О любви...

 

 

 

***
 
сиреневые сумерки. 
измят
бумажный шелестящий колокольчик.

сироп  стекает с пальцев на закат.
свет  подслащён,
разбавлен
и стекольчат.

фырчит кофейник.

медный мотылек
пыльцу роняет в блюдце с акварелью.

твой голос по карнизу перетёк,
оставив
пару пёрышек в постели.

фаянсовая ваза на столе,
языческое время
спелой груши.

хрустальная прозрачность божоле,
и дикое желание - 
послушать.

 
 
 
 
***
 
ты смотришь сквозь прозрачное стекло,
я прячу загорелые коленки.
вот бабочка касается крылом
щеки твоей.
на сливочные пенки
похожи в летнем небе облака.
жара в июле противоречива...
кордебалет стрекоз издалека
привносит в мир фантазий коррективы.
по мне всё это - сюр и сальвадор,
но для тебя "ботаника" - наука,
где твой неописуемый восторг
косит под одержимость левенгука.
 
 
 
 
***
 
не старайся понять, отчего
перебранки дороже признаний.
в пелене голубой дождевой
силуэты отчаянных странниц.

камуфляж. безотчётная речь.
то да сё, конфронтанция словом.
не пытайся губами прижечь
там, где свистом ночным околдован.

закольцованный смысл бытия.
одиночество. шуберт. колибри.
осиянная правда твоя,
чей затылок предательски выбрит.

 
 
 
 
***
 
тревожное движение ресниц.
сирингой овладеет пан едва ли.
по скатам крыш из рыжих черепиц
гуляют сны чужих опочивален.

фламинго алый силится взлететь,
презрев законы тягостной вселенной.
ты чувствуешь меня всего на треть,
касаясь обнажённого колена.

когда губами пробуешь на вкус
свирели тело с берега ладона,
мне кажется, что я давно боюсь,
остаться навсегда в тебя влюблённой.

 
 
 
 
***
 
из чёрных дыр в мистическую тьму -
горчащий рот полынного абсента.

поглаживая пальцами тесьму,
я понимаю, что эквивалентна
прохвостка ночь и бархатная мгла
рукам твоим, не знающим покоя.

уключины тяжёлого весла,
кромсающие небо ледяное.

подумаешь - потеряны ключи
от тайного ларца - и слава богу!

но запах твой так явно различим,
что кажется с ума сведёт любого.

 
 
 
 
***
 
из голубой ладони пить,
сидеть в шезлонге на террасе.
смотреть, как паутины нить
край неба силится украсить.
как голос твой, пронзив насквозь,
меня пришпиливает к стенду.
я может выживу. авось.
нарушив древнюю легенду.
что только так приходят из
других невнятных измерений.
к моим губам лицо приблизь,
чтобы увидеть светотени
перелицованного дня -
с изнанки все немного звери.
я знала, здесь иных казнят.
или что хуже - им не верят.
 
 
 
 
***
 
а если так - уверовать в закон,
незыблемую летопись и схиму,
где голос расстояньем искажён,
ранжируя святых и одержимых.

почувствуй, как дрожит озябший лист
от холода, возлюбленный мой пастырь.
отверженное время одалиск
и птичья эмиграция горластых.

в трёхстах шагах от яростной зимы
иллюзия тепла одной ладони...
твои калифорнийские холмы
и глаз луны навыкате драконий.

 
 
 
 
***
 
играет синий бог, и я не сплю.
отчетливее губ - ночные звуки...
когда-то продавались по рублю
цветные птицы, леденцы от скуки.
в твоём краю ноябрь - почти зима,
в моём уже не осень, но разруха.
нахохлились деревья и дома,
и слушают предзимнее вполуха.
а я пытаюсь достучаться до
тебя, мой говорливый дон хенаро!
пока нет настоящих холодов,
и пар идёт от старых кочегарок.
но если ты решишь ответить мне,
не думая о том, что будет дальше...
что мочи крикну:
- тысяча чертей!
люби меня - неистово, без фальши.
 
 
 
 
***
 
ты сказал
- об осени?
помилуй!

то, что не впиталось с молоком
пылью станет
в рыжих переулках.

голосу животному позволь
обрести уверенность и силу,
среди жён меня не потеряв.

знаешь?
я наверное привыкла
к чуткому дыханию зверья.

бросишь пару слов -
уже довольно,
круг десятый - близкая вода.
если звук у осени холодный,
значит ли, что я не голодна?

щерится луна от непривычки,
что ей отражение земли.
осень -
это время передышки
тем, кто тонкокож и уязвим.

ржавая листва -
ну что с ней сделать?
всё одно и то же
каждый год.

мне бы ощутить в тебе оседлость,
вылизав шершавым языком.

жертвенность -
стыдлива и банальна.
пустяки.
не стоит говорить.

осенью
повышенная влажность
схожа с состоянием любви.

 
 
 
 
***
 
безупречен голос у дивной флейты,
тихо льётся звук, словно нет зимы.
за окном декабрь, облака на рейде,
кучерявый абрис водой размыт.
перестать бы верить, да разве сможешь?
говорят – всему в этой жизни срок.
убирает руки в карман прохожий
и бежит от ветра наискосок.
серый воздух в небе плотнее, злее,
у тебя подружка – из шерсти шаль.
к ней щекой прижмешься:
– жалей!
– жалею...
бархатистый вторит по нотам альт.
для озябших птиц на ольхе кормушка.
сколько их ещё, кто к зиме готов?
одинокий вечер. часы с кукушкой.
и звучащий моцарт среди снегов.

 

Последние публикации: 

X
Загрузка