Любовная гуашь

 
 
 
 
 
 
 
***
 
...подкинь на розжиг мне соломы,
промозглый вечер извести!
 
за рамой город незнакомый,
осенний роздых,
к десяти
огонь зайдётся, к занавескам
спиной озябшей не припасть.
 
тьма рыба плавает без всплеска
среди столбов фонарных,
пасть
её ощерена по щучьи,
ухватит палец – пропадёшь;
любовь меж нами – это случай,
где постоянный вязкий дождь.
 
и не спасешься от озноба
(мурашки – тысяча мальков),
хоть обжигающий лей кобальт
в проёмы плотных облаков...
 
 
 
 
***
 
...то снег, то дождь, то переход
от стен остылых к изголовью,
листву с деревьев обдерёт
голодный ветер.
метка вдовья
нанесена на уголок
меж рам осеннего разлива;
кудлатый падым обволок
сады чухонские со сливой.
в ичиги воткнут рыжий прут
от муравьиного наплыва.
в небесной заводи замкнут
сердца озябших.
торопливо
свернётся солнце в синеву,
устроив там своё гнездовье.
ты знаешь, я  п е р е ж и в у
то, что зовётся нелюбовью...
 
 
 
 
***
 
...скажи, что это всё – обман,
сороке вход в дома заказан;
зиме на откуп город сдан
и обезличен снегом.
 
сразу
не разглядеть, смотря вокруг,
где всё непо́нятое – беды,
но слышен явственнее стук,
клюющей птицы.
 
напоследок
была оставлена ей горсть
зернистой мелочи январской;
до блеска яростно натёрт
карниз над ветхой кочегаркой,
чьи кольца дымные – мираж
и сон, случившийся "не в руку".
 
но ты правдивости придашь
и клюву птичьему, и стуку...
 
 
 
 
***
 
...подвержен зимнему испугу
сад заблудившихся в снегу;
на леске тонкой и упругой
висит луна.
 
я обожгусь
от раскалённой на морозе
заиндевелой кожуры.
 
проход за дымку виртуозен
вчерашних истин,
не прикрыть
от холодов на хрупких ветках
округлых яблочных сердец.
 
осталось – плакаться в жилетку
от переменчивых соседств
с январской изморосью
льдистой,
рукой в перчатке
– как дела?
 
плывет мелодия флейтисток
сквозь рот прозрачного стекла.
 
я говорю,
но ты не видишь,
как замерзает всё вокруг,
где снежным дымом по хламиде
голтин издрогших водит плуг...
 
 
 
 
***
 
...когда б не ревность, разве я
несла в своих ладонях воду?
 
свинцовый месяц,
по краям
рассыпан бисер.
 
садоводом
тебе родиться не с руки,
ты – соглядатай нежной муки
любовных игрищ.
 
глубоки
твои познания в науке –
не обольщения – войны;
стратег, чей мир опасен вдвое!
 
чьи фразы
слишком холодны,
чтобы меня не беспокоить...
 
 
 
 
***
 
1.
 
...всё о любви, всё о тебе,
бросаю взгляд в тяжёлый омут,
столы древесные в избе,
молитвы облику святому.
ходьба по кругу,
за предел
уже не вырваться,
зимовье.
снег от бессилия седел,
но шёл и шёл у изголовья.
где фраз таёжная нуга
и можжевеловые тропы
пыл обладания угас,
альковный край небес заштопан;
луны наперсток,
мулине,
февральских звёзд песок и галька.
мне – потеряться в глубине
твоей байкальской...
 
 
2.
 
...прости холодный беспредел
остывшей в воздухе природе,
где ствол еловый почернел,
где мы отчаянные бродим
среди оснеженных дорог,
крестясь на белые сугробы,
не оттого ли свет прожёг
за ось цепляющийся глобус?
а всё что нужно – переход –
ступени,
поручни,
перила;
вода закованная в лёд
с зимой своею не смирилась.
она легла на тёплый ил,
прижав к груди замёрзшей ряску,
снег молчаливую укрыл,
предвидя скорую развязку,
когда она, устав от сна,
себя заставит встрепенуться.
о, если бы мне также знать –
когда заснуть,
когда проснуться...
 
 
 
 
***
 
I.
 
оставь остывшее откинь
за берега цепляя сходни
 
читает ровная латынь
над животом богоугодниц
молитвослов ночной воды
 
гурт облаков идёт по кругу
 
кадило испускает дым
и загоняет близких в угол
 
по тишине стучит крыло
в полуразрушенном соборе
где отчуждённым довелось
свое выращивая горе
не отдалиться
но забыть
те имена что знали...
 
знала
так по-живому рвётся нить
и пуповина меж причалов
 
 
II.
 
как философски долог день
когда на дно бросаешь якорь
 
ступень
ещё одна ступень
где беспричинно одинаков
твой взгляд отсутствующий
и
рук суетливые разводы
 
в тебя мне всматриваться – ил
 
а в темноте колышет воду
холодный ангел
раз
и раз
 
произнести бы но не слышишь
беруши
мутный плексиглас
скорей другое...
 
с дальней крыши
взлетает аист в небеса
кружит печальный и бездомный
все оттого
что нет гнезда
где тектонически разломан
рельеф отторгнутой души
 
(мне не сказать как ты способен)
 
и молчаливы камыши
качая ангела
в утробе
 
 
 
 
***
 
...тебе стареть, мне отходить ко сну
в небесной стыни кисточкой растёртой.
прикосновений нежную черту
вести в густую тьму водоворота,
 
и разводить любовную гуашь
на бледном фоне хриплого дивана.
была ли я тобой искушена?
и запахом твоим, таким прохладным,
 
как тысяча губительных огней
упавших на опущенные плечи,
где ты передо мной благоговел,
как перед той, с которой не обвенчан...
 
 
 
 
***
 
...ультрамарин, мольберт, гуашь,
густая взвесь и птичий кашель.
прошу тебя, обескуражь
колечком, россыпью ромашек.
 
сквозь карандашный абрис (пусть!)
увижу даль морских просторов,
у нас вдвоём – короткий путь,
но много долгих разговоров.
 
нам шепелявит пена вслед,
песок шуршит, и ветер вторит:
– всё станет ясным на просвет.
 
границы ближних акваторий
перенесённые на лист,
и подпись августа левее.
 
обрыв над морем каменист,
но я об этом не жалею.
 
мне захотелось, спрыгнув, плыть
по воле волн, и чтобы пелось,
и наконец-то полюбить,
поняв, что есть на это смелость...
Последние публикации: 
О любви... (12/04/2018)

X
Загрузка