Десять упражнений для беглости пальцев

 
 
 
 
 
На присуждение
Нобелевской премии по литературе за 1948 год
Элиоту Томасу Стернзу
 
Девушка! Постойте, не спешите!
Не правда ли, в Лондоне прескверная погода?!
Не прогоняйте меня, прошу! Разрешите
Проводить вас до следующего поворота
 
В моей судьбе. Не смотрите так хмуро.
Знаете ли вы,
что Нобелевской премии за 48-й год
Удостоился – 
и это была лучшая кандидатура –
Томас
Стернз
Элиот?
 
 
 
 
Повседневность
 
И он явился как завоеватель,
И он разделся как рабочий после смены.
Все как обычно: щелкнул выключатель,
И мир пополнился еще одной изменой.
 
А утром люди уходили на работу,
Ребенок слезы лил в пустой квартире.
Он был лишен любви, тепла, заботы,
Заброшен Кем-то в мир, затерян в мире…
 
 
 
 
***
 
Когда обычно впереди мы видим
Особу в красном, мы отводим взгляд
И обнаруживаем спину в темно-синем –
Ее хозяин совершает променад.
 
И обернувшись, мы встречаем взгляды
Куда-то с равнодушием смотрящих,
Стоящих полукругом у ограды,
Застывших и почти ненастоящих…
 
 
 
 
***
 
Женщина дождя решила дождаться.
Не стала краситься, наряжаться,
Просто набросила легкое платье
На молодое стройное тело
И, как пташка, на улицу полетела
Под струи дождя, в их слепые объятья.
 
Женщина дождю решила отдаться
От его домогательств не стала скрываться
Вместе с Ильей и прочими под навесом.
Сквозь намокшее платье светились груди
Красивые, полные – подтвердят люди,
Что вместе с Ильей их рассматривали с интересом.
 
 
 
 
Кадриль
 
Из – Мерседеса, Джипа, Вольво? Нет! – Фиата
Водила машет, резво жмёт на газ,
Красотку увидав, спешащую куда-то,
Он – фа-фа-фа! – сигналит. Лёгкий джаз.
 
Из – Запорожца, Нивы, Волги?! Нет! – Победы
Пенсионер красотке лихо подмигнул.
Уверен в том, что его песенка не спета,
Он – ля-ля-фа! – сигналит. Чистый cool.
 
 
 
 
***
 
Дано: глаза, нос, уши, рот,
Лоб с чёлкой, подбородок, скулы,
Изящный полуоборот
И тайных прелестей посулы.
 
Вновь вдохновенный полубог
Теряет самообладанье,
А с ним и лавровый венок,
Опаздывая на свиданье…
 
 
 
 
В духе Эдварда Лира
 
Любопытная дама из Берна
Наблюдала за мной из таверны,
А я делал вид,
Что тоскою убит,
Чтоб разжалобить даму из Берна.
 
 
 
 
Диане, принцессе Уэльской
 
Сентябрь 1997
 
Ужель ты наряжалась и сурьмилась, чтоб
Толпа твоих поклонников вчерашних,
Как чёлн, рискуя потопить твой гроб,
Тесня отчаянно газетчиков продажных,
На слёзы не скупясь, устроила потоп?
 
Лицо хранит следы конвульсий страшных,
И словно воском вскрыт холодный лоб.
Но все стенания твоих пажей отважных –
Ничто в сравненье с трауром трущоб,
Где о тебе скорбит сегодня каждый.
 
 
 
 
Роза без шипов
Из раннего Бертрана де Борна
 
Не Вам ли, ослепительная леди,
Принес я сердце – Розу без шипов?
Не Вы ли, легкой радуясь победе,
В лицо швырнули горсть обидных слов
Тому, кто в море выбросил улов
Недавний свой, а вместе с ним и сети?
 
Я долго фантазировал намедни,
Я представлял, как льется Ваша кровь,
И пятна бурые ее на пледе.
Затем я сбросил Ваше тело в ров
И там похоронил свою любовь,
Жестокую, как Вы, о, моя леди!
 
И все же мое сердце без шипов,
И я добрейший юноша на свете!
 
 
 
 
No comments
 
Что это? Детские забавы?
Иль тяжкий труд?
Капризы Музы? Жажда Славы?
Блуд? Кожный зуд?
 
Неравный брак меж клейкой почкой
И старым пнем?
Склонившимся над этой строчкой
Судить о том.
 
 
В оформлении использован рисунок автора.

 

 

 

X
Загрузка