И ее чувство снега

 
 
 
 
 
 
 
 
 
***
 
Мне кажется даже
Снежинки
Совсем небольшие
И колкие даже.
Мне кажется даже,
Что листья похожи…
Шуршат у калитки…
Ну что же…
Мы – тоже…
Мне кажется даже
В мире железном
Таком бесполезном
Таком осторожном.
Роняет монетку
Серебряно-нежный,
Странный и добрый
Поникший
Прохожий…
Мне кажется влютит
Морозный декабрь.
Щек раскрасневшихся
Давняя прыть.
Мне кажется,
Разве бывает
Случайно
Каждую осень
Тебя
Полюбить?
 
2018
 
 
 
 
* * *
 
Бесконечны разрывы,
Многократны свиданья
Все равно впереди, подожди,
Расстоянья.
Все равно впереди снегом талым погосты,
Безрассудные дни, необъятные весны.
Разбивает такси заунывное “верь”,
И звенит по крышам все та же капель.
Много сил сбереги,
Много бед и побед,
Тот же свет, тот же бред, тот же давнего след.
Сколько осталось?
— Толика малая.
Сколько весне?
— Просто усталая.
Как там на сцене?
— Женственно вялая.
Чем же живешь?
— Макушкой кудрявою!
Так и живешь?
— Живу и не тлею.
Так и живешь?
— Живу как умею.
Смысл растворяется,
Вкусная сушка.
Прав был Ван Гог!
Важнее — ракушка!
Твоя?
— Не моя!
Домик души?
— Отстань, сатана! Меня не смеши.
— Ты о мелодиях или затменье?
Шутишь?! Я — доктор. Я — о сплетенье…
— Много наплел солнцу в поддержку?
Ты о валетах? Или о пешках?
— Слушай, уйди! Что тебе надо?
Так же как всем. Этого взгляда.
— Врешь, не бывает, врешь, не найдем!
Мы все равно с тобою идем.
— Я не хочу. И сама я не знаю.
Тает рассвет снежным “мерцаю”.
— Дай мне ответ! Что же тогда?
Да или нет, нет или да.
— Это — не я. Это — слова.
Где твоя “правда”? Только — вода.
— Знаешь, она, может быть, в снеге,
В вечном усиленно ветреном беге,
Мечется, льется, мечтает и ранит.
Знает, не знает, не хочет и манит.
Дом на опушке, камин и поля…
Пусть мне приснится улыбка твоя
 
(«Роман с филфаком», 2010)
 
 
 
 
***
 
Проходите и молчите.
– Верю.
Знаете, даже имя ваше вслух сказать не сумею?
Вы понимаете хорошо, что я узнаю ваш размашистый почерк,
Потому что иду за ключами к вахтеру следом за вами,
Да… Ваш номер телефона тоже особый.
Геометрический.
Это потому что вы видите мир по-особому.
Иначе и не могло быть.
Он образует странный квадрат, вернее
параллелепипед,
Он очень гармоничный, этот номер.
Сто девяносто восемь – это тоже особое число.
Мне кажется, в нём заложено странное слово,
Вы не знаете, какое?
 
 
 
 
 
***
 
Сквозь сон чужих непониманий,
Зовущих странных городов,
Чужих неизданных страданий,
И запредельно дивных слов...
Я нахожу и вновь теряю,
В полубреду или аду,
Ему названия не знаю,
Ему наречья не найду.
А стихоплётство своевольно,
Мне шепчет песню тёплый рот,
Я снова тихо, тайно, томно
Отправлюсь в свой ночной полет,
Где острова на дне морском,
Где звёздный город недосказан,
Где золотым сухим песком,
Мой путь давно уже предсказан.

 

 

X
Загрузка