ещё миг – растворятся, растают...
В этом вальсе держи их, шарманщик!
Пусть ещё покружат, полетают!
 
 
 
 
 
 
7.
 
О, музы времён листопада –
Крылатое слово лови! –
Летит золотая армада
По волнам разлада, распада,
И всё – о любви, о любви,
О лютых лавинах сирени
И лунных истоках родства...
А жизнь – череда поколений,
И сага «О жизни растений»,
И мёртвая эта листва...
 
 
 
 
 
 
8.
 
Не продохнуть – горит, болит,
Но, вдруг, отпустит,
И вновь строкою корабли
Из устья грусти
Осенней трассой в небеса –
Судьбы подарком,
И листопада паруса
Звонки и ярки.
И ярки ярмарки рябин –
Пожара ярость,
И нам для сердца именин
Ещё осталось
Увидеть, как осенний сад
Удвоит дали,
И откровенье:
Листопад исповедален.
 
 
 
 
 
9.
 
По осени осЯм, по дождевым,
По эвольвентам листопада
Оставив свет-печаль живым,
Листва вплывает в тонкий дым,
Влекома зазеркальем сада.
И в перламутре серых утр
Она уходит плавным галсом,
Эпиграфом суфийских сутр –
Мистраль хранит её маршрут –
В заплатах алых жёлтый парус.
Метель осенняя, кружи
Анонсом завтрашних ненастий,
Над вечной пропастью во ржи
Яви цветные миражи 
Фантомов призрачного счастья.
Как сладко, друг мой, позабыть
Грядущих дней немые строки,
Тончайшую лелеять нить,
Насущный хлеб благословить
И взгляд Нефелы* волоокий...
 
________________
 
* В греческом мифотворчестве богиня облаков
 
 
 
 
 
 
10.
 
Что ж ты оранжево-жарким на синем ветру,
Алым – трагедии цвета густым и тревожным,
Яростным, ярким, Ван-Гога мазком поутру
Взвился в индиго небес над моим бездорожьем?
Дорого-любо, погибельно праздновать жизнь
В этом последнем кипенье осенней развязки...
Свет уходящий, бликующий, длись и держись!
Вот и развенчаны сказки и сброшены маски.
В этой вселенской тщете на ветру продувном
В клочья летят пламена парусов листопада...

Снег забрызган рябиной, а я – о былом, о былом –
Зрячий свидетель посмертия майского сада...

 
 
 
 
 
11.    
 
                                           М.Ш.
                     
Мимолётности – ласточкой взгляда,
И того не дано, не дано!
Только ветер в плаще листопада,
Только в долгую осень окно.
Обречённости  года махина
Кораблём на вселенской мели.
Осип, Анна, Марина, рябины
Поминальные свечи зажгли.
Разряжённый озон вдохновенья –
Размыкание ржавых оков,
Омут пагубы словотворения –
НесказАнных, нескАзанных слов...
Заводи расставанья пружину –
Всё мы знаем с тобой наперёд...
Вишня пенится, зреет рябина...
Дождь идёт... Снег идёт... Гололёд...
 
 
 
 
 
 12.
 
Осень цыганкой, да ветер хлыстом –
Гей! – По гнедым и буланым с оттяжкой!
Эх, по-над берегом и над мостом
По бездорожью в гремящей упряжке...
И с удалью в даль, где неба эмаль
Мелется в мыльную млечную пену,
Зыбкая скрипка да синий мистраль
Вызволят душу наружу из плена.
Осень отчаянье скорбью зальёт,
Тихо шепнёт с непонятной улыбкой:
 «А прав будет тот, кто первым уйдёт...
ЧтО станешь делать с умолкшею скрипкой?»...
И поплывёт себе чёрной рекой
В вечную ночь на плотах листопада...
 
Только застывший пиит над строкой...
Только луны голубая лампада...
 
 
 

 

                     САД

1.
Сколько лет меня парк приручает,
Тишиною поит, как вином,
Во владенья свои призывает  
Моих близких, ушедших давно.
Они там, в отдалённых аллеях,
Будто бы у запретной черты.
Их окликнуть хочу и не смею,
А они собирают цветы,
В них кленовые листья вплетают,
Гроздь рябины и гроздь бузины,
Голоса улетающей стаи,
Облака отзвеневшей весны.
Заворожена тайной плетенья –
Для кого этот дивный венок?
На листве письмена светотени.
Шелест ветра: «Читай между строк».

 
 
 
 2. 
Не сдаёшься и всё зеленеешь?
Упираешься кроной дерев!
В полнолунье в аллеях лелеешь
Тихий свет, голоса юных дев,
Тех, ушедших и канувших в Лету–
Гордых, верных, прекрасных, святых.
Нынче пленниц портретов, сонетов.
Я люблю твои грёзы о них.
В рощах, кущах свеченье, мерцанье,
И опять, как столетья назад,
Длинных шёлковых платьев шуршанье,
Шёпот, смех. Листопад. Звездопад.
 
 
 
 
 
3.
Ну вот и ты уходишь в небо сад,
Мой золотой, прекрасный, многокрылый!
В контраст печали осени унылой
Ты выбрал яркий, праздничный наряд.
В контраст земной угрюмости людей
Являешь ты полёта ликованье.
Какую весть несёшь? В чём тайна упованья?
Печаль иль радость в песнях лебедей?
 
 
 
 
 
4.
 
Тишиною в преддверии осени 
Одари меня, дремлющий сад.
Твои кроны пожухли, поношены,
Но тревожный пьянит аромат
Спелых яблок. Плодоношение:
Всё прошло, завершилось, сбылось.
Тишины твоей утешение,
Как благая молитва до слёз.
Будто тот, кто стоит за плечами,
Направляющий путь мой земной,
Утолявший мечты и печали,
Прямо в душу вдохнул: «Я с тобой!».
 
 
 
 
5.
 
                                                Г.М. Левину
В ничтожности житейских бурь
Одна отрада:
Индиго, кобальт да лазурь
Над охрой сада.
Учусь – легко до райских врат
(Ни слёз, ни крика) 
В срок золотом взмывает сад
В лазурь, в индиго.
 
 
 
 
 
6.
 
Всё минуло – предательств ад,
Иллюзий сон,
И только облетевший сад
Надежды полн...
 
 
 
 
 
 
Фантомные боли
 
 
1.
 
Снега, сугробы, первая лыжня,
Летящая, как почерк гимназистки
Домов продрогших каменные списки,
В камине песня древняя огня.
 Подснежники сомнамбулы–весны  –                  
Сгущенье грёз и нежного тумана,                  
Смятенье чувств от взрыва до обмана,                  
Букварь небес, провидческие сны.                  
Рулады птиц, рулоны облаков,                 
Озоны гроз июльского разлива.                  
Жизнь молода, как страсть нетерпелива,                  
Слова, слова – бессмертьем мотыльков.                  
Осенний день, как слёзы в ноте  «соль».                  
Судьбы цыплята: дети, строфы, тризны...                 
Беспутная и страшная отчизна –                  
Фантомная, пожизненная боль.   
 
 
 
 
 
  2.
 
ЧужестрАнка, стрАнница, странИца,
Выпорхнувшая из фолианта.
Вечно – прима, вечно – озорница
На коньках, на крыльях, на пуантах.
Вся – даренье, трепет, вся – стихия!
Чужестранка, ничего не жалко?
Расстоянья, годы, ностальгия,
Nursing home,* сиделка да каталка.
 
____________________
*Дом для престарелых (англ.)
 
 
 
3.
В чужом краю друзьям – иные имена:
Цветы, Волна, Листва в аллеях парка,
Да Тихий Свет сквозь радужную арку.
Что говорить, иные времена! 
Что говорить! Иные письмена
При обращенье в слух
Читаешь, исключая орган зренья.
Не одиночество, о, нет! – Уединенье
Ласкает душу и врачует дух.
Но разобьётся о скалу волна,
Листва впадёт в безумье листопада,
Цветы, моя любовь, моя отрада,
Вся ваша жизнь – длиною в имена!
О, славные друзья, из горестных сует
Вобравшие меня в спасительные сети,
Я знаю – вы, как те, бесценные, уйдёте…
И только Свет… и только Тихий Свет… 
 
 
 
 
 
 4. Эмигрантский романс
 
 
 Не натягивай нить, не натягивай, 
Не пытай, не порви, отпусти! 
По дороге в ад, по дороге в рай
Дым да пепел, да ветер в горсти.
Этот ветер – хмельной да полуночный,
Мне знакомый по давней тоске.
На блесне ведёшь иль по улочке,
И поёшь на чужом языке –
На тревожном, взрывном, непонятном мне,
Да и нужно ли нам говорить,
Если ночь в окне, голова в огне,
И струною натянута нить. 
Что ж ты смотришь очами нездешними?
Что читаешь ты в сердце моём?
Что ж ты песни поёшь безутешные
На тревожном своём. На чужом...
 
 
 
 
 
 5. Пунктир
 
         А! Этот сон! Малютка жизнь, дыши!
                                              А.Тарковский 

Ещё полыхают пожары азалий
Коралловым крапом, малиновым маревом.
Метель заметала пейзажей детали,
Февраль расходился разгневанным барином
Когда-то...

 – когда океанская карта
Ложилась меж нами, как вызов, – призывом,
А жизни – сверх меры! – До чёрта, до марта
Грядущего (!) века. КурАжем, курсивом 
Полярные трассы, причалы, вокзалы -
Мгновения встреч и разлук постоянство...
Манхэттэн, Нью-Йорк. Догорают азалии.
Тишайшие скрипки иного пространства...

X
Загрузка