«Минервы вещая сова...»

 

               Судьба
 
Не дай, судьба, мне равнодушным стать!
Даруй душе невзгоды и смятенье,
Неверие в земную благодать
И веру в неизбежное крушенье
Всего, что так боюсь я потерять.
 
Над нами звёзды вечные горят.
Но кто ответит, что стоит в начале?
Разгадки нет, мы мчимся наугад,
И будет тьма нам в гробовом пенале –
Счастливцам, горемыкам, – всем подряд.
 
И потому так по сердцу мне тьма
Земных ночей, предчувствие ответа
Таится в ней, когда вокруг зима
Сотрёт метелью очертанья света
И занесёт деревья и дома.
 
Ни огонька, ни проблеска вокруг.
Пусть ночь меня испытывает тьмою,
Тревожно обостряя взгляд и слух.
И рушится обугленной стеною
На сердце страх, захватывая дух
 
Звеня в ушах надорванной струной,
Темней земли, в заиндевелых иглах
Клубится  мрак морозный надо мной.
Куда ни глянь – над всем ночное иго
Нависло непроглядной пеленой.
 
Так одиноко – тени даже нет!
Над миром слепота, в душе моей потёмки.
Земля, наверно, миллиарды лет
Копила эту тьму, чтоб предки и потомки
Напрасно в ней отыскивали след.
 
Хотя ты скрыта, звёздная тропа,
Душа твоим прозреет отраженьем
В своём пути, как совесть иль судьба.
Нас ждёт небытие иль превращенье,
В котором  все найдут самих себя.
 
В своей душе я чувствую звёзду.
Она сияет светом негасимым
Во  скорбном мраке и метельном льду,
Всё превращая, что проходит мимо,
В бессмертную  земную красоту.
 
 
               Аэродром
 
Здесь не стихают рокот, свист и гром.
Гудит земля, и вздрагивает небо.
Бетоном взлётным врос аэродром
В ржаное поле зреющего хлеба.
 
В ревущих соплах плещется расплав.
Сжимает скорость сердце человека.
Тяжёлый лайнер, крылья распластав,
Уходит ввысь с гремучего разбега.
 
Машину мощь моторов унесла.
И в перерыве, перед новым гулом,
Прислушайся – как бьют перепела,
И зной звенит, и пахнет степь июлем!
 
Смотри – бетон безжизненный пророс,
И одуванчик рвёт покрытья панцирь.
И хороводы зыбкие стрекоз
Колышутся над ним в любовном танце.
 
И снова разрывает громом высь.
Гудит и воет полоса разгона.
И замерла, оглохла, сникла жизнь
На грани чернозёма и бетона.
 
 
            Листья
 
Не все дойдём мы в возрасте преклонном
До сумеречных тягостных годов.
Не всей листве на дереве зелёном
Шуметь до наступленья холодов.
 
Есть листья, что вообще не зеленеют.
Они с рождения тусклы и бледны.
Чуть-чуть лишь ветерок на них повеет,
Как валятся безжизненно они.
 
В лесу сияют солнечные пятна,
Звенит весна…  И падает листва.
К себе самой природа беспощадна,
И потому она ещё жива.
 
На воздух и на дождь имеет право
Лишь то, что может пользу принести…
О, как ужасен этот вывод здравый,
Как страшно вслух его произнести!
 
 
          Суть бытия
 
Опять текут из тьмы бездонной
Песчинки света с ясных звёзд.
И на планете затенённой
Спит город, как усталый мозг,
 
Светясь во тьме дозорным светом,
Один из многих на Земле –
На тусклой махонькой планете,
Затерянной в кромешной мгле.
 
В спиралях звёздного тумана
Сияют дальние миры
Как очевидцы постоянной,
Для нас загадочной,  игры
 
Стихий, из вод поднявших сушу
Под раскалённою звездой
И окропивших наши души
Живой и мёртвою водой.
 
Земля летит сквозь холод вечный,
Мелькают Запад и Восток.
И бьётся жизни человечьей
На ней бессмертный огонёк.
 
Какая разным мненьям пища
Его влекущий жар и пыл!
Он из вселенского кострища,
Наверно, к нам заброшен был
А может быть, не с крыши Млечной
Скатилась жгучая зола.
Он воспалён противоречьем
Земной борьбы добра и зла.
 
А может, вспыхнул с тайным смыслом,
Как отражённый блеск светил,
Чтоб разгадать на небе числа
Всесильный разум поспешил…
 
Давно воздут огонь познанья.
Он жжёт сердца творцам своим:
Пред ним трепещет мирозданье,
И он трепещет перед ним,
 
Вдруг задохнувшись от бессилья,
От прорвы чёрной немоты…
И человек, ломая крылья,
Летит с опасной высоты.
 
Тогда в закатном грозном свете
Царит, как мысль, всегда права,
Обозревая мглу столетий,
Минервы вещая сова.
 
Тогда в цене одни новинки.
Традиций след давно простыл.
И сыплют мерные песчинки
Часы песочные светил.
 
И нам неведомые жизни
Бурлят в космической
И внеземные катаклиз
Доходят эхом до Земли.
 
И человеку в звёздной бездне
Лишь только чудится покой.
И современные болезни
Терзают разум мировой.
 
 
       Обрыв
 
Когда с гранитного обрыва
Обрушится
Скалы карниз,
Сначала медленно, лениво
Он путь свой начинает вниз.
Но с каждым мигом нарастает
Гул камнепада, всё быстрей
Он мчит, путей не разбирая,
Поток дробящихся камней!
 
Так  Разум был един и целен,
Но человеческий прогресс
С благой для всех, наверно, целью
Его на нас низверг с небес.
С тех пор не стало в жизни лада.
И Разум рухнувшей скалой
Стремится в бездну камнепадом,
Нас  погребая под собой.
Последние публикации: 

X
Загрузка