необратимые трансформации проникновенности

 

Внимание: текст содержит ненормативную лексику.

 

 

 

необратимые трансформации проникновенности
 
расскажи: что случится этой другой весной?
[се] ребристые плоскости луж отразят расчленённое солнце?
я помою ботинки, но вновь наступлю в говно?
расскажи мне
            когда-нибудь,
                         когда бы то ни было –
                                               «нибыло» эхом со дна колодца…
весьма вероятно, в один из этих других вечеров
на одной из безликих жд-платформ –
или в слякоти неугомонных автобусных станций? –
наконец-то повеет разложившимся трупом зимы –
этим вечером или другим [что, наверно, одно и то же],
сегодня либо когда-нибудь позже, –
и, почуяв запах распада, я рискну повторить вопрос:
что случится этой другой весной? –
ты опять промолчишь,
и тогда я пойму, что этой весной позабуду твой голос…
 

 

 

продукт

майское небо зависло и больше не учит смеяться
плеском белёсых плевков пенопласта навзрыд:
противозачатие долгосчастливых историй, 
непредвиденный сбой активации;
любопытный продукт – инфрапраздный характер 
скольженья сквозь разные стороны суток  
по капиллярам свежерождённой листвы,
заслонившей зелёнистым телом подножную слякоть;
пункт назначения – старый вопрос в обновлённой редакции:
как стать средь людей не просто, а слепоглухонемой собакой?

 

 

сезонные окончания

нет, я больше не осень в сопливых нОдеждах,
ведь в здешних краях
болтовня о правах 
не многого стоит, конечно:
уноси все, что сможешь, –
не оставляй ничего...
и тащи – по безнадежью,
по бездАрожью, по грязному снегу
[за?] мшелых деревьев между.

 

 

**
под выхолощенным солнцем
тебе больше не интересно,
где кончаются рельсы,
увидеть место –
не на земле, как в фильме,
а где-то еще...

 

 

 

«императив»

в романе «буча»/в журнале «гуччи»,
в единстве, в борьбе, в болтовне ебучей -
с[рифмо]плелись в скатологичную кучу…
как жаль, что оленям и водам в снегах и в отсутствие «найков»
заранее всрались исход, биовласть, «OCCUPY…» на майках…
поэтому «реалистичней» и ближе к «возможному»:
над головой – непрозрачные «тучи»,
внутри – безнравственно «скучно».

 

 

наугад

заторможенный праздник, 
шелуха п[р]ошлых слов -
все тише,
почти не слышно.
нулевая степень шагов.
уже не страшно 
собирать обман из протухших кусков,
воскрешать лицо вереницей мазков,
еще не дальше,
уже не ближе,
пустая ниша.
… и все же
приходи во сне/приводи друзей
в родительский дом/в конце-то концов,
заверни «вот оно/долгожданное»
в исландский халат,
разложи по углам
цветы и планеты (=расхожий хлам),
14 лет
в «фальшивых» рисунках,
потом – 
под проводами,
высоковольтием тешась, 
ступай наугад.

X
Загрузка