Сказка о сотворении мира

 

(Философская сказка в двух частях с эпилогом)

 

 

Часть первая

Одному Господу Богу было не по себе... Одному не в том смысле, что одному не по себе, а другому по себе, а в том смысле, что был он один-одинешенек в целом свете. Но даже и этот свет, в котором он один-одинешенек, тоже не сам по себе, а есть тот самый он, который в нем один...

 

Да-а! Такие дела, что голова кругом пойдет. Впрочем, голова кругом как раз-таки не пойдет, потому как ее - этой самой головы и нет вовсе - не сотворена еще.

И вообще, странно это как-то получается! Вроде бы и Господь Бог, вроде бы и всемогущий, вроде бы все, что ни на есть - все ты... А как начнешь разбираться какое это "все ты " на самом деле, так конфуз. А и то, голова есть? - Нет головы. Может руки-ноги имеются? - Нет ни рук, ни ног, ни самого, что не на есть захудалого мизинца. А что есть? А ничего нет. А почему нет? Не сотворено еще…

 

Вот и получается, что вроде бы ты все, а вроде и ничего, вроде бы ты есть, а вроде и нет тебя. А быть то хочется. Только вот загвоздка - как это самое "самотворение" производить? Нет, можно, конечно, сотворить сразу всё-всё-всё и быть всем в этом всём. Ну, а дальше-то что? Ведь это страшная скука быть всё время одним и тем же всем в одном и том же всём. Ведь это всё равно, что быть памятником самому себе и стоять всю жизнь на постаменте, боясь шевельнуться. Нет уж, чем сотворять такое безрадостное бытие, лучше уж совсем остаться "небытым".

А можно сделать и так: не сразу сделаться всем-всем-всем, а становиться им постепенно. Сначала быть одним, потом другим. А, чтобы не запутаться и не начать повторяться, всю эту последовательность заранее придумать и узаконить. И тогда уж прибывать в благости, переходя из одного состояния в другое, так сказать, от простого к сложному... М-да-а. Сделать-то все-это можно, только вот насчет пребывания в благости больно уж сомнительно. Какая уж тут благость, когда все, что с тобой будет заранее известно, утверждено и к делу подшито. В общем, та же скука смертная, только еще и невероятно растянутая, будто кусок жевательной резинки.

Так как же быть? Как сотвориться-то? Как сделать так, чтобы все время меняться, да еще, чтобы заранее не знать каким ты будешь в следующий момент, но, в тоже время, и не запутаться, не начать повторяться? Но как же может не знать всемогущий того, что сам же и творит? Хотя, с другой стороны, коль всемогущий, то должен мочь и это. Нет, тут нужно что-то такое..., такое..., ну, в общем, совершенно ни на что не похожее. Но что может быть ни на что не похожим? Да только Господь Бог и может быть ни на что не похожим, потому что ему не на кого походить - ведь один же... Вот только сам на себя даже Господь Бог похож. Вот бы сделаться даже на самого себя не похожим. Только вот как? Ведь если ты один и при этом сам на себя не похож, то это значит, что тебя и нет вовсе, поскольку, если ты не похож на все, то похож на ничто. Но, с другой стороны, если ты не похож на ничто, то похож на все, а это уже кое-что! Значит, надо стать "ничтом", вернее "ничем", а потом, сделавшись непохожим на самого себя, превратиться во все, чем и убить обоих зайцев: и оказаться сам-на-себя не похожим и в ничто не обратиться. Но тогда получается, что вместо одного Господа Бога оказалось два: один Бог - Ничто, а другой - Всё. Но так не бывает - одну и ту же бочку нельзя одновременно заполнить и медом и дегтем. Что же делать? Долго думал Господь Бог, пока гениальная догадка не осенила его, и тогда возрадовался Господь и приступил к сотворению...

Часть вторая

И было так... Сотворил Господь две бездны и в одну из них вылил Ничто, а в другую - Всё. И стал Господь понемногу переливать Всё в Ничто. И перелил Господь первую треть и стал абсолютно похожий на себя, тождественный себе Бог различать себя. Но слишком много Ничто было в бездне и потому различенный Бог остался тождественным себе. И стало различенное тождество - сотворилась материя. Двояко различил себя Бог в материи: различил себя вовне себя и материя получила число и протяжение - пространство; различил себя внутри себя и материя получила движение - время. И тогда родилась Вселенная - взорвалась материя пространством и временем, и возникли звезды и туманности, планеты и галактики. И увидел Господь, что это хорошо! И перелил тогда Господь вторую треть. И стал различенный Бог непохожим на себя. Но сильно еще было Ничто в бездне, и потому непохожесть различенного Бога оставалась тождественной. И стало тождественное различие - сотворилась жизнь. И увидел Господь глазами жизни материю и отрекся от нее и сказал: "Я - не Ты". И тогда взорвалась жизнь мириадами своих форм, и увидел Господь, что это хорошо! И перелил тогда Господь последнюю - третью треть. И стал непохожий на себя Бог абсолютно непохожим. И не осталось больше силы у Ничто. И стало абсолютное различие - сотворился разум. И взглянул Господь глазами разума и увидел материю и отрекся от нее и сказал: "Я - не Ты". И второй раз взглянул Господь глазами разума и увидел жизнь и отрекся от нее и сказал: "Я - не Ты". И третий раз взглянул Господь глазами разума и увидел себя и отрекся от себя и сказал: "Я - не Ты". И тогда вышел из Небытия Человек. И стал Человек возделывать землю и пасти скот, возводить жилища и добывать огонь, петь стихи и ваять красоту... И увидел Господь, что это хорошо и обрадовался, потому что творения рук человеческих были неведомы ему, а значит и не могли наскучить.

 

Но придумал Человек лук и стрелы, копья и длинные ножи и стал истреблять себе подобных... И увидел все это Господь и огорчился, потому что грустно было наблюдать, как разум уничтожает себя и свои творения.

 

Но изобрел Человек машины, построил заводы, овладел энергией атома и возгордился без меры и забыл в себе человека. И поворотились вспять реки, перестала нереститься рыба, ушел из леса зверь, застонала израненная земля. И увидел это Господь и испугался, потому что в своем безумном могуществе Человек способен уничтожить созданный Им мир - и разум и жизнь и самою материю. И понял Господь, что он бессилен остановить это безумие, потому что могущество Человека не уступает его могуществу.

 

И заплакал тогда Господь и сказал Человеку: "Я создал тебя равным себе. Ты равен Богу, и поэтому я не могу ни помочь, ни помешать тебе. Ты равен Богу, и поэтому я оказался лишним в этом мире. Ты равен Богу, и поэтому судьба этого мира - твоя судьба, его бессмертие - твое бессмертие, его гибель - твоя гибель. Помни это, а мне пора уходить".

 

И ушел, растворился в небытии Господь Бог, чтобы творить другие миры и искать в них покоя и благости, а покинутый Им мир продолжил свой путь к своей, неведомой теперь, судьбе...

Эпилог.

В министерстве философской промышленности мне сказали, что все было не так, а как было - не сказали...

 

 

X
Загрузка