Русская философия. Совершенное мышление 329. Коротко о приближении потопа

 

 
            
 
 

 

Просмотрев вторую часть книги Валерия Подороги «Мимесис», которая посвящена Достоевскому и которая столь же омерзительна, как и первая, посвященная Гоголю, обращу внимание не на ее содержание, а на то, что она нам может дать как матрица состояний или феномен. Действительно, что дает нам рассмотрение жизни и творчества Гоголя как произведения его прямой кишки?

Смех, печаль, восторг, покой, сострадание, веселье, раздумье, радость, восхищение? Или раздражение, пренебрежение, злорадство, омерзение?

Жизнь каждого человека можно рассмотреть и описать как действие его прямой кишки, желудка или потовых желез, поскольку у каждого человека есть прямая кишка, желудок и потовые железы, но только ценой тотального извращения, здесь - извращения жизни, личности и произведений Гоголя. Извращение порождает извращение.

Зададим простой толстовский вопрос: зачем? Зачем это делать? Ради объективности? Но какая к черту объективность в том, что в основе жизни и творчества Гоголя находится анальная матрица его личности?! Почему Подороге грезится, что миллионы и миллионы бывших, настоящих и будущих читателей Гоголя в восторге от анальной эстетики? Да потому, что таков действующий и витающий сейчас в воздухе запрос, душок времени, который, конечно, прямо не сформулирован, но вполне отчетлив.

Напыщенная и состряпанная из ворованного у других трилогия «Гоголь» не остановится на Гоголе, следующими персонажами «творческого» извращения станут Пушкин и Лермонтов. Потом Толстой и Достоевский. Почему нет? Если прокатило то, почему не прокатит это? У извращения нет предела. Как у мерзости нет своей формы, поэтому нет своих границ. Извращение и мерзость заполняют любую более или менее распространенную форму, даже наиболее современную и прогрессивную, им все равно, ведь в любом случае они заполнят ее собой, извращением и мерзостью. В этом смысле жизнь и творчество Гоголя или Пушкина как популярные формы подходят так же, как демократия и свобода слова, - они легко заполняются чуждым им содержанием. Вот действительный смысл мимесиса (подражания) Валерия Подороги – наполнить как жизнь и творчество Гоголя, так и содержание русской культуры, мерзостью.

Если вокруг тебя прибывает мерзость, поднимаются воды мирового океана.

Последние публикации: 

X
Загрузка