Русская философия. Совершенное мышление 331. Будда и буддизм 2

 

 

   (Будда и буддизм 1)

 

Представления и знания формируются в зависимости от направленности внимания, а не наоборот. Так откуда взялись и получили такое широкое распространение сначала в Европе, а потом и мире, представления и знания об индийской культуре, так сильно отличающие ее от культуры европейской и русской? Разве мы настолько чужие друг другу? Конечно, нет. Дело в том, что чужими, необычными, странными, если не враждебными, показались европейцам в начале знакомства с ними индийские йоги. Позже те же европейцы стали восхищаться и увлекаться йогами, но формирующее представление уже сложилось и дало свои плоды. Теперь мы знаем йогов, особенно буддийских, как тех, кто стремится к аннигиляции жизни. Мы легко находим и выделяем в их делах и словах то, что подтверждает наши представления, но теряем при этом полноту восприятия индийской культуры. Культуры, родственной нам, европейцам и русским.

В каком состоянии находится апостол Павел? Он жив? Мертв? Он рождается? Нет. Он умирает? Нет. Страдает он или находится в блаженстве? Как он может страдать, если жив богом? Как он может находиться в блаженстве, если люди и другие живые существа страдают? Он достиг просветления? Да. Он освободился? От земной жизни да, но является ли земная жизнь единственной формой жизни? Апостол Павел жив, он существует. Но какова форма его существования? Какова форма его жизни? Мы себя не знаем, как мы можем знать индийцев? Поэтому забудем себя и продолжим вглядываться в путь Будды.

Повторю, представления и знания формируются в зависимости от направленности внимания, поэтому представления, знания и йогические методы Будды будут определяться его стремлением избавить все живое от страданий. Достижение просветления и освобождения через полноту исполнения кармических обязанностей и искреннее поклонение в длинном цикле перерождений, как это было распространено в Индии, было слишком медленным и слишком ограниченным для Будды. Для него было существенно важно, чтобы каждый должен иметь возможность вступить на путь освобождения и достичь освобождения за время своей жизни. Для этих целей лучше всего подходит практика созерцания мира как мгновенного появления и исчезновения элементов (дхарм).

Все существующее есть взаимозависимое возникновение и исчезновение дхарм, их мгновенное сочетание, которое можно корректировать особыми йогическими методами. Мгновенность появления и исчезновения дхарм позволяет выделить и погасить те сочетания, которые были определены прошлым данного живого существа (временные причины и зависимости, Щербатской называет их вертикальными). Независимость появления и исчезновения каждого элемента (дхармы) от других позволяет выделить и погасить те сочетания элементов, которые определены настоящим данного живого существа (наличные или горизонтальные, по Щербатскому, причины и зависимости).

Все есть мерцающее сочетание элементов (дхарм). Каждое живое существо есть мгновенно вспыхивающий и гаснущий поток элементов. Вступивший на путь Будды посредством определенной техники созерцания или медитации может вносить изменения в этот поток, постепенно, шаг за шагом корректируя как присутствие в нем некоторых элементов, так и действующие в этом потоке взаимозависимости, то есть совместное появление разных элементов. В мире элементов нет предметов – людей, гор, звезд, растений, океанов, но есть лишь мерцание сочетаний элементов. В этом мгновенно вспыхивающем и гаснущем мире есть только силы, связывающие элементы в комбинации, которые медленному восприятию предстают как предметы существующего мира. Страдание является следствием появления в потоке, образующем живое существо, определенных элементов и их связи с другими элементами. Точнее, появление этих элементов и образует поток, бег, мерцание, преобразуя жизнь в форму колеса перерождений.

Элементами, производящими вихревое движение, являются незнание, невежество, забвение, тщеславие, эгоизм, ненависть, зависть, агрессия и др. Например, невежество (незнание) относительно подлинной природы отшельничества, аскетизма, йоги, просветления и освобождения в индийской культуре породили в западной и русской культурах неконтролируемый поток искаженного восприятия и понимания этих феноменов. То, что имело основание (но не оправдание) в прошлом, автоматически, в соответствии с кармическими механизмами, воспроизводится сейчас как предрассудок, само собой разумеющееся представление, на котором строится восприятие и понимание индийской культуры, в том числе, и буддизма. Откройте любой учебник, монографию или статью о буддизме и вы найдете там именно это, – неконтролируемый вихрь элементов, столб пыли, поднятый первыми исследователями индийской цивилизации. Вихрь страдания, заставляющий нас снова и снова, бесконечно повторяться в наших заблуждениях.

Этот вихрь, поднятый и удерживаемый в своем движении элементом (дхармой) незнания, имеет силу только до тех пор, пока мы не оставим элементы эгоизма и тщеславия вне созерцания. Незнание не имеет собственной энергии или силы для появления, оно возникает только во взаимозависимости с другими элементами, здесь – тщеславием и высокомерием. Первые исследователи индийской культуры, в силу определенных причин, прежде всего, в силу очевидной для них отсталости Индии по сравнению с развитой Европой и Новым Светом, допустили в свое восприятие и понимание Индии высокомерие, которое, в свою очередь, оживило элемент незнания, сочетание которого с высокомерием запустило снежный ком перерождений искаженного знания. Этот ком давит и на нас, автоматически, сам по себе, только потому, что такова природа сочетания элементов высокомерия и незнания. Я не живу прошлым, я не воспринимаю русскую культуру, как и любую другую, выше индийской, как и любой другой, я пуст, насколько это возможно. Чем более пусто созерцание, тем более полон его предмет.

Итак, колесо перерождений не без начально, оно имеет свое начало и будет иметь свой конец. Оно началось с того, что в жизнь существ были допущены такие сочетания элементов, которые привнесли в эту жизнь силы, порождающие неконтролируемое движение элементов, образующих поток, и заставляющие эти живые существа (каковы бы они ни были) почти бесконечно рождаться и умирать. Колесо перерождений остановится тогда, когда из жизни существ будут удалены сочетания элементов, формирующих эту жизнь как страдательный поток перерождений. Жизнь не исчезнет, но она изменится, примет другие формы.

То, что мы знаем только такие, страдательные формы жизни, не удивительно. Удивительно то, что мы полагаем их единственно возможными. Не удивительно то, что мы приписываем такое же понимание всем вокруг, в том числе, самим индусам. Удивительно то, что мы не замечаем за собой этого. Мы так привыкли к своей жизни, что не хотим знать ничего другого. Наше внимание направлено на нас самих, оно закольцовано на нас так, что за частоколом себя мы даже не можем вообразить ничего другого. Только знакомые, привычные, набившие оскомину, но все же такие уютные формы. Индия не такова: она развернута к разнообразию жизненных форм, стремится к ним и достигает их.

Среди тех, кто сделал это, то есть создал новую форму жизни, был и есть Будда.

Последние публикации: 

X
Загрузка