Обречённость

 
 
 
 
 
 
РазделИ…
 
Раздели минорное молчанье,
Что ютится вечером в окне,
На лучей закатное касанье,
На огни, поющие луне.
 
Раздели предутреннюю радость
На морщины каменных морей,
На усмешки плавниковых радуг,
На повадки львиные зверей.
 
Раздели на всё – и то, и это;
Ни на что ничто не умножай! –
И распознавание секретов,
И печалей пышный урожай –
 
Разомкнутся страстою дугою,
Рассыпаясь пустяками чувств…
 
Странное... Нездешнее... Другое…
Радость – рыбка: бабочкина грусть…
 
 
 
 
Обречённость
 
– 1 –
 
 
На закате – воздушный зазор
Между прошлым и тёмногрядущим.
На предчувствиях – серый узор
От событий, в былое идущих…
 
А на времени – просто тесьма,
Золотого пространства верёвка…
Красота бесполезна весьма,
Если к ней ослабела сноровка.
 
Ну а мы, как вода и огонь,
Как воздушные палочки смеха,
Ощущаем касаньем ладонь
Смертоносно прозрачного эха.
 
Привыкаем. Привыкли уже.
К непонятным овалам, квадратам,
Потому что в одном мираже
Мы другим бесконечно объяты.
 
 
– 2 –
 
Сохрани промежуточный индекс:
Это он. Это я. Это мы…
Непонятное – именем икса,
Будто смерть под снегами зимы.
 
Будто кто-то ушёл, но остался
На вопрос о бессмертье ответ,
Что свинцовой звездою казался
И которого в будущем нет!
 
 
 
 
В колеблющейся ноте…
 
Забыл себя в колеблющейся ноте
Оборванной струны седьмого дня.
На бесполезно горьком повороте
Ты, жизнь, совсем забыла про меня!
 
И с этих пор зело противны стали –
Весь этот пёстрый кукольный театр,
Что так бездарно, дико и устало
Показывает жизни каждый кадр,
 
Все эти краски, пошлые картины
И шум кулис, заржавленных кулис.
И я с тех пор – там, где болота, тина…
Я сам и режиссёр, и сам артист.
 
 
 
 
Одиночество и люди…
 
Постоянство одиночества –
Нет полнее постоянства!..
Слава, деньги, бабы, почести
Не загадили пространства,
 
Где живёт, как будто в сумерках,
И творит мечте молитву –
Что во мне ещё не умерло,
Но почувствовало бритву
 
Многолюдия, веселия,
Бесконечных рож фугасы,
Всё людское злое зелие,
Хищных душ людских неясыть…
 
Человечишко! Что надобно
Для тебя? – Скажи! ответствуй!
Власти?.. Золота?.. Иль снадобий –
Сотворить волшебнодейство? –
 
Одурманить мозг, и в призраки
Превратить судеб пустоты?..
О… Какие мы капризные!..
 
Ну а сам, скажи, ну кто ты!?..
 
 
 
 
Бесконечностью внезапной…
 
Бесконечностью внезапной вырывается весна
Из воронки многомерной, из отсутствия пространства,
Постепенно пробуждая от сверкающего сна
Тёплый ветер беспокойства, дуновенье дальних странствий.
 
Оглушающее небо – озарение моё.
Сквозняки лучей прозрачных – исцеляемое сердце.
По колено в топком марте ликование поёт.
Ну а ельник открывает в терем бархатные дверцы.
 
Но тревожно, беспокойно, что свершенья – позади,
И кадит тоскливо солнце слишком дымный, грустный ладан.
Оттого-то всё чужое…  Будто лезвие в груди –
Этот мир, такой упрямый, тот, что мною неразгадан!
 
И пускай весна танцует первым мартовским дождём –
По асфальту ли, по грязи, по снегам или по лужам…
Нас навеки будет двое. Только нам не быть вдвоём!
В холодильнике вселенной никому никто не нужен.
 
 
 
 
Будто…
 
Бесполезная пустота.
Кто-то…  Что-то…  А, может, нечто…
И весна, как всегда, не та.
И беспомощно бесконечна.
 
Все прямые в одну слились.
Все окружности разомкнулись.
Вне сознанья блуждает мысль,
Будто пьяный средь тёмных улиц.
 
Будто всё, что могло – сбылось.
Будто то, что сбылось – не сбЫлось.
Времена – будто в горле кость.
Ну а скука – страданья милость.
 
Вечерами – туман, цветы…
И открытое в сад окошко...
 
Нет полнее той пустоты,
От которой пьяны немножко…
 
 
 
 
Другие…
 
Ну, вот и окончилось то, что не ждали.
Кривляется клоун в углу.
На крыльях печали торопятся дали
То в свет, то во тьму, то во мглу…
 
Кривится пространство. Ускорено время.
И все мы немножко не те,
Кто чуда искали в своём измеренье,
В его нулевой простоте.
 
Повсюду какие-то звуки и краски,
Совсем непонятные нам,
Поют и рисуют свободу по-майски,
По ландышевым временам.
 
Но мы-то давно уж немного другие.
Скучаем по флейтам зимы!
И струны весенние слишком тугие
Для нас, ведь январские мы!
 
 
 
 
Осенний ноктюрн
 
Эта осень – высокая ваза
Из тончайшего света.
За стеклом предрассветного часа –
Все деревья – раздеты.
 
Промывается блёсткая вечность
Родниковым покоем.
И грустит предрассветная свечка
Под Господней рукою.
 
Тропы, тропы, тропинки лесные,
Бесконечно мерцая,
Провожают неясные сны и
Управляют сердцами.
 
Управляют их трепетом, стуком,
Сокращеньем предсердий
И вселяют – то радость, то скуку
В ощущенье бессмертья.
 
Восковые фигуры деревьев
Эфемерны, нечётки…
В тишины бесконечном напеве
Слышу отзвук короткий.
 
Это осень, как ваза, звенит
Под лучами рассвета
И последняя летняя нить
Обрывается где-то…
 
09 – 12. 05.2018
 
 
 
 
 
Мы были, и нас не бывало
 
Ты помнишь, мы были когда-то.
Июль на свирели играл.
Туманов пахучая мята
И озера серый овал...
 
Мы были, и нас не бывало:
Блуждали в просторах иных,
Где время, мерцавшее ало,
Хранило покой для двоих.
 
Мы были в другом, иномерном,
Трепещущем, легком, простом,
Где счастье уверенно, верно
Входило волшебником в дом.
 
За окнами плыли туманы
И в озеро плакал июль,
И предощущенье нирваны
Врывалось сквозь облачный тюль
 
В сердца, развевая печали,
И было светло и легко – 
Как в детстве, как в самом начале,
Которое так далеко!
 
Мы были. Мы были. Мы были...
А где мы? а кто мы сейчас?
Полдневные столбики пыли.
И были, и не было нас!..
 
15 - 16. 05. 2018
 
 
 
 
А блики пылали…
 
А блики пылали, порхали, мерцали
По тонким стволам, по ручьящимся водам,
И мир становился то жёлтый, то алый,
Блистая кристаллом весенней свободы.
 
И капелек бисер озвенивал ветки
Апрельской мелодией яркого света,
И солнечный лучик, стреляющий метко,
Попал в мотылька лиловатого цвета…
 
И в капельной дымке – и чаща, и солнце.
И кто-то невидимый, кажется, рядом…
Но нет никого, только вяло и сонно,
Прощаясь, искрят огоньки снегопада.
 
Рисуются праздно овалы восторга.
Ах, как же чудесно, волшебно и тихо!
Как время прозрачно! Как много простора!
Искристо-пестра ясных вёсен гвоздика.
 
Но нет никого – ни тебя, ни меня…
Лишь только сгорают огни снегопада.
Грядущее в душу вливает, звеня –
Как в чашу – растворы лекарства и яда.
Последние публикации: 

X
Загрузка