Эмоций тонких вещество

 
 
 
 
 
 
 
 
 
По лестнице...
 
По лестнице, по лестнице ступают времена,
Толкают нас, толкают нас –
То в спину, то в затылок.
 
А лестница ведёт туда, где сон и тишина,
Где память, чувствами давясь,
Давно уже остыла.
 
Там нет путей и нет пространств. И только пустота –
Зовёт меня, тебя и всех
В извечное иное.
 
И понимаешь: всё – не то, и ты совсем – не та,
Смеётся плач, крадётся смех
Тоскливой стороною.
 
И ты – не ты, и я – не я, и стёрты все следы
От наших мыслей и страстей
В трёхмерном скорбном мире.
 
Там каждый может быть любым, седым и молодым,
Всё постижимо в простоте,
Как меткий выстрел в тире
 
 
 
 
Кувшинки смеха твоего...
 
Кувшинки смеха твоего,
Азалии твоих желаний,
Эмоций тонких вещество,
И облака твоих страданий, –
 
Волшебнодействуют во мне,
И волшебство передаётся
Еловой зябкой тишине,
Траве, деревьям, небу, солнцу…
 
А я стою. А я смотрю.
В лесные изумруды лета,
Смотрю в алмазную зарю,
И чётко понимаю – где-то
 
Живёт второй такой же я.
Его характер – симметричный.
В пределах инобытия
Тебя преследует привычно.
 
Тебя другую… То есть нет…
Конечно, не тебя. Но всё же –
Там, где течёт алмазный свет –
Так на тебя она похожа!..
 
Однако лилии черны,
Что смех её обозначают,
И ядами напоены
Презренье, радости, печали…
 
 
 
 
Ноябрь
 
Снежно-колкий холод – с неба
Сыплет мелкою крупой...
С ароматом льда и снега –
Тишины настой крутой.
 
На полянах прозябает
Кружевная белизна.
Карамелью солнце тает
В луже гаснущего сна.
 
С тихим шорохом на ветках
Ветер холодно поёт.
Новогоднею конфеткой
Пахнет сумеречный лёд.
 
Холодом воды колодца
Полные березняки,
Жмутся, ёжатся в болотце,
Как ныряльщик у реки.
 
 
 
 
 
Зимнее
 
В зеркала замёрзших озёр
Падают тихие звёзды...
Инея блёсткий узор
На деревьях... Морозный воздух...
 
Тишина гудит. Тишина.
Белым пухом она облетает. -
Царство леса и зимнего сна.
Тут, наверно, мечта обитает.
 
Я пойду по тропе, не спеша:
Ноги вязнут в оснеженном дыме.
Как он пахнет мороженой дыней!..
Я пойду по тропе, чуть дыша...
 
Небеса в огоньках. Небеса.
День ложится в леса и долины.
Фиолетовая полоса...
Новогодние мандарины...
 
Так гуляй же, гуляй, мороз,
На просторах России стылой.
Так кидай на снега искры звёзд
Да крестами скрепи на могилах!
 
Гулко...Тихо… Дымок всё идёт.
Да колечки морозного пара.
Да звенит под ногами лёд,
Как расстроенная гитара.
 
 
 
 
Весне 2002 года
 
Направо и налево – одиночество.
Посередине – тишина...
Томительно твоё пророчество,
Моя упрямая Весна.
 
Тебя я чувствовал ладонями,
Зажав полдневный Неба Пух.
И Веры сладкая агония
Мне воскресила слабый дух.
 
Тебя, отчаянье пролившую
На кипяток былой мечты,
Благодарю за покорившие
Собой небесные черты.
 
И яды утреннего холода
Благодарю, благодарю!
За то, что расцветили золотом
Мою неяркую зарю.
 
 
 
 
Истина – в забвении…
 
Счастие – в незнании,
Истина – в забвении,
Радость – в ожидании,
Отдых – в отчуждении.
 
 
 
 
Романс
 
РассинИ облаков паруса
Голубой акварелью очей.
Окуни меня в их небеса
Белым блеском туманных ночей.
Одурмань меня дымом волос.
Дай испить поцелуя родник.
Ороси меня смехом до слёз.
Водопадом улыбок родных
Ты меня истоми... облучи...
Ты меня обожги и ужаль...
Подари мне от счастья ключи,
Чтобы прошлого не было жаль!
 
Опускается тёмная ночь.
На просторах Земли мы одни.
Ты не любишь меня... Всё равно –
Истоми! Обними! Обмани!
 
 
 
 
 
Леса – накопители времени
 
Леса – накопители времени,
Огромные резервуары!
Там дух отдыхает сиреневый.
Там бабочки пьют нектары.
 
Там чаща вздыхает пространствами.
Там мало их! Очень их мало!
Там небо – открытою раною.
Там то, что давно уж пропало.
 
Там душными мятными грозами
Лесная земля вздыхает.
Гуляет дитя под берёзами:
Там прошлый мой «Я» гуляет.
 
Там много меня, и каждый «Я»
Мгновениями обозначен.
Там Память встречает саму себя.
Не может и быть иначе:
 
Леса – накопители времени.
И время... Оно живое!
Там дух отдыхает сиреневый.
О празднество вековое!
 
Там мы остаёмся вчерашними.
Там были мы, есть и будем!
Вчерашними, позавчерашними ...
В Сегодня мы их не забудем.
 
Картины листает забытые
Лесная Вечная Память,
И я вспоминаю события,
Которые сердце ранят.
 
Там я – не один... не два... не три...
Там прошлого «Я» оживают.
Когда же мы вместе, – пусты миры, –
Где порознь все обитают.
 
Когда меня мучает каждый пустяк,
Когда мне грустно бывает,
Когда вот и этак и так, – никак, –
Любовью меня встречают
 
Леса – накопители времени
Огромные резервуары.
Там дух отдыхает сиреневый,
И бабочки пьют там нектары.
 
 
 
 
В своих порывах...
 
В своих порывах одинок я.
И тем не менее хочу
Увидеть мир через бинокли
Моей мечты! И я лечу...
Поляны грёз моих промокли.
И через оптику и стекла
 
Я замечаю капли, дождь.
Так мало солнца в этом мире!
Осока, сумраки и хвощ... -
Сомнения, разлуки... Сиры,
Непостоянны краски, мощь
Осеннего пожара рощ.
 
Лист догорает. Постепенно
Спускается зима, и – тьма!..
И тихо медленная пена
Небытия ползёт. Нема
Картина дней и, по колено
В грязи, бредём из плена в плены ...
 
Так было, есть и будет так.
И только тихая надежда
Нам говорит: бытье – пустяк:
Откроются ль, сомкнутся вежды…
Мрак. Бытие и снова мрак.
Волна – фотон... Максвелл – Дирак...
 
Одно вливается в другое…
Любовь и ненависть. Контакт
Их неизбежен. Дорогое
От чуждого близко. Не в такт
Работает, стремясь в Былое,
Система «Доброе - и - Злое...»
 
 
 
 
Истина
 
(сонет)
 
На острие противоречий
Рационального звена
Науки, Мистики извечной
Она рождается ... Она
 
Потоком времени увечная,
И только в миге спасена.
Горит неярко, будто свечка,
Окружена, озарена
 
Парадоксальным ореолом
Отличий Мистик и Наук,
Их необычным произволом.
 
... А нереальности паук,
Он ползает. Он где-то рядом!
Он погашает свечку взглядом.
 
 
 
Ограничение восприятий
 
(сонет)
 
Услугой скрытности времён
От сердца, разума и зренья
Трёхосный мир и сохранён!
И, если будут нам прозренья
 
Заметить времени закон,
Аннигилируем творенье
Бытья трёхмерного. – Легко
Миры всех высших измерений
 
Исчезнут, скручиваясь в ноль,
Когда почувствуем их нормы,
Подобно времени. Юдоль
 
Темна земная, но бесспорно:
Ограниченьем восприятий
Оберегает нас Создатель!
 
 
 
 
Акросонет Ларисе Барановой-Гонченко
 
Лекарство от боли – терпенье.
А это, увы, нелегко...
Россия – стихия мученья.
И боль её – так глубоко!
 
Сегодняшний «Мастер и Гений...» -
Ему до высот далеко:
Гармонии где? Где стремленья?..
Один чистогана закон.
 
Но есть, и я верю, что будут
Честнее искусство и люди.
Елей напоит дУши их.
 
Надежда мой дух не покинет,
Когда есть сегодня такие,
О ком я слагаю свой стих!
 
Последние публикации: 

X
Загрузка